Полу мэры

28 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 182

Социологические опросы рисуют безрадостную картину: проблема местного самоуправления по-настоящему волнует только 2% москвичей. Большинство вообще не представляет, кто и как управляет мегаполисом, полагая, что все вопросы, начиная от строительства новых дорог и заканчивая установкой общественных туалетов, решает лично Лужков.

Отчасти это действительно так: мэр по привычке держит подчиненных в “ежовых рукавицах”. Однако эксперты предсказывают, что с каждым годом эта железная хватка будет ослабевать. Кремль упрямо навязывает региональным лидерам новый подход к местному самоуправлению. На самом верху вновь популярен тезис о кухарке, которую можно научить управлять государством.


Депутат Мосгордумы, член Комиссии по местному самоуправлению Дмитрий Катаев был единственным, кто голосовал и против московской реформы МСУ, и против предложений комиссии Дмитрия Козака. Почему?

— Москвичи, конечно, никаких перемен не заметят. Как вы правильно говорите, эти проблемы их абсолютно не интересуют. Но раньше, когда органами МСУ были выборные управы, у жителей хотя бы была возможность вмешаться и повлиять на результат принятия решения. Теперь такой возможности нет. Поскольку управы стали органами исполнительной власти, то и действуют они в интересах этой власти, а не самих жителей. Уже, насколько мне известно, согласован памятник на Патриарших, против которого протестуют москвичи. И строительство развязки на площади Гагарина — тоже. То есть ситуация кардинальным образом меняется... Москвичи теперь могут только жаловаться. Это единственное право, которое им пока оставили. Очень жалкое, согласитесь, право.


В Москве история местного самоуправления (МСУ) насчитывает почти 300 лет, однако нынешнее начальство считает, что самыми трудными были последние 12. Что только не вытворяли в начале 90-х райкомовские начальники, неверно истолковавшие не имеющую к ним никакого отношения ельцинскую фразу “берите суверенитета столько, сколько сможете унести”! И границы районов пытались изменить, и жить по своим собственным законам и понятиям.

Ленинский район стал требовать закрытия позорящего его честь Института судебной психиатрии им. Сербского. Пресненский район пытался ограничить свое воздушное пространство, дабы людям не мешали спать пролетающие над столицей самолеты. Нынешний председатель Московской городской думы Владимир Платонов о беспределе той поры вспоминает с ужасом, считая, что Москву от распада спасло тогда только чудо.

С тех пор столичные власти не на чудеса предпочитают надеяться, а держать ситуацию под своим строгим контролем. В 1995 году был принят устав г. Москвы, по которому правительство столицы стало одновременно считаться и органом государственной власти, и органом МСУ. Такая форма в первую очередь устраивала Юрия Лужкова, предпочитающего авторитарный стиль правления, а что касается самих москвичей, то им было абсолютно все равно. Все свои насущные проблемы они по-прежнему решали в ЖЭКе и собесе, а о деятельности префектур и супрефектур имели, как показывают опросы того времени, весьма смутное впечатление.

Тем не менее в 1997 г. власти “в интересах жителей города” утвердили положение о районных собраниях — наиболее демократичных органах местной власти, а в 1999 г. провели выборы советников этих собраний. Но поскольку собраниям никаких полномочий, кроме совещательных, не дали, москвичи эти выборы чуть не сорвали. В декабре 99-го 20% избирателей проголосовали против всех, а весной на довыборы пришло и вовсе 11%. Хорошо хоть закон сформулирован таким образом, что количество проголосовавших значения не имеет. Один человек дошел до урны — и то спасибо. В результате многие советники были избраны 3—5% жителей района. А большинство москвичей об их существовании вообще так и не узнали.

Бунт на корабле

Уже в 2001 г. “отцы города” были вынуждены проводить новую реформу МСУ. Сначала СПС, а с подачи правых и Верховный суд потребовали привести устав Москвы в соответствие с федеральным законодательством и разграничить полномочия властей. За правительством Москвы закрепили функции органа государственной власти. А местное самоуправление передали на уровень районных управ (бывших супрефектур), обязав город по-прежнему финансировать их деятельность. Разумеется, мэрию это совсем не обрадовало, но с Верховным судом не поспоришь. Особенную “радость” вызывало то обстоятельство, что во главе некоторых управ встали “старые знакомые” — те самые райкомовские шишки, которые некогда требовали ограничить районное воздушное пространство и убрать куда подальше неугодных соседей. Сколько ни пытались столичные чиновники оказать давление на избирателей, ничего не помогло. Народ избрал тех, кого знал, — бывших партийных деятелей.

По некоторым данным, 1/4 новых местных начальников отказывалась перерегистрировать предложенный им “сверху” устав. Многие советники районных собраний перестали ходить на традиционный инструктаж в префектуру, предпочитая общение с представителями классически оппозиционных московским властям партий — СПС, “Яблоко” и КПРФ. Над столицей нависла угроза, что если не сегодня, то завтра уж наверняка управы дойдут до той степени осознания собственной свободы, когда вовсю начнут принимать собственные законы и постановления. И то, что позволено делать в одном районе, будет запрещено в другом. И так далее, и тому подобное до полного развала единой городской структуры.

Как сказали “МК” в кулуарах мэрии: “Мы бы дали районам столько полномочий, сколько они захотят. Нам не жалко. Но для этого мы должны быть уверены, что все эти 123 независимых руководителей абсолютно вменяемы и никому из них не придет в голову самостоятельно обеспечивать работу канализации или менять маршруты общественного транспорта. А откуда возьмется такая уверенность?”



По Сеньке и бабки

Лафа районных начальников продолжалась недолго. Уже летом 2002 г. Лужков озвучил свои жалобы и предложения президенту и, заручившись его молчаливой поддержкой, взялся за новую, уже третью за последние 5 лет, реформу городского самоуправления. Районные управы заменили на управы районов. С точки зрения русского языка разницы никакой, но в реальности она существует. И весьма значительная.

Новые управы больше не являются органами МСУ. Они напрямую подчиняются префектурам и далее правительству города. (Насколько важна для отцов города эта реформа, можно судить хотя бы по тому, что прежний Комитет территориальных органов исполнительной власти был преобразован в Департамент.) Глава управы снова, как это и было до 2001 г., назначается мэром. Лужков, как и прежде, волен “казнить и миловать”, т.е снимать не справившихся или чересчур самостоятельных. Но поскольку таких скорее всего не будет (все-таки в мэрии умеют подбирать кадры), то количество полномочий, переданных местным органам теперь уже исполнительной власти, существенно выросло. Им доверили не только благоустройство и социалку, но и участие в дележе горзаказа, проведение инвестиционных конкурсов, поиск застройщика, выделение земельных участков и т.д.

Деньги на осуществление всех этих и многих других функций заберут у старых районных управ, которые впредь становятся органами МСУ. Избранные ранее советники будут называться депутатами, а районные собрания — муниципальными собраниями. В тех районах, где бывшего главу не взяли в новую управу, он становится главой муниципалитета и продолжает руководить муниципальным образованием. Вот, правда, полномочий у муниципалитетов пока никаких. Да и денег тоже. Весь их бюджет составляет… 0,15% бюджета города, или на каждый орган МСУ приходится всего по 6 млн. рублей в год. Любопытно, что похожую сумму выделили депутатам Мосгордумы на обустройство своих приемных. Но депутатов всего 35, а жителей в районе почти 100 тысяч. Соответственно на нужды каждого, как уже подсчитали эксперты, можно затратить не более 50 рублей.

Осенью 2002 г. советники районных собраний и главы старых управ пытались оспорить новую концепцию МСУ. Но у них ничего не вышло. Теперь им остается или смириться, или вступить в открытую борьбу со столичными чиновниками. Орудия для такой борьбы у них на самом деле есть. И весьма внушительные. Во-первых, это 132-я статья Конституции, гласящая, что “органы местного самоуправления самостоятельно устанавливают местные налоги и сборы”. Во-вторых, Бюджетный кодекс, по которому местные бюджеты обязаны располагать собственными источниками доходов (земельный налог, налог на рекламу, налог на имущество физических лиц, налог на дарение плюс доли федеральных и региональных налогов), а не ждать подачек из городской казны. Вот муниципалитеты и потребуют того и другого и побольше. И суд скорее всего окажется на их стороне. Правда, судиться пока готовы немногие. Только 8 муниципалитетов открыто заявили о своем уходе в оппозицию и создали Конгресс самостоятельных муниципальных образований в противовес опекаемой мэрией ассоциации. Ожидается, что со временем к ним присоединятся еще 4—5. Но 13 против 110 — силы явно не равные.

Кроме того, есть большая вероятность того, что последнюю реформу МСУ в столице закрепит новый закон “Об общих принципах организации местного самоуправления”, который 21 февраля начала рассматривать Госдума. В мэрии даже не скрывают, что все написанное в этом законе о Москве и Санкт-Петербурге готовилось в тесном контакте с властями столицы. И соответственно полностью их устраивает. “Заместитель мэра Анатолий Петров часто встречался по этому вопросу с автором законопроекта Дмитрием Козаком. И насколько мне известно, Козак лично от Путина получил указания слушать его очень внимательно”, — сообщил “МК” депутат МГД Дмитрий Катаев.



ДЕЗ всему голова

Москва и Санкт-Петербург могут выбирать из двух предложенных им схем организации местного самоуправления. По первому варианту органом МСУ становится правительство города. По второму — эти органы образуются внутри муниципальных образований — районов. А это московское правительство уже проделало. Второй вариант Козака есть не что иное, как последняя реформа МСУ Лужкова. Точно под копирку писали. Получается, московский мэр снова впереди планеты всей. Федералы только-только раскочегарились, только-только писульку составили и депутатам подложили, а в Москве уже все работает. Вот только для кого?

Самое удивительное, что москвичи по-прежнему ничего не замечают. Никаких перемен. О новой реформе МСУ слышали не более 5% населения, да и они окончательно запутались. Куда делся глава районной управы? Кто такой глава района? Где находится муниципалитет? Впрочем, справедливости ради надо сказать, что горожане и раньше не часто посещали органы местного самоуправления. Только 8,4% москвичей дошли со своими жалобами до районной управы. А большинство (73% опрошенных), не выпендриваясь, обратились в ДЕЗы. Именно ДЕЗы являются для нашего населения самой доступной, а главное — дееспособной властью. Круг их деятельности не ограничен инструкцией, которой руководствуются начальники управ. Они и обращения граждан разбирают, и жилье ремонтируют, и дороги чинят, и дворы благоустраивают. Не всегда, конечно. Но зато жители свято верят, что это в их силах. Кстати, с января 2003 г. по вопросам платежей надо обращаться в Расчетные центры, а не в сами ДЕЗы. Благо что заседают они в соседних комнатах.

Недавно на Новоорловской улице приключилась такая история. Одна дама открыла парикмахерскую: стригла, брила, ногти шлифовала — все как положено. А другая дама — тоже как положено — кляузы строчила: что, мол, из-за парикмахерской у нее в квартире дышать нечем и вообще стрижки там делают специфические, совсем не в том месте, где положено. Как вы думаете, кому она писала? Правильно, Юрию Михайловичу Лужкову и в ДЕЗ. Потом наша писательница от слов к делу перешла: стала клиентов парикмахерской кипятком поливать. Кто, по-вашему, пришел разбирать конфликт? Правильно: начальник ДЕЗа. А еще милиционер. А еще старшая по подъезду. Только Юрий Михайлович не пришел. Ну да суть дела не в этом, а в том, что для среднего москвича это и есть система столичной власти: мэр, начальник ДЕЗа, участковый и общественница. И никаких промежуточных звеньев.



* * *

Что касается вопросов самоуправления, то москвичи к ним абсолютно равнодушны. 50% не хотят участвовать в местных выборах. 78% даже в страшном сне не могут представить себя на посту главы муниципалитета. Как сказала на прениях в Думе депутат Галина Хованская: “Исходя из сложившейся ситуации, надо бы признать право жителей на отказ от органов местного самоуправления”. Но Хованскую закидали шапками. Раз мы решили строить настоящую демократию и даже Европейскую хартию по местному самоуправлению подписали, то так тому и быть. А москвичи еще просто не осознали своего счастья.

И, видимо, уже никогда не осознают. Ведь новая реформа МСУ, если к ней приглядеться повнимательнее, на самом деле не что иное, как старая сказка про “кухарку у руля государства”. Конец которой всем хорошо известен. Кухарка по-прежнему машет половником и жалуется на плохое качество продуктов. А у руля стоят совсем другие люди.






Партнеры