В Москву приехала армия спасения

28 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 158

В Финляндии есть всего два режиссера с мировым именем. Их зовут Аки Каурисмяки и Мики Каурисмяки. Впрочем, пальма первенства заслуженно принадлежит младшему из братьев, безумному Аки. Культовому финну, давно обеспечившему себе место в сонме великих европейских маргиналов. Его последнюю картину, “Человек без прошлого”, в Москву приехали представлять исполнители главных ролей — Кати Оутинен, получившая на последнем Каннском фестивале приз за лучшую женскую роль, и Марку Пелтола — исполнитель главной мужской роли. Финны по национальности и славяне в душе.

Человек, уснувший в незнакомом городе на лавочке, был избит хулиганами и потерял память. После того как все больничные аппараты зафиксировали его смерть и тело было накрыто простыней, он поднялся, посмотрел в зеркало на свое забинтованное лицо, вернул в нужное положение сломанный нос и пошел куда глаза глядят. Новый дом стоил ровно сто марок в неделю, платить нужно было без задержек, иначе собака по кличке Каннибал откусит должнику нос, что крайне обременит его дальнейшее существование. Деньги за жилье собирал полицейский, предупредивший, однако, что в случае чего продаст арендатора с потрохами, “как продали Христа”. Так потерявший память начал новую жизнь — без имени, без страхового полиса, счета в банке и прочего. Зато герои Каурисмяки живут просто — наслаждаясь жизнью. Эти трогательные, странные, добрые и немного сумасшедшие люди будто из другого мира. Они могут влюбиться в любом возрасте, и избранницей станет девица за сорок из Армии спасения, живущая в общежитии, затыкающая щель под дверью ковриком и вечерами слушающая рок-н-ролл, а ее избранником — человек без имени, без прошлого, но с добрым сердцем.

Великолепная Кати Оутинен, сыгравшая в восьми фильмах Каурисмяки, приехала в Москву на премьеру и дала интервью “МК”:

— Вы решили стать актрисой, когда впервые вышли на сцену…

— Да, так и есть. Правда, мне тогда было всего 12 лет. Я сыграла маленький эпизод в балетном спектакле и поняла, что хочу жить на сцене, стать членом этой команды. Мне хотелось использовать не только язык тела, но и голос. Финский язык — очень богатый, но не такой, как русский.

— Вы сыграли в тридцати фильмах. Вы знамениты у себя дома?

— Сейчас — да. У меня же самая обычная внешность, и я до сих пор передвигаюсь на автобусе и метро. Но после Канна люди стали подходить ко мне и говорить, как они гордятся мною… Но, понимаете, мне уже сорок, и я шла к этому двадцать восемь лет. Я стараюсь держаться от славы в стороне. Актерская профессия требует полной концентрации.

— Вы часто работали с Каурисмяки. Что он за режиссер?

— Он всегда хочет сделать все как можно лучше. Он работает по интуиции: приходит на съемочную площадку и начинает думать, иногда меняет сценарий. И всегда старается сделать так, чтобы все чувствовали себя комфортно. И еще — он всегда использует первый дубль. И любит работать с одними и теми же людьми, он отдает им все во время работы: он импровизирует сам и импровизирует с нами. Если он доверяет актеру, то позволяет ему положиться на собственную интуицию.

— Вы готовитесь к роли, знакомитесь со своими прототипами?

— Да, я даже познакомилась с теми, кто работает в Армии спасения. Мне было интересно увидеть их обычную, будничную жизнь. Ведь каждый день они приносят людям радость, и этим счастливы. Но в какой-то момент я поняла, что это неправильно. В том смысле, что мне как актрисе надо играть, переживать эти чувства, а не копировать.

— Ваша героиня очень одинока. Вы чем-то похожи на нее?

— Да, немного. У меня очень много друзей, но я знаю, что такое одиночество, потому что в моей жизни были такие моменты. Для актера вовсе не обязательно быть действительно одиноким — у него есть воображение, этого достаточно.

— Аки предлагал вам новую роль?

— Да, он говорил об этом. Я, конечно, согласна. Аки считает, что все должно держаться в строжайшей тайне. У него сейчас три проекта, никто не знает, какой из них он выберет.

— У вас бывают предложения от других режиссеров?

— Иногда. Знаете, киноиндустрия — такая несправедливая штука… Тут нужны молодые лица, юная кровь, а мне уже все-таки сорок. И, кроме того, режиссеры боятся того моего образа, который создал Аки. Я компенсирую это работой в театре, сейчас даже стала преподавать в театральной школе, где и сама одновременно учусь. Актерство — профессия, которая должна передаваться из поколения в поколение. А студенты всегда полны энергией, новыми идеями.

Мужчину, потерявшего память, сыграл Марку Пелтола. Истинный славянин в душе, в чем сам и признался в интервью “МК” перед премьерой.

— Вы сыграли человека, которому пришлось начать все сначала. У вас не было такого желания?

— На самом деле человеку никогда не приходится менять свою жизнь, потому что все происходит само собой. Ты взрослеешь, и мир вокруг тебя тоже меняется. Но, конечно, мне бы не хотелось, чтобы изменилась моя личность. Хотя, если подумать, во мне есть пара вещей, которые я хотел бы изменить. Но вам я этого не скажу — это слишком личное.

— Правда, что финны очень закрытые люди?

— Мне кажется, что мы очень похожи на русских. Мы очень спокойные, даже тихие люди. У нас есть по крайней мере еще одна общая черта: мы очень меланхоличны. При этом настроение у нас может измениться за минуту: сейчас мы можем радоваться, а через пару минут грустить.

— Финны любят выпить, как и русские?

— Да, это правда. Но буквально на прошлой неделе в Финляндии была опубликована статистика, где приведены цифры, сколько мы употребляем алкоголя. Получилось, что слишком много...

— Говорят, у вас есть свой театр-ресторан?

— На самом деле в этот театр входит целая группа людей, я лишь один из них. Мы ставим современные пьесы финских авторов, авангард. И я сам иногда ставлю классику. Прошлой осенью, например, я поставил “Преступление и наказание“ Достоевского.

— Вы сыграли в 4 фильмах Аки. Как он работает на площадке?

— Во-первых, ему нужно абсолютно во всем доверять. Потому что Аки точно знает, что он делает и какой результат хочет получить. И только в этом случае актер чувствует себя рядом с ним в полной безопасности. Иногда очень тяжело находиться рядом с ним часами. Но, с другой стороны, Аки — очень смешной и легкий человек. Я уверен, что Аки очень профессионален, для меня он номер один в мире вообще.

— Вы были расстроены решением каннского жюри отдать “Золотую пальмовую ветвь” ленте Романа Поланского “Пианист”?

— Ну так нельзя говорить: все идет своим чередом, как должно быть. Я видел “Пианиста“ и, честно говоря, был немного удивлен. На самом деле меня удивляет не то, что “Человек без прошлого” не получил награду, а то, что ее получил именно “Пианист“. Мне кажется, что Поланского наградили просто за достижения всей жизни. Но это только догадка.

— Но теперь у вас есть шанс получить “Оскар”...

— Да, от “Оскара” мы не станем отказываться!




    Партнеры