Дед перестройки

1 марта 2003 в 00:00, просмотров: 453

Сегодня рабочее место экс-Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева находится в 15 минутах езды от Кремля. Но это в том случае, если добираться на машине с мигалками. А если общественным транспортом, учитывая многочисленные пробки на Ленинградском проспекте, то можно потратить и час.

Кабинет, в котором трудится Михаил Сергеевич, напоминает партийные апартаменты: все добротно, без излишеств. Под стать своему хозяину. Он, как всегда, одет по последней политической моде: темно-синий костюм, шелковый галстук в тон, светло-синяя рубашка, очки в золотой оправе.

В последнее время экс-Президент СССР уж очень занят. Постоянные встречи, переговоры и конференции. А еще он принимает участие в съемках документального сериала “Секреты власти”, из-за которого Михаила Сергеевича в России не застать. То он в Америке у Буша-старшего, то в Израиле у Шимона Переса. Да еще остается время на экстравагантные проекты — озвучание сказки “Петя и Волк”, где Михаил Сергеевич читает вступительную речь.

О том, как живется-трудится в XXI веке экс-Президенту СССР, “МК” решил узнать, что называется, из первых уст. Мы отправились к Михаилу Сергеевичу на Ленинградский проспект, дом 39. Правда, на общественном транспорте...

“Живу не жирно, но на жизнь хватает”

— Михаил Сергеевич, в отличие от Ельцина вы живете не на “дотации от государства”, а зарабатываете своим трудом. На жизнь хватает?

— Да, теперь я и книги издаю, и лекции читаю. Сейчас проблем с деньгами уже нет. Серьезные трудности были в 92-м, 93-м годах. Тогда деньги в момент обесценились, и моя пенсия в четыре тысячи рублей ничего не стоила. И до ноября девяносто четвертого вообще никто не вспоминал о Горбачеве. А мне просто было неудобно просить, обращаться... Говорят, этим не хотел заниматься Борис Николаевич. Так некрасиво, ужасная, мелкая мстительность — даже не хочется вспоминать. К тому же в один день отобрали комплекс зданий, который был выделен под мой фонд. Трудно было.

— Как же вам удалось преодолеть финансовый кризис?

— Спасибо гонорарам, кредитам и пожертвованиям. И была та самая, прогремевшая на весь мир реклама пиццы. В России ее быстро прекратили транслировать. А те, кто рассчитывал, что эта реклама дискредитирует Горбачева, сильно огорчились. Еще бы! Ведь они узнали о хорошей реакции общества. Тогда все решили — молодец Горбачев, опять нашел выход из положения. По всему миру еще долго показывали эту “пиццу хат”. Но зато теперь у нас есть нормальные условия для работы.

— Какие же надо иметь гонорары, чтобы отстроить новое здание в центре Москвы?

— Не буду называть суммы. А то начнут говорить: “Ну чего ж ему не жить!” Скажу одно: за лекции в американских аудиториях мне платят, пожалуй, больше всех моих коллег. Но у меня и много затрат. На содержание Горбачев-фонда по минимуму нужно 800 тысяч долларов в год. Представляете? Это ж надо собрать.

— К миллионерам причислить вас нельзя?

— Нет, это слишком. Но семья полностью обеспечена. На сегодняшний день этот вопрос решен. Не жирно, но... Ничего не поделаешь, все дорого.



“Мне интересно быть журналистом”

— Уже больше года вы принимаете участие в съемках сериала “Секреты власти”, который продюсируют иностранцы — берете интервью у бывших глав государств. Каково чувствовать себя в роли журналиста?

— Мне очень интересно. И внучки поддерживают — они будущие журналистки. Я уже осилил серии с Колем, Геншером, Бушем-старшим, Шимоном Пересом... Но пока проект застопорился. Всего должны отснять двенадцать серий, но дошли до половины и остановились. Возникли проблемы с Папой Римским. Он против съемок. Фидель Кастро отказался, я даже не знаю почему. И Маргарет Тэтчер “подвела”. Здесь причина уважительная — она задействована в аналогичном проекте в Англии, поэтому ей с нами не совсем корректно работать. А вот Ясир Арафат согласен. Ему очень хочется поучаствовать в сериале — еще бы, ведь о Шимоне сделали хороший фильм.

— Когда снимался сериал, вы наведывались на ранчо к Джорджу Бушу-старшему. Не позавидовали тому, как живет экс-президент США?

— А чему завидовать? Он живет в своем родовом поместье в штате Мэн. У них все скромно, все разумно. Я очень ценю то, что они не склонны к какому-то стяжательству, показному шику. А вот библиотека... Ее строительство обошлось в 75 миллионов долларов, в отличие от здания библиотеки в моем фонде.

Вот только что получил от Буша-старшего письмо — приглашает в гости. Два года назад мы с Ириной и девочками были у него в гостях, целых три дня провели все вместе. Но сегодня я особенно чувствую, что нам есть о чем поговорить — время-то неспокойное. В американской прессе писали, что в семье Буша возникли споры: отец против военного разрешения конфликта с Ираком. Но эту тему быстренько приглушили.

— А Шимон Перес? В каких условиях он живет в Израиле — у него тоже усадьба или что-нибудь поскромнее?

— Я хорошо знаю Израиль и бывал там. Но во время съемок познакомился с местами, которых раньше не видел. Мы ездили к Голанским высотам. Причем на вертолете держались невысоко, это помогло лучше все разглядеть. Надо отдать должное этому народу — построили страну в пустыне. Там и зелень есть! Жилые дома простые, но хорошие, современные. Самое интересное — мы побывали там, где прошла свадьба и первая брачная ночь Шимона. Это очень красивое место, где река Иордан совсем узенькая. Между двумя деревьями, склонившимися над рекой, был сделан навес. Это и было приспособление для первой брачной ночи Шимона!

— Сегодняшний быт господина Переса, наверное, менее романтичен, зато более богат?

— Ничего особенного. Я был дома и у него, и у его сына. У них все просто. Они отличаются не богатством, а гостеприимством. Например, когда мы приехали к сыну, у него в небольшом доме собралось столько друзей! Все молодые, но уже солидные. С опытом работы в бизнесе, в политике. Особенно меня удивила простота в отношениях сына и отца. Интересный синтез — уважение и в то же время равноправие

— Во время этой поездки у вас была усиленная охрана?

— Какая же неспокойная страна Израиль! Во время съемок “Секретов власти” мы побывали на месте гибели премьер-министра Ицхака Рабина. Хочешь не хочешь, а задумаешься о секьюрити... И все же у нас не было какой-то повышенной охраны. За нами наблюдали лишь несколько человек.

Слава богу, ничего не произошло. Но в наш единственный выходной день раздался звонок — в 11 часов утра сообщили о взрыве нескольких автомобилей. А на следующий день вечером Пересу позвонил министр обороны. Что-то взорвали на шоссе. Хотели, видимо, подорвать министра, а он просто задержался по пути. И я чувствовал, какой напряженный разговор состоялся по телефону. Но Шимон очень твердо преодолевает эти испытания. Он человек решительный.



“Я не Петя и не Волк”

— Ваш последний проект — озвучивание сказки “Петя и Волк”. Долго раздумывали, прежде чем согласиться?

— Мне сразу понравилась эта идея. Симфоническая версия сказки выйдет на компакт-диске. Роли будут озвучивать Билл Клинтон и Софи Лорен. А я — вступительный комментарий. У меня там такой простой текст, чтобы ребята поняли. Ну что еще для детей могу сделать? Если можно было бы освободиться от всего, я бы только этим и занимался.

— Не пришлось брать уроки актерского мастерства?

— Нет, я же просто читаю текст, и притом по-русски. Но мне пришлось основательно подредактировать сценарий, а то принесли сухомятину какую-то. Я даже с Эдуардом Успенским консультировался. Он все-таки знает, что к чему. Эдуард меня поддержал. Правили до последнего момента. Уже через две минуты нужно было идти читать, а мы еще работали. Разговор с ребятами, я считаю, — это очень ответственно.

— А коммерческий интерес здесь есть?

— Все будет зависеть от продажи дисков. Софи, Билл и я получим равные суммы. Но я решил отдать деньги на финансирование экологических проектов “Зеленого креста”.

— Какие еще к вам поступали экстравагантные предложения?

— Например, в Сан-Ремо приглашали, на традиционный фестиваль итальянской песни. В первый раз мы там были с Раисой Максимовной, нас приветствовала огромная толпа. Я должен был обратиться к людям. Обращение шло на 350 миллионов телезрителей. В следующий раз тоже согласился выступить, но уже без Раисы…



“Одна внучка готовится к свадьбе, а другая хочет познать мир”

— Михаил Сергеевич, в конце прошлого года публика обратила внимание на вашу внучку Ксению благодаря тому, что она отправилась на Бал дебютанток в Париже. Ксения советовалась с вами, прежде чем туда поехать?

— Для моих девочек главная подружка и советчик во всем — мама. Вот с ней они шепчутся, у них какие-то свои секреты. Со мной разговор такой: “Ну как дела? — спрашиваю одну, другую. — Какие новости?” А они мне в ответ: “Да все хорошо”.

У меня старшая внучка вообще очень скромная. К примеру, она не любит давать интервью. Я уж ей говорю: “Слушай, Ксанка, тебе надо привыкать, все-таки занимаешься общественными связями...”

— Каким вы видите ее будущее?

— Знаете, что меня больше всего беспокоит? Внучки выросли — значит, я состарился...

Ксана — выпускница МГИМО, факультета международной журналистики. Проходила практику в компании “Видео Интернэшнл”. Ей очень понравилось — там работают молодые симпатичные ребята. Ксении поступило предложение там работать. Но об этом она после подумает, а пока что замуж собирается — в апреле свадьба. Проблем очень много, мы ищем подарки.

— Как Ксения представила своего избранника?

— Это был уже второй заход. В первый раз, с другим кавалером, все расстроилось. Тогда я отреагировал без энтузиазма, но сказал: “Это ваше дело”. А этот парень мне очень понравился. Кирилл самостоятельный, деловитый, с хорошими организаторскими способностями. Уже проявляется мужской характер. Отец и дед — моряки. Семья честная, порядочная. Получается так, что я среди них самый старший. Даже дед Кирилла помоложе меня! Я им говорю, чтобы они ко мне прислушивались.

Самое интересное, что мама Кирилла только что родила — девочке шесть месяцев. Я говорю внучке: “Ксанка, догоняй ее!”

— Говорят, ваша младшая внучка Анастасия не такая скромница?

— Да, удивительно — одна семья, одна атмосфера в доме, а дети такие разные! Маленькая не даст себя в обиду, умная, шустрая. Настя заканчивает школу и тоже по примеру сестры собирается заняться журналистикой. Они с подружкой ведут в “Новой газете” рубрику для подростков.

— А она собирается блистать в обществе, как старшая сестра?

— О, это вообще интересная история. Настя после поездки Ксении в Париж сама списалась с каким-то домом моды во Франции, где проявили к ней интерес. Вроде бы даже договорились об участии. Я на это так смотрю: они молоды, все пробуют, многим интересуются. Правда, пошли разговоры: вот этот Горбачев, вот его мораль, его внучки где-то там среди богатых. Какая разница, богатые или нет? Главное — они с молодежью.

— Мама девочек, ваша дочь Ирина, с вами проводит больше времени, чем внучки?

— С ней мы видимся почти каждый день. Или на работе в фонде, или дома. Ирина сейчас продала свою квартиру и за счет этого купила небольшой дом. Главное, что он находится за городом и в пяти минутах от меня.

Ира обо мне заботится. Иногда бурчит на меня, как Раиса Максимовна. Я ей говорю: “Ты ж не мать, это я тебя должен воспитывать”. А она мне: “Да хватит уже меня воспитывать, сама уже двоих воспитала!” Мы друг без друга не можем. Иногда сидим-сидим на работе, уже голова трещит от разных дел. А Ира говорит: “Слушай, есть одна идея!”. Поедем куда-нибудь, посидим, отдохнем. Нет, очень хорошие у нас отношения.

— Часто всей семьей отдыхаете?

— Обязательно отдыхаем все вместе. Едем куда-нибудь к черту на кулички. Последний раз проводили время на острове Крит. А до этого в Доминиканской Республике. Летом мои девочки любят отдыхать около воды. Мне-то уже не очень — жарко. Но все равно надо сопротивляться инерции, которая рождается в мои годы.



“Товарищ миллиардер”

— А вот злые языки утверждают, что никакой “инерции” у вас нет. Даже наоборот, распространяют слухи о ваших любовных похождениях с некоей калифорнийской миллионершей Диан Майер...

— Да, я слышал об этом. Но она просто друг нашей семьи. Впервые мы познакомились с ней еще при жизни Раисы Максимовны. Диан приезжала к нам со своими детьми. Сейчас разошлась с мужем. Троих детей воспитывает одна.

Она богатая женщина, хороший, образованный человек, очень демократичный. В молодости придерживалась левых взглядов... Сейчас она почетный президент “Зеленого креста” в США.

И вот в газетах чего только не напридумывали. Даже что я решил бежать с ее виллы! А я, главное, там и не был... Частенько бывают похожие ситуации. То у меня насчитают семь дач, то виллы где-нибудь... Я на это говорю: “Кто найдет — тому подарю!”

— Хотите сказать, что ни дач, ни вилл не имеете?

— Я живу на госдаче. Мне ее выделили как бывшему президенту. И еще есть трехкомнатная квартира на улице Косыгина. Там мы жили с Раисой Максимовной. Все осталось как при ее жизни. Даже вещи ее я все оставил, до последней мелочи. Ничего не тронул... Мы только прибираемся там, поддерживаем чистоту. Я частенько езжу туда, чтобы с ней пообщаться...

— Но ведь проходит время, которое, как известно, лечит все...

— Что я, жениться, что ли, буду? Раиса Максимовна — женщина, которую я любил еще с молодости, всю жизнь.

— Вас поддерживают близкие друзья?

— Было время, когда я с людьми держал дистанцию. Просто потому, что всем навстречу не пойдешь, а обижать людей не в моих правилах. Но, несмотря на эту дистанцию, мы были большими друзьями с Олегом Ефремовым. Хотя оба мы с правильной ориентацией, но очень дружили. Другого склада Михаил Ульянов. У него был творческий вечер “Объяснения в любви” 24 февраля, я тоже ходил объясняться ему в любви. У него большая внутренняя сила.

— Вы возглавляете социал-демократическую партию. Неужели всерьез рассчитываете на успех? Ведь был печальный опыт 1996 года, когда вы замахнулись на кресло президента и набрали всего полпроцента голосов...

— Тогда победил Ельцин. Но после него пришел Путин. Я был приятно удивлен, что молодой человек без опыта пришел и справился. Я высоко его ценю. А наша партия — альтернатива реваншизму КПРФ, которая хочет потянуть нас в старые порядки. Во главу угла мы ставим борьбу с бедностью.

— А как реагируют на ваше нынешнее политическое кредо западные коллеги?

— Иногда, например, мне приходится спорить с Тедом Тернером. Тед все время спрашивает: “Почему ты отказался от коммунизма?”. Я отказался от коммунистической модели, но я не отказался от социал-демократической идеи. А он мне: “Все же в коммунистической идее есть столько человеческого, гуманного!” Поэтому я его называю “товарищ миллиардер”...






    Партнеры