Адвокату правительства можно все

1 марта 2003 в 00:00, просмотров: 744

Во всем мире это называется коррупцией. У нас же — “оснований для вмешательства прокуратуры не имеется”. Больше трех месяцев назад (см. “Адвокат правительства”, “МК” от 7.12.2002 г.) мы рассказали о чудесном превращении известного адвоката и телезнатока Михаила Барщевского в госчиновника высокого ранга.

Уйдя на работу в Правительство РФ, г-н Барщевский умудрился сохранить за собой и адвокатский статус, дающий право заниматься частной практикой (в реестре адвокатов г. Москвы напротив его фамилии стоит №77/3889). Что это значит понятно каждому: хочешь решить неразрешимый вопрос — обращайся за консультацией в частную контору адвоката правительства, и все дела. Юристы усмотрели в этом факте нарушение аж двух основных законов — “О государственной службе” и “Об адвокатуре”, о чем и сообщили Генпрокурору Устинову.

Письмо гуляло по инстанциям долго, пока наконец зампрокурора Москвы Матюшов не разрешил сию “тонкую” юридическую коллизию в пользу... естественно, адвоката правительства. За три месяца прокурорские работники установили, что действительно “Барщевский М.Ю. и Новикова Т.В. (консультант отдела аппарата Правительства РФ. — Е.М.) имеют статус адвокатов”. Что ж, уже неплохо.

Открываем Закон “Об адвокатской деятельности” (п. 1 ст. 2) и читаем: “Адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью...” Как сообщили “МК” в аппарате Правительства РФ, адвокаты ежемесячно получают за свою работу зарплату (г-н Барщевский по оплате приравнен к замруководителя аппарата), что прямо запрещено тем же законом.

Перейдя на госслужбу, адвокаты-госчиновники находятся в служебном подчинении у своих начальников и, следовательно, обязаны неукоснительно исполнять их указания. Что опять же противоречит Закону “Об адвокатской деятельности” (п. 2 ст. 3), в котором основополагающим принципом деятельности адвоката утвержден принцип его независимости. Да и сам ответ зампрокурора Москвы Матюшова о том, что “включение в адвокатский реестр не влечет правовых последствий”, вызвал у адвокатский братии громкий приступ смеха, и они посоветовали уважаемому прокурору открыть все тот же закон.

Впрочем, из письма замначальника Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве Семина следует, что сами адвокаты о нарушениях прекрасно знали заранее: еще до вступления в силу Федерального закона “Об адвокатской деятельности” Барщевский и Новикова попытались приостановить свой статус. И поддержал их в этом президиум Московской городской коллегии адвокатов, чем превысил свою компетенцию. Впрочем, гуманное управление юстиции оценило этот хитрый маневр “как юридически ничтожный”.

“Блат сильнее Совнаркома” — была в советские времена такая поговорка. У Михаила Барщевского и его протеже Татьяны Новиковой, видно, с блатом все в порядке.

Потрясенная официальной отпиской и укрывательством очевидной коррупции на самом высоком уровне, адвокатская общественность вновь обратилась за разъяснениями к Генеральному прокурору Устинову. А заодно предложила провести бесплатный семинар по разъяснению содержания основных законов всем работникам городской прокуратуры...




    Партнеры