Абрам ищет Cару

1 марта 2003 в 00:00, просмотров: 757

У меня за стенкой живет еврейская семья. Когда кто-то интересуется у Софы: “Как дела?” — она сразу же смотрит на свой живот и вздыхает: “Рожаю понемножку”. Понемножку — это каждые полтора года ребенок. Тот, чье появление на свет ждут со дня на день, будет уже шестым. Спрашиваю: “Если для тебя дети обуза, зачем рожаешь?” Она: “Тебе нас не понять. У евреев другой менталитет. Дом должен быть полон, в прямом и переносном смысле”.

Я думаю: какой еще менталитет — все в одной Москве живем?

А тут смотрю, объявление в газете: “Еврейские свадьбы. Бесплатно” — и телефон...

— Ваши документы, пожалуйста, — по-милицейски строго попросила Лия Давыдовна, как только я вошла в прихожую. — Я не могу соединять сердца разных национальностей — евреи хотят жениться именно на еврейках.

Пришлось сознаться, что я не за мужем пришла, а из профессионального интереса. А вскоре и сама поняла, что если бы даже удалось уговорить сваху пойти на подлог, то я ни за что не прошла бы кастинг у местных женихов.

— Вот Изя, 30 лет, хочет, чтобы жена родила не меньше пяти детей, — листает сваха большую тетрадку с клиентами. Фотографий в ней — ноль, потому что “на карточке человек один, а в жизни совсем другой”. Зато требования льются рекой: чтоб умела готовить кошерную пищу, молилась и пела на иврите, имела отдельную квартиру и была согласна в любой момент переехать в Израиль...

За руку держал — женись

Свадебный обряд происходит в синагоге. Молодые стоят под хупой, квадратным красочным балдахином, по углам которого пришиты палки. За них четыре молодца натягивают ткань над парой. Хупа означает дом жениха. Невеста с родителями семь раз обходит вокруг суженого — окольцовывает его. А настоящее кольцо только одно — его жених надевает на палец супруге. Молодых забрасывают изюмом и конфетами, чтобы жили сладко. Вместо приданого родственники просто дарят новобрачным подарки. И самое главное, молодожены по закону не должны жить в одной квартире с родителями (сейчас уже не важно, с чьей стороны предоставляется жилплощадь). Правда, такая свадьба для самых религиозных. Большинство просто идут в загс.

— Глупость какая — крутиться под этим колпаком, — машет рукой шатхен, (в переводе с иврита — сваха) Лия Давыдовна, коренная москвичка.

...Анна долго не могла выбрать себе жениха по вкусу. И в 30 лет красивая, “как Элизабет Тейлор”, она хотела, чтобы избранник был как минимум Ален Делон. “Вековухой тебе оставаться”, — ворчала Лия Давыдовна. И вот к ней обратился молодой человек, у которого три года назад умерла жена. Требование к невесте было одно: чтобы ее звали Анной, как бывшую супругу. “Это судьба”, — решила Лия Давыдовна и дала телефон строптивой красавицы. Но на этом ее миссия не закончилась, пришлось руководить процессом.

— Сначала он пригласил ее на дачу. Я говорю: “Нет, Аня, что-то неладное, отказывайся”. Тогда он позвал в театр — значит, с серьезными намерениями.

Для несерьезных отношений шатхен не знакомит, а то люди не будут счастливы.

— Я не работаю с иногородними, хотя звонят со всей страны и из-за границы — вдруг просто хотят перебраться в Москву? А где есть выгода, там нет счастья.

Но некоторые не могут жить без обмана...

В бумагах Григорий фигурировал как 49-летний холостяк с высшим образованием. Всем обещал свадьбу с хупой. Потом сваха через свою агентуру вычислила, что ему уже за 60. Дальше больше: одна из девушек, которые с ним встречались, пожаловалась Лии Давыдовне, что престарелый донжуан пригласил ее в гости и там взял силой. Тут уж сваха сама стала обзванивать всех своих клиенток и выяснять, что было на свидании с Гришей. Оказалось, что еще одна побывала у него на квартире: “Очень красивая, но маленькая женщина… Видимо, ему не понравилась”. Елена притащила с собой котомку с гостинцами. Гриша открыл дверь, осмотрел ее с ног до головы, впустил. Но продукты зажабил: на стол не поставил. А вместо этого достал из холодильника тарелку, на которой красовались три разных бутерброда под пленочкой: с колбасой, с сыром и с красной рыбой. Явно не первой свежести. А вскоре хозяин ненавязчиво двинулся к телефону, куда-то позвонил и заявил: “Извините, меня срочно вызвали по работе”.

Шатхен была в бешенстве: “Я тут же вычеркнула его из своей картотеки!”

“Дети — наше все!”

Когда я допытывалась у своей соседки Софы, почему у них столько детей, она, не раздумывая, ткнула в священную Тору и процитировала: “Было сказано — плодитесь и размножайтесь”. И хотя этой книжке больше 5 тысяч лет, многие евреи в семейной жизни следуют ее наставлениям беспрекословно. Национальность ребенка до сих пор определяют только по матери. Если еврей, к примеру, женат на русской, то и дети у него русские. Поэтому до сих пор некоторые считают, что иудей не состоялся как мужчина, если не имеет детей от еврейской жены. В таких семьях растет аж по 10 малышей — во, мужики самоутверждаются!

Иосиф 30 лет прожил с русской женой, его дочка выросла и тоже успела выскочить замуж. И тут он опомнился:

— Самому мне 60, но жене не должно быть больше сорока — иначе не родит. Пусть много рожает. И обязательно — еврейка, — требовал Иосиф от свахи.

— Ребенка надо не только родить, но и на ноги поставить, — убеждала та жениха.

— Я долгожитель. Как мой дед и отец, — не сомневался клиент, но пару по требованиям пока себе не нашел.

Зато Лия Давыдовна на правах свахи иногда позволяет себе поступиться древними обычаями.

— Если мой клиент еврей только по отцу, то я интересуюсь, счастливы ли его родители в браке. Если они живут вместе уже много лет, то частичка чего-то национального есть в этой семье, и я принимаю клиента. А если отец с матерью давно в разводе, то извините.

Одна знакомая приехала из Израиля и рассказывает: “Ну все там позволяют своим детям! Сидим в ресторане, за соседним столом пара с двухлетним карапузом, он бросал на пол пепельницу до тех пор, пока не разбилась. Родители лишь мило улыбались. А что официантка? Принесла новую пепельницу, от которой тоже вскоре остались осколки”.

Писание не разрешает наказывать детей, а запрещать им что-то — значит ограничивать их творчество. Поэтому в синагоге даже во время службы носится и орет целая ватага малышни. Малец может подскочить к любому верующему и дать ему пинка (сама видела). И ничего ему за это не будет. Потому что дети, как говорят мои чадолюбивые соседи, это наше все.

Вырастают такие дети избалованными, но по гроб жизни обязанными родителям. Отсюда поговорка: если у русского две любимые женщины — жена и машина, то у еврея одна — мама.

Любишь сына — люби и маму

Сколько девушек ни договаривалось встретиться с Азарием на лавочке в Измайловском парке, все с ним так и разминулись. “Не пришел”, — в один голос жаловались обескураженные невесты. Сваха в их рассказах уловила общую нить: каждый раз вокруг назначенной лавочки наматывала круги одна и та же чета пожилых людей и придирчиво оглядывала потенциальных невесток. “Что же ты на свидания родителей посылаешь?” — спросила у пофигиста Лия Давыдовна. “Мне же некогда — учусь. А своим родителям я полностью доверяю”, — признался тот.

С 50-летним врачом Генрихом Лия Давыдовна уже два года заочно общается через маму. Невест они каждый раз берут охотно: стерпится — слюбится. Но через месяц-два свекровь исправно их гонит. То готовить молодуха не умеет, то вязать — всегда есть к чему придраться. Жених всегда солидарен с мамой.

Никак не удавалось сосватать и Марину — она недавно потеряла мужа и сына и не могла оправиться от горя. Сваха дала телефон властной маме: девушка вроде приглянулась той больше остальных. Месяц они с сыном ее успокаивали, а потом тоже отправили — не подошла. “Что же, меня никто и замуж теперь не возьмет?” — совсем расстроилась женщина.

— Но я ее все-таки пристроила. Дала телефон одному приличному человеку, — хвастается Лия Давыдовна. — Она меня к себе в гости пригласила, а там сюрприз — помолвка у них. Вся семья собралась, меня представили “великой шатхен”. А на свадьбу уже не пошла. Не люблю я эти церемонии...

— А знаете, — вдруг призналась Лия Давыдовна, — саму меня тоже когда-то сосватали. Причем насильно.

Мама Лии Давыдовны уперлась: “Выходи только за еврея”. — “У меня даже знакомых нет”, — пожимала плечами дочь. Родительница не расстроилась и в один прекрасный день привела в дом суженого. Молодая невеста сразу ему приглянулась, но девушка уверила маму: “Мы разведемся!”. — “Только через мой труп”, — услышала ответ. Пришлось покориться — старших учили уважать. В результате дочка мучилась двадцать лет: когда супруг приходил домой, у нее начиналась истерика. Лия ничего не могла понять и обратилась к врачу. Тот поставил диагноз: “Аллергия на мужа!”. Но развелись они действительно только после смерти матери: Лия сама нашла новую пассию для собственного мужа и свела их. Тут и открыла в себе талант соединять людей. Всю жизнь работала учительницей, а на пенсии стала свахой. Но не за деньги, а для души.

Счастье по расписанию

“Чтоб не пил и не гулял...” — просят женщины, сватаясь, ища жениха-еврея.

— Странные они... Это же не русские! У меня за 5 лет был всего один алкаш, — клянется Лия Давыдовна. — В смысле, он до сих пор есть — работник метрополитена. Трудно ему найти невесту. А то, что евреи самые верные, давно всем известно, — убеждена она.

А соседка Софа рассказала, что будет счастье, если не слушать злых языков. Например, однажды ей настучали, что ее Мойша якобы посетил публичный дом. Софа на него накинулась. А Мойша как ни в чем ни бывало:

— Да! Вот где я оставил носки и галстук...

Я бы убила, а Софа не растерялась: “Ну так беги за ними, а то уведут”. Так они и выяснили семейные отношения.

Бывает, Мойша придет с работы в плохом настроении: “Перемой полы заново — всюду разводы”, — прикажет жене. Софа послушно кивает, а сама идет гулять с младшим сыном: “Зачем перечить мужу, если можно молча все сделать по-своему”. Иногда ссора затягивается, и Мойша, обидевшись не на шутку, молча уходит из дома на всю ночь. Вначале Софа с ума сходила от ревности, а потом махнула рукой: “Да ну его”. Вскоре выяснилось, что ночует муж в синагоге.

Но верует он в меру, только касательно “продолжения рода”. Хотя семья исправно ходит в синагогу, потому что раз в месяц там раздают гуманитарную помощь для многодетных: рис, крупу и постный хлебец. Денег, которые несет в дом Мойша, в принципе достаточно, но: “Долгие страдания научили наш народ быть запасливым”, — вздыхает Софа и кладет очередной пакет пылиться на антресоли.

Желание застраховаться от всех грядущих бед сказывается и в другом религиозно-бытовом обряде: каждый месяц мои соседи ходят на Патриаршие пруды, идут целой делегацией из синагоги, супружеские пары вытрясают весь сор из своих карманов, избавляясь от грехов. Но настоящих хасидов сейчас в Москве не найдешь. Хотя иногда бывают курьезные случаи.

Клиентка плакала в трубку: “Я потеряла сына”. Сваха Лия Давыдовна думала: “Какая беда!” Но оказалось, что парень ударился в религию. “Я Валера, но я Шлома”, — представился он (религиозный человек меняет имя). Сначала он просил себе в жены хотя бы “половинку” — еврейку по матери, потом чистокровную, а вскоре и верующую. После брачной ночи такая жена обязана сбрить волосы на голове и носить всю жизнь парик. Шатхен только развела руками: таких нет.

Считается, что семейное счастье — в гармонии секса. И этот аспект строго регламентирован в еврейском писании: “Сексуальное влечение вызывает сильные эмоции и должно быть тщательно отрегулировано”— гласит брошюрка из синагоги.

— Две недели, считая с начала месячных, женщина не чиста и не должна касаться супруга — мы спим на разных кроватях. Потом жена ныряет в специальный бассейн в синагоге — микву, и очищается... — на полном серьезе говорит Софа.

Казалось бы, муж в период воздержания по бабам пойдет. Ан нет, по еврейскому закону он терпит, набирается желания и каждый раз, когда уже можно, любит супругу все с большей силой. Таков расчет. И поди возрази, что неверный...

Сеть еврейских свах и клубов знакомств в столице огромная. Только у одной Лии Давыдовны сейчас больше 2000 человек в картотеке. Работает она без выходных, с утра до вечера. Даже ночью трезвонит телефон — приходится отключать.

Молодожены не забывают, кому обязаны своим счастьем. На все праздники заваливают сваху подарками. А один сосед по лестничной площадке каждый раз при встрече говорит шатхен: “Спасибо за Машу”.

Кстати, сама сваха тоже не осталась внакладе: после 20 лет одиночества нашла себе мужа. Очередной клиент рассказал, что ему нужна женщина лет под 60, образованная и приятной наружности. Лия Давыдовна обещала подумать. Он позвонил минут через сорок: “Я хотел спросить: а может, вы сами одиноки?”

Они живут вместе уже 3 года. Счастливо.



Партнеры