Смерть до прыжка

3 марта 2003 в 00:00, просмотров: 2722

В первый день весны на аэродроме “Борки”, что в Тверской области, произошла трагедия. Через несколько минут после взлета прямо в воздухе разрушился самолет “L-410” чешского производства, на борту которого находились 2 члена экипажа и 23 парашютиста. Несколько счастливчиков, выпав из салона, успели раскрыть парашюты и благополучно приземлиться. Другие — погибли. Первая крупная авиакатастрофа этого года унесла 11 жизней.

Корреспонденты “МК” побывали на месте происшествия и пообщались с теми, кто отныне считает 1 марта своим вторым днем рождения.

...В ночь на воскресенье на авиационно-спортивной базе “Борки” никто не спит. Атмосфера очень напряженная, мужчины молчат и нервно курят, женщины едва сдерживают рыдания. Здесь уже собрались родственники и знакомые погибших. Еще позавчера вечером, когда из “Борок” стали поступать страшные вести, скорбный десант нагрянул сюда из Москвы и Подмосковья (большинство погибших парашютистов — жители столицы). Они-то и устроили нам страшную экскурсию.

Самолет упал за дачным поселком, в лесу. Обычно здесь ни пройти ни проехать. За сутки после трагедии люди протоптали небольшую дорожку, но все равно снег очень глубокий — приходится обвязать ступни полиэтиленовыми пакетами, чтобы не провалиться и не промочить ноги.

Идем по тропке. Первое, что бросается в глаза, — это хвост самолета. В отличие от носовой части воздушной машины, которая довольно прилично обгорела, он почти не пострадал.

Когда начинаешь озираться кругом — понимаешь, какой ужас пережили люди в последние минуты. Кое-где снег обагрен кровью. В сугробах видны вмятины, оставленные человеческими телами. Случайно наступаю на чью-то кроссовку, в ужасе отшатываюсь...

Чуть поодаль валяются лохмотья парашюта, а рядом — механизм, автоматически раскрывающий купол. Именно он и спас жизнь одному из членов команды.

— Большинство людей погибло непосредственно в салоне, — гид дает пояснения, от которых становится жутко. — А вот, например, Ваня Панасюк выпал из самолета еще на высоте, но парашют у него уже не раскрылся. Возможно, парень умер в воздухе. Алену Белову нашли рядом с самолетом, чуть поодаль, — ее выбросило из кабины...

Последними словами был крик: “Линяем!!!”

А как здорово все начиналось! Первого марта в “Борки” съехались даже те из парашютистов, кто по каким-то причинам отлынивал от полетов в предыдущие уик-энды. Все-таки начало весны, да и погода “шепчет”... Всего на аэродроме собралось до полусотни любителей экстремального вида спорта. Обычно их куда меньше — человек 25—30. Совсем “зеленых” среди парашютистов не было, но новички встречались. Большинство же — люди опытные, у которых за плечами не один десяток прыжков.

Около 14 часов “L-410” Федерации легкой авиации отправился в третий рейс (обычно таких рейсов бывает около десяти в день). На борту — два члена экипажа и 23 парашютиста. Это больше нормы (предел для самолета — 19 душ), но завсегдатаи говорят, что для “Борок” такой перегруз — обычное явление.

Кошмар начался на высоте 3900 метров, на 18-й минуте полета, когда до выхода парашютистов оставалось секунд двадцать. О том, как это происходило, рассказывает инструктор Дмитрий Тулинов — один из тех, кто выжил после этого страшного полета и даже не получил ни царапины:

— В салоне образовалась настоящая куча мала: народ посыпался в разные стороны. Все смешалось. Невозможно было понять, где потолок, а где пол. В какой-то момент меня накрыло несколько тел. Кто это был, я так и не успел понять. Тогда я подумал, что это действительно конец. Помню призывный крик выпускающего: “Линяем!!!” Он изо всех сил старался открыть входной люк, беспощадно колотя его ногой. Люк никак не поддавался...

На земле с замиранием сердца наблюдали за гибелью летательного аппарата.

— Самолет накренился на левую сторону, вошел в штопор, потом начал вращаться, резко терять высоту... Людей спасло чудо: где-то на высоте 2000 метров у самолета отвалился хвост. Только тогда парашютисты смогли освободиться из железного плена, — рассказывает Игорь Тельманов, начальник парашютно-десантной службы аэродрома “Борки”. — А буквально спустя доли секунды самолет начал прямо на глазах распадаться по частям. Люди падали даже быстрее, чем их кроссовки, шапки...

Самолет погубили “старые раны”?

Изучить возможные причины трагедии “МК” попытался вместе с экспертом в сфере расследования авиапроисшествий Валентином НИКОЛАЕВЫМ.

— Наиболее возможный вариант — накопление так называемых “усталостных” нарушений в конструкции фюзеляжа. Это неизбежно, если машина долго эксплуатировалась. Самолету в прошлом году исполнилось 20 лет — значит, он должен был пройти как минимум два капремонта с полным разбором силовых элементов (как раз 8 мая 2002 года машине выдали своеобразную “путевку в жизнь”, продлив срок эксплуатации. — Прим. авт.). Естественно, подобные мероприятия не проходят для воздушного судна бесследно. Можно вспомнить катастрофу “Ан-24” под Черкесском несколько лет назад: тогда у машины в течение нескольких лет протекал трубопровод, по которому из отхожего места откачиваются продукты жизнедеятельности пассажиров. А в итоге во время полета отвалился хвост... Наконец, есть такой термин, как “старые погнутки”. Например, месяц или два назад во время взлета или посадки машину потрясло, образовались микротрещины, но на это не обратили внимания. Опять же не исключено, что уже при разбеге из-за перегруза самолет получил микроскопические внутренние повреждения, образовался люфт...

Можно предположить, что перед началом разрушения машины летчики совершили резкий маневр. Например, чтобы вписаться в курс сброса парашютистов. Или чтобы вывести “L-410” из сваливания, которое опять-таки могло быть следствием перегруза. По аналогичной схеме, кстати, в прошлом году разбился американский “С-130”. Из наиболее общих гипотез — отказ одной из систем управления или внезапное ухудшение состояния одного или обоих пилотов.

Погибших парашютистов помянут в воздухе

Вот как выглядит скорбный список жертв субботней авиакатастрофы:

Павел Баженов, 1978 г.р., москвич. Добрый, отзывчивый парень, совершил несколько сотен прыжков, с 2001 года активно занимался групповой акробатикой.

Белова Алена, 1979 г.р., москвичка. При ударе о землю ее выбросило из салона.

Благов Филипп, 1976 г.р., житель Сергиева Посада. Работал в милиции. Увлекался прыжками с видеокамерой.

Гремячев Андрей , 1967 г.р., москвич. Один из самых опытных участников злополучного полета.

Екатерина Лисовая, 1976 г.р., жительница Гжели. Только набиралась опыта.

Владимир Лукьянов, 1970 г.р., житель Реутова.

Иван Панасюк, 1976 г.р., москвич. Увлекался разновидностью парашютного спорта — фрифлаем.

Олег Стриганов, 1977 г.р., житель Долгопрудного.

Дмитрий Федосеев, 1967 г.р., москвич. Совершал прыжки на лыже.

Сергей Николаевич Кравец — командир экипажа.

Александр Евгеньевич Песков — второй пилот.

Еще шесть человек получили различные травмы. Некоторые расшиблись очень сильно. Например, Иван Коробков — в летнее время он приезжает в “Борки” каждые выходные уже на протяжении трех лет. Он остался жив, однако сильно пострадало лицо: разбит глаз, ухо, много гематом. Ваня до сих пор не может говорить о том, что произошло, потому что слишком свежи воспоминания.

— А вот инструктор Дмитрий Дюмин сломал обе ноги, — рассказывают очевидцы. — Очевидно, он потерял сознание еще в воздухе и уже не мог управлять парашютом при падении. Также очень сильно пострадал Олег Ардасенов; у инструктора Игоря Фесенко из Щелкова — серьезная травма головы...

Удивительно, но, несмотря на трагедию, эти люди не собираются бросать парашютный спорт. “Мы всегда готовы к таким ситуациям и знаем, что это может случиться”, — в один голос говорят спортсмены. И почтить память погибших товарищей парашютисты собираются в воздухе — совершить символический прыжок на том же самом аэродроме. Правда, как подняться в небо, ребята пока не знают. Разбившийся “L-410” был единственным самолетом в “Борках”, приспособленным для парашютистов.

ИЗ ДОСЬЕ “МК”: Гибель парашютистов в результате авиакатастроф

21 июля 2000 г. — на аэродроме “Левашово” под Санкт-Петербургом разбился вертолет “Ми-8Т” российских ВВС. Погибли 3 члена экипажа и 16 военных парашютистов-спасателей.


19 марта 2001 г. — близ поселка Чернобаевка Херсонской области потерпел катастрофу военно-транспортный вертолет “Ми-8” вооруженных сил Украины с парашютистами на борту. Погибло 8 человек.


3 июня 2001 г. — в Волгоградской области разбился самолет “Ан-2” аэроклуба волгоградского РОСТО. Погибли пилот, инструктор по парашютному спорту и парашютист.


14 сентября 2002 г. — в Манском районе Красноярского края потерпел катастрофу самолет “Ан-2” с 13 спортсменами-парашютистами на борту. Погибли 10 парашютистов и пилот.



Партнеры