Багдадский исход

7 марта 2003 в 00:00, просмотров: 381

...Чартерный рейс №9616 из Багдада прибыл в “Домодедово” вовремя — в 21.12. В зале прилета кучковались встречающие. Ждали, когда же появятся прилетевшие из иракской столицы российские граждане.


Сообщалось, что из Ирака эвакуируется полторы сотни россиян — сотрудников частных компаний.

Миловидная Ольга Масленникова приехала в “Домодедово” встретить мужа, работающего в экспортной компании в Багдаде уже два с половиной года. Все это время она тоже прожила в Ираке — и лишь на прошлой неделе вместе с российскими женщинами и детьми вернулась домой.

— Кто-нибудь из компании, где работает ваш муж, тоже возвращается этим самолетом?

— Да, там их семь или девять человек.

— Они улетали по собственному желанию или это — организованная эвакуация?

— Конечно же, все это происходит организованно, — вступает в разговор стоящий рядом мужчина.

— В Ираке как нашим живется?

— Мы жили на вилле, у нас был свой дом. Наша компания снимала его. А наши специалисты жили при объекте, у них там свой городок. Это было под Багдадом, а мы жили в Багдаде, где представительство нашей компании. Дочь ходила в школу при российском посольстве. Все было хорошо.

— Чувствовалась близость войны?

— У нас был иракский персонал — они очень переживают. Все, кто мог, отправили своих родственников в близлежащие страны — в Сирию или в Иорданию. У кого такой возможности не было — остались в Ираке. И это волнение передается всем остальным. А так до последней недели, до того, как мы выехали оттуда, все было достаточно спокойно. Вот только новости, которые мы слушали по российскому ТВ, были ужасающими. Такое ощущение, что вы здесь знаете больше, чем мы — там. Мы слушали все это и думали: что же на самом деле происходит?

— Обычно перед войной растут цены, закупаются впрок продукты? Как с этим в Ираке?

— Цены если и выросли, то совсем немного. Вырос, правда, курс доллара: за $1 давали две с небольшим тысячи динаров, а до событий — чуть меньше 2000. Когда отправляли нас, уезжать никто не хотел. Особенно дети: у них там были очень хорошие условия — маленькая школа — по 3—4 человека в классах.

Тезка нашей собеседницы — Ольга Ивановна — тоже приехала в “Домодедово” встретить своего мужа, работающего в российской компании электросварщиком, и тоже сама неделю назад вернулась из Ирака. Она не скрывает, что платили мужу больше, чем в России:

— Отработал смену — четко знаешь, что получишь деньги. Мы жили в домике в Юсифии — это 40 км от Багдада. Там был целый поселок для наших специалистов, до 500 земляков. Сначала женщин вывезли, остались только мужья — но теперь и их вывозят.

— Как вам Ирак?

— Неплохо. Только вот стрессовое состояние постоянно — лето живем спокойно, как только холодает — начинает Америка бомбить. Все время передают, что бомбят. Вот из-за этого мы переживаем. Но у нас было тихо. Арабы хорошо к нам относятся — они очень переживали, когда мы уезжали. Потому что они работу теряют.

— Но и вы тоже, получается, теряете работу?

— Мы тоже...

Наконец понемногу начинают выходить пассажиры с багдадского рейса. Чувствуется, что люди утомлены 4-часовым перелетом. Среди прибывших в основном мужчины, но есть и женщины. На вопрос: “Как там?” — только что ступившая на родную землю Елена Дмитриевна отвечает:

— В Багдаде все спокойно. Хотя напряженность, конечно, чувствуется...

Другая женщина говорит, что их рейс был полный, как и прошлый рейс, но и в Багдад прилетал тоже полный рейс — из России. Виктор Антипов из Набережных Челнов катит тележку с поклажей и на ходу отвечает на вопросы:

— Я жил в Юсифии, работал механиком. Десять месяцев там пробыл.

— Улетали добровольно?

— По приказу из компании — эвакуация! У нас в “советском” поселке в Юсифии было много специалистов не только из России, а еще с Украины, из Белоруссии. Между собой жили дружно и с арабами дружили...

— И все же приходится уезжать.

— Приказ пришел...




    Партнеры