Каверных дел мастер

7 марта 2003 в 00:00, просмотров: 523
В лесном массиве, неподалеку от станции метро “Ботанический сад”, стоит грузовик, кузов которого превращен в небольшую сцену. На сцене рубится дикого вида бэнд в коже и садомазомасках на лицах, вокруг бегают два оператора с цифровыми камерами. Граждане, катающиеся на лыжах, явно недоумевают по поводу всего происходящего. Чуть позже к бэнду присоединятся живописные лица кавказской национальности и стриптизерши, а закончится все жуткой попойкой на пленэре. Примерно так группа “Бони Нем” снимала видео для песни “Чито Грито Маргалито”. Зубодробительная версия хита Вахтанга Кикабидзе включена в новый альбом Немоляева и К° “День Победы”. Это действительно победа — прежде всего над здравым смыслом, чему сам Кирилл несказанно рад.

“При всей моей активной деятельности совершенно непонятно, чем я занимаюсь, — линчует себя Кирилл Немоляев и поясняет: — вообще-то так о себе говорил Сергей Курехин, но у меня похожая ситуация”. Карьеру г-на Немоляева обычно называют большой музыкальной авантюрой. Длится авантюра уже девять лет, что позволяет характеризовать г-на Немоляева как весьма успешного авантюриста. Началом его пародийно-музыкальной деятельности стал коллектив “Карданный Вал”, который в 1992 году исполнял прямо-таки революционные по тем временам музыкальные пьесы продолжительностью до тридцати секунд. За основу брались блокбастеры того времени — от апинской “Ксюши” и титомировского “Делай, как я” до николаевско-королевской “Дельфина и Русалки”. Музыкально все это напоминало грейнд-кор, репетировали музыканты пять раз, выступали дважды, причем во второй раз — на разогреве у “Cannibal Corps” в “Лужниках”. “Пришло несколько тыщ народу, а я чувствовал себя Оззи Осборном, который руководил оркестром сумасшедших”, — вспоминает К.Немоляев. Также была выпущена кассета, куда вошли 17 произведений общей продолжительностью 12 минут.
Несмотря на всю специфику проекта, деятельность “Карданного Вала” породила нешуточный резонанс, что, видимо, и заставило Кирилла перейти к более крупным формам. “Было жутко интересно подтрунивать над металлической братией, которая тогда слушала “Napalm Death”, “Cannibal Corps”, “Karkas”, и снабдить это текстами не про кишки, а типа “мальчики хотят, девочкам нельзя, — объясняет Кирилл тонкости своей музполитики. — Но были у нас и актуальные пьесы, например, “Ваучер”. Слова такие: “Открой дверь, это — ваучер, туши свет, это — ваучер, а ну — получи свой ваучер”. Потом припев — “при-ва-ти-за-ционный чек”. Это было мощно”.
Однако первым по-настоящему полноценным произведением экстремальных пародистов стала версия хита “Sunny” легендарных “Boney M”. Музыканты были в восторге от самих себя, переименовали проект в “Бони Нем” (в честь группы, озарившей вдохновением) и поняли, что в принципе можно скрестить ворону с лисицей, то есть совместить эстраду с тяжелой музыкой. На нашей территории “Бони Нем” стали чуть ли не первой кавер-группой, и теперь их можно даже называть классиками жанра. С высоты своего положения г-н Немоляев уже готов рассуждать о некоей кавер-теории. Согласно таковой, есть два творческих способа переделать песню.
Первый кавер-способ: “Ты приумножаешь настроение, заложенное автором. Есть “Flash In The Night” от “Secret Service” — это легкий холодок. В нашей версии получился ледокол “Ленин”, который прет напропалую”.
Второй способ: “Ты кардинальным образом меняешь настроение. Пример — “Unbreak My Heart” Тони Брекстон. Она — трагически-печально-томно-мокрая. Соответственно, у нас с помощью балалаек и баянов все превращается в свадьбу Буратино. Дикий деревенский отвяз, который мы устроили с группой “Белый День”.
Однако, по словам Немоляева, на поп-сцене существует и третий способ кавер-мейкерства — “простой” и потому весьма сейчас распространенный. Сами “Бони Нем” им не пользуются, потому как “чем-то смахивает он на домашнее упражнение, когда нерадивому ученику задают урок — дотянуться до планки оригинального автора. Творческого начала здесь никакого, и для нас такой способ неинтересен”.
Столь туманный дипломатический выверт “кавер-радикала” — явный булыжник в огород Филиппа Киркорова, “Дискотеки Аварии” и прочих местных кавер-умельцев. За их деятельностью г-н Немоляев “присматривает” и констатирует, что ему они явно не конкуренты. “Видимо, люди не то что боятся, но не решаются на кардинальные переосмысления произведений, — размышляет Кирилл. — Мы же никогда не ставим задачу сделать из хита еще один хит и наслаждаемся положением группы, популярной в узких кругах”.
В подобном статусе, как выясняется, есть масса преимуществ: “Случайных людей на концертах нет, случайных обладателей дисков тоже. Это — вменяемые милые люди с хорошим чувством юмора, которые сопереживают и с которыми можно запросто пообщаться. Нет толпы, от которой нужно скрываться, пробираясь на концерт”.
Четвертый альбом “Бони Нем” вряд ли изменит это положение. Задумывался он как некое революционное продолжение деятельности группы, но революция эта явно для “неслучайных” людей. У Немоляева новые музыканты (впрочем, на каждом альбоме “Бони Нем” постоянная персона — лишь сам худрук), новый подход к записи (пластинка сделана практически на домашнем компьютере) и новый подход к музыке (соло на гитарах списаны в утиль и принесены в жертву индустриальному кошмару). Для читателей “ЗД” Кирилл Немоляев сам поясняет, как лучше понимать каждую песню.

“УВЕЗУ ТЕБЯ Я В ТУНДРУ” (оригинальный исполнитель Кола Бельды):

В отличие от романтичных 70-х, сегодня поездка в тундру даже с гипотетической любимой женщиной представляется настоящим кошмаром. Соответственно получился норвежский блэк-металл.

“НАС НЕ ДОГОНЯТ” (“Тату”)

Дружеский шарж на байкеров. В отличие от “татушек”, скорость, с которой исполняется пьеса, — максимальная, так что догнать “Бони Нем” не представляется возможным. Вообще-то мы не исполняем актуальные хиты, но в единичных случаях используем концепцию “один раз — не пидорас”. Получается. Разумеется, не чаще раза на каждый альбом.

“СУКА ЛЮБОВЬ” (Михей и “Джуманджи”)

Один из немногих исполнителей, действительно вызывающий у нас уважение. Выражаясь старорежимным языком — самобытный певец. Песня получилась и злая, и смешная одновременно. Надеюсь, что Михей услышит ее ТАМ и оценит.

“ТЫ СКАЖИ” (Владимир Пресняков)

Исполнение песен семьи Пресняковых становится нашей традицией. Но в отличие от “Замка из Дождя”, которая была на прошлом альбоме, “Ты Скажи” слушается как экстремальная разборка между супругами на коммунальной кухне. Не исключена поножовщина.

“ПЕСНЯ ПЕРВОКЛАССНИКА” (Алла Пугачева)

Нас подкупила первая фраза: “Нагружать все больше нас стали почему-то”. Соответственно, исполнение в стилистике дум-металл. Хлестко, тяжело, мрачно. В общем — грузилово. То ли еще будет, ой-ой-ой.

“БЕЗ ТЕБЯ” (“Ария”)

Для нас это первый опыт переделки рок-баллады. Получился зверский тяжелый индастриал. Одна из моих любимых вещей на альбоме. С оригиналом не имеет ничего общего, кроме текста и мелодии.

“ТОЛЬКО ЭТОГО МАЛО” (София Ротару)

Этакий раммштару-микс (в смысле “Rammstein” + Ротару). Песня шуточная, и советую воспринимать как дружеский шарж на Софию Ротару, Владимира Матецкого, “Rammstein” и Бориса Моисеева одновременно.

“ЧИТО ГРИТО МАРГАЛИТО” (Вахтанг Кикабидзе)

Жесткий грузинский беспредел.

“ПРОПАЛА СОБАКА” (Детский хор)

Записано на базе в подвале. Если внимательно слушать, то получается “Пропал он, собака, по кличке Дружок”. Настоящий пацанский хэви-металл.





Партнеры