Абхазский треугольник

12 марта 2003 в 00:00, просмотров: 175

В пятницу в Сочи прошла трехсторонняя встреча президентов России, Грузии и премьер-министра непризнанной республики Абхазия. Речь шла о ситуации в регионе. Вернувшись в Тбилиси, Шеварднадзе заявил, что готов сделать свое государство федеративным, а Абхазии предложить статус субъекта федерации. Сухуми отреагировал на это прохладно. Ситуацию нашей газете комментирует министр иностранных дел самопровозглашенной республики Абхазия Сергей ШАМБА.


— Как вы относитесь к тем предложениям, которые были сделаны Абхазии во вчерашнем выступлении Эдуарда Шеварднадзе?

— Я думаю, что эти предложения делались не столько для Абхазии, сколько для внутреннего употребления. Потому что в Грузии приближаются выборы. Наша позиция по этому вопросу давно известна: она — отрицательная. Федеративные отношения мы могли обсуждать до начала войны. После этого речь шла уже о конфедеративных отношениях, “общем государстве”. Грузинская сторона отказалась тогда подписать этот документ. В 99-м году мы провели референдум, население высказалось за независимое государство. И с этого времени мы переговоры о статусе не ведем.

— Кое-кто решил, что Шеварднадзе говорит так, потому что они с Путиным достигли согласия в этих вопросах...

— Мы не знаем, о чем говорили президенты России и Грузии наедине, но в присутствии нашего премьера об этом речи не было. Но я очень сильно сомневаюсь в существовании таких сепаратных грузино-российских договоренностей. Очевидно, Шеварднадзе надо было как-то амортизировать решения, принятые в Сочи.

— А какие решения были приняты в Сочи?

— Речь шла об открытии железнодорожного сообщения через Абхазию и о возвращении беженцев в Гальский район. Было решено, кроме того, вложить средства в восстановление Ингури-ГЭС. Рассматривался и вопрос о продлении миротворческой операции. Мандат миротворцам продлили. Более того, теперь не требуется делать это каждые полгода. Договорились, что миротворцы будут стоять до тех пор, пока одна из сторон не откажется от их участия.

— Грузинская сторона давно настаивает на придании миротворцам полицейских функций и расширении зоны безопасности. Она требует также создания в Гальском районе совместной администрации. Об этом в Сочи договорились?

— Нет. Наш ответ известен: мы против такой администрации. Грузинская сторона в преамбуле документа о продлении мандата миротворцам написала, что необходимо создавать совместные администрации, что миротворцы должны содействовать возвращению беженцев и прочее. Но российская сторона подписала документ с оговорками, что преамбула, на которой настаивает грузинская сторона, неприемлема, потому что не соответствует мандату миротворцев.

— Значит, эти решения означают дипломатическое поражение Шеварднадзе?

— Ну, если Грузия все время выступала против открытия железной дороги — и вдруг согласилась. Если она выступала против продления мандата миротворцам — и вдруг согласилась, даже изменив мандат в худшую для себя сторону... Значит, пошла на уступки.




Партнеры