Казнить нельзя помиловать

12 марта 2003 в 00:00, просмотров: 282

В четверг исполком Международного союза биатлонистов благополучно расставит знаки препинания в этом предложении и решит судьбу ведущей российской стреляющей лыжницы Альбины Ахатовой — чемпионки мира, неоднократного призера Олимпийских игр. Кто-то решил похоронить карьеру нашей спортсменки сразу после того, как она в буквальном смысле чудом выжила после гонки в Рупольдинге. И обратился этот кто-то, как водится, к нашему брату. Мол, журналистам без разницы, кого “убивать”, — лишь бы вонзить “острое” перо в подходящую знаменитость.

СЛИТАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Такой же прецедент был с нашей знаменитой легкоатлеткой Ольгой Егоровой, невиновность которой потом была доказана официально. А еще с известным футбольным арбитром Сергеем Хусаиновым, который откровенно рассказал корреспонденту “МК”, как его подставили в Израиле перед товарищеским матчем, который он должен был судить. Попросту слили местной русскоязычной прессе информацию о специально подстроенной “закрытой” судейской вечеринке и дали репортерам возможность поприсутствовать там лично (чего никогда раньше не случалось). На следующий день появилась красочная информация о небывалой вакханалии, после которой Сергей Григорьевич не судил больше ни единого матча и немедленно лишился должности главы российского футбольного судейского корпуса.

В спорте существует официальный закон — презумпция невиновности до тех пор, пока не будет вскрыта проба “В”. Только в том случае, если повторный тест покажет положительный результат, спортсмен официально дисквалифицируется и, естественно, заслуженно дискредитируется в глазах общественности и своих болельщиков. Результаты пробы “А” обнародованию не подлежат. Однако “доброжелателей” у российских атлетов, по всей видимости, хватает. Мотив очевиден — выбить нашу лучшую на данный момент стреляющую лыжницу из борьбы непосредственно накануне чемпионата мира-2003 в Ханты-Мансийске.



НЕ СПЕШИТЕ НАС ХОРОНИТЬ

Словом, “олимпийские” интриги Солт-Лейк-Сити продолжаются. Нас снова гнобят как хотят. Остается только верить в профессионализм спортивных чиновников — горький опыт прошедших зимних Игр многому их научил.

Мы становимся жертвами, потому что мы слишком сильные, но при этом столь же достойно защищаться можем не всегда. Взять, к примеру, норвежских лыжников — никого ведь не волнует, что большинство из них астматики. Пусть себе прыскаются ингаляторами сколько душе угодно: справка врача — непробиваемый иммунитет.

А вот на нас могущество подобных справок почему-то не распространяется.

Когда Альбине Ахатовой стало плохо после гонки — организм не сумел быстро акклиматизироваться в условиях высокогорья, — на нее тут же радостно накинулись допинг-лаборанты (к слову, они и до этого не оставляли ее в покое, четырежды брали пробы, но анализ всякий раз — к чьему-то глубокому прискорбию — оказывался чистым). И вдруг Альбина падает в обморок непосредственно перед пробой. Резко понижается давление, спортсменка на грани жизни и смерти. Собираются врачи, доктор нашей команды Татьяна Попова с полного согласия присутствующих официальных медиков допинг-лаборатории принимает единственно возможное решение — укол кордиамина...




ДЛЯ НАШИХ СПРАВКИ НЕ ДЕЙСТВУЮТ

В противном случае девушка бы просто умерла. Попова получает официальную справку, где указывается неоспоримо уважительная причина, по которой использовался запрещенный препарат. Однако справка не действует.

“А”-проба положительная. Информация получает огласку — что, повторяю, незаконно. К слову, владели ей только три человека: естественно, лаборант, бравший пробу, — Ханн Литманен, а также президент ИБУ Андерс Бассеберг и генеральный секретарь организации Петер Байер. Но кто же решил “обезвредить” нашу спортсменку перед стартующим чемпионатом? И второй вопрос — за сколько?.

Сразу приведу параллельный пример. Помните, как Шалимова убрали из “Интера”? Показательное антидопинг-выступление в высшей лиге итальянского футбола (кто ж, как не российский игрок, идеально для этого подходил?) Так вот, Шалимов сам потом рассказывал, какую допустил ошибку: вовремя не взял в московской больнице справку об используемых лекарствах — его тогда тоже едва спасли после пищевого отравления. Впоследствии Игорь все же достал нужный документ, но опоздал. Футбольный суд уже принял на его счет роковое решение. Сломал карьеру прекрасному игроку.

Хотелось бы, чтобы подобная участь миновала нашу биатлонистку. Пусть этот допинг-выстрел будет мимо.

* * *

Не надо думать, что мы стали бы оправдывать спортсменку только потому, что она — наша. Если она виновата — ответит. Закон есть закон. Но ведь налицо преступление другого рода. Проплаченный слив закрытой информации. Достоинству российской спортсменки нанесен моральный ущерб.

Зато провокаторы, как водится, в шоколаде. Между тем хотелось бы знать имена авторов интриги...






Партнеры