Москва в кармане

13 марта 2003 в 00:00, просмотров: 485

Совсем недавно мы рассказали об участившихся кражах в московском транспорте (“Карманная страсть”, “МК” от 25.02.2003 г.) и предложили всем пострадавшим звонить в редакцию, чтобы общими усилиями составить список наиболее опасных в этом отношении маршрутов.

Но мы даже предположить не могли, что масштаб этого бедствия настолько велик. Похоже, карманники буквально наводнили столицу, их количество приблизилось к пику прошлого века — 20-м годам. За три дня, пока работала “горячая линия”, нам позвонили 384 человека. Больше половины звонивших — женщины.

Что же это получается? Москва стала одним громадным Хитровым рынком?!

Честно говоря, мы сами в некотором шоке. Во-первых, от количества карманных краж в столице. Во-вторых, от того, в какую глухую оборону ушла милиция. В большинстве случаев она категорически отказывается принимать заявления о кражах и просто помогать гражданам. А ведь с этим пора уже что-то делать. Зашкаливает!

Лучшее лекарство — по мордам

За три февральских дня на “горячей линии” у корреспондентов “МК” создалось впечатление, что всех московских щипачей они знают буквально в лицо. Во что те одеты, в котором часу выходят на дело, куда сбрасывают пустые кошельки, чем еще интересуются в жизни...

А москвичи, отчаявшись дождаться помощи от милиции, сами готовы выйти на борьбу с ворьем или уже сделали это. Одна наша читательница так и заявила: “Когда пойдете в рейд, возьмите меня с собой — я сама им морды бить буду!” Кстати, в районе станции метро “Выхино” на рейсовых автобусах уже работает народный мститель — мужчина средних лет, который объявил собственную войну карманникам. Он высматривает их в часы пик и колет в бока специально припасенным шилом, чем надолго выводит из строя.

В большинстве случаев карманники работают “бригадами”. Многие звонившие жаловались, что они их сразу видят, а вот милиция — почему-то нет. Более того, в некоторых случаях даже явно подстраховывает щипачей... Но есть среди воров и профессионалы-одиночки. Так, возле метро “Университет” промышляет грузин (или абхаз) лет 40, всегда прилично одетый, даже с галстуком. Он взрезает пакеты жертв и открывает “молнии” на сумках длинным ногтем на мизинце. Но чаще пассажиры все-таки подозревают молодых парней и цыганок.

Вообще звонившие в “МК” люди говорили не только о наземном транспорте, но и о карманниках, работающих в метро или возле входов на станции. Здесь особенно выделяется “Пушкинская”, где в час пик работают пятеро армян. Они провожают “клиентов” от стеклянных дверей перехода до вагона электропоезда.

А самое большое скопление щипачей исторически наблюдается на рынках. Именно там они чувствуют себя абсолютно безнаказанно.

Среди рынков на первом, “почетном” месте — Митинский. Его критические дни — с пятницы по воскресенье. Там пасется более 20 крепких молодых мужчин. Они работают группами по 5—8 человек, выслеживают жертву, незаметно обступают ее и начинают толкать, пока не выбьют кошелек. Или просто устраивают жертве подножку, вырывают сумку и кидаются врассыпную.

Позвонили нам и сотрудники одного частного охранного предприятия с конструктивным предложением: они готовы создать свои опергруппы и охранять пассажиров. Ведь при желании отловить постоянно работающих карманников (“и набить им морды” — цитата) — не проблема. Но для этого городские власти должны заключить с ЧОПом договор. Вопрос: властям это нужно?..

Кстати, сотрудник одного из новосибирских НИИ изобрел “революционный” способ борьбы с уличным ворьем. Это дешевая сигнализация, которая срабатывает, когда кошелек или мобильник вынимают из кармана. Стоит ли говорить, что эта идея пока никого не заинтересовала...



Немножко истории: кто, где, как

Чтобы бороться со злом, надо по крайней мере его изучить. Век назад карманники считались высшей кастой криминального мира России. С наследием прошлого сотрудники молодой советской милиции боролись оригинально: ломали ворам пальцы — главное орудие труда.

Сейчас в воровской среде “аристократами” карманников не считают. Правда, и сама эта среда сильно изменилась. Вообще же карманники сильно различаются по способам и местам совершения краж.

Ширмачи работают с карманами или сумками через плащ, перекинутый на руку, или полиэтиленовый пакет (через ширму). Вторая свободная рука в это время отвлекает внимание — оживленно жестикулирует.

Трясуны действуют в давке, в основном в транспорте. Они трутся и прижимаются к жертве, а затем резкими быстрыми ударами и похлопываниями буквально выбивают кошелек из кармана.

Писари режут карманы и сумки острым предметом — заточенной монетой, бритвой, кольцом или даже ногтем. В случае скандала, особенно если его поднимают свидетели, писарь может в качестве наказания порезать и одежду.

Щипачи действуют только бригадой, их любимые места — массовые мероприятия и рынки.

Дубило (дупло) — самая презираемая категория: воруют из сумок продукты.

По месту кражи воры делятся на колесников (общественный транспорт), кротов (метро), улочных (остановки, толпа, киоски), магазинщиков, рыночников и театралов (с этими все понятно).

Среди задерживаемых сейчас карманников почти каждый пятый — несовершеннолетний.



Милиция — в глубоком ауте

Посадить карманника в тюрьму по закону довольно сложно. Оперативники могут часами сопровождать его по местам “боевой славы” — ведь брать его нужно “на кармане”, да еще успеть позвать понятых. Ситуация осложняется тем, что большинство профессиональных воров знает “своих” оперов в лицо.

В США, чтобы опровергнуть свидетельство полицейского, требуется не менее двух гражданских свидетелей. У нас — оперативник сам должен представить суду двух свидетелей кражи. Конечно, теперь можно использовать при задержании видеосъемку. Но много ли у нашей милиции спецтехники? И как ее применить в переполненном автобусе?

Даже если карманника задержали с поличным, для возбуждения уголовного дела необходимо еще заявление потерпевшего. Чаще всего, получив свои вещи обратно, потерпевший отказывается писать заявление. Он просто уходит, тем самым не давая возможности на пару лет изолировать карманника от общества.

Отдел по борьбе с карманными кражами (13-й отдел) существует в МУРе с 27 февраля 1973 года. Так что недавно он отпраздновал юбилей — 30-летие. Так вот, по данным этого весьма немногочисленного отдела, 75% краж совершается на рынках, 20% в общественном транспорте и 5% — в магазинах и на улице. Ежемесячно отдел возбуждает около 50 уголовных дел. Это чуть больше 1% от общего количества карманных краж. Показатель, прямо скажем, пугающий. С чем это связано?

Корреспондент “МК” попытался выяснить это у начальника отдела Александра Карташова. Две недели письмо с официальным запросом болталось где-то в милицейских коридорах. Результат — нулевой, только стандартные отговорки. Похоже, милиции действительно есть что скрывать. Собственную беспомощность?..



Что делать пострадавшему

Значит, будем бороться с этим общественным злом всем миром. А прежде всего — узнаем свои права.

Пострадавший должен сразу настроиться на долгую борьбу, ведь для сотрудников милиции кража в общественном транспорте — стопроцентный “висяк”, который может быть раскрыт только случайно.

Свое заявление несите в тот отдел, на территории которого вас обокрали. Там заявление должны зарегистрировать и выдать вам талон уведомления. Проверка проводится в течение трех дней. В случае отказа в возбуждении уголовного дела вы можете обжаловать это решение в прокуратуре.

Скорее всего, вас попытаются переправить в другое отделение или попросят слово “кража” заменить на “утерю”. Имейте в виду: в последнем случае уголовное дело не возбуждается, а вы еще и штраф заплатите за восстановление паспорта. Поэтому стойте на своем до последнего.

А мы ждем от всех заинтересованных и могущих изменить ситуацию лиц конкретных предложений. Очистим столицу от ворья!



Самые “горячие” маршруты столицы

1. Автобусы 144, 281, 227 от “Теплого Стана”. Работает цыганка с маленьким ребенком: она отвлекает — он тащит. Там же работает “бригада” — трое чернявых худощавых парней. В троллейбусе 72, следующем к метро “Беляево”, — мальчик и двое мужчин, весьма симпатичных и обходительных.

2. Метро “Тушинская” — автобусы 2, 210, 266, “Щукинская” — трамваи 15, 30 — работают в основном подростки 10—12 лет (больше 10 человек). Воруют в час пик, практически не заходя в транспорт, на подножке. Кошельки выбрасывают потом за палатки. Там же двое подростков 12—14 лет — очень похожи на братьев. А на ветке метро в час пик работают пятеро кавказцев — хорошо одеты.

3. Троллейбусы 63 и 74 от “Кузьминок” до “Волжской”, а также район “Рязанского проспекта”. Работают кавказцы: двое парней — впалые щеки, острые носы. Тащат даже из-под пальто, из карманов брюк, в случае неудачи — повторяют попытку.

Другая “бригада” — четверо мужчин в черных куртках и шапочках, с ними женщина. Есть еще одна пара — высокий крепкий мужчина и молодой парень. Эти не боятся, даже если их хватают за руку.

4. Трамвай 11, троллейбусы 14, 32, 41 в сторону Черкизовского рынка. В течение всего дня работают несколько “бригад”: молодые парни, есть девушки студенческого вида — одна в дутой желтой куртке. Есть и интернациональная группа: казахи, корейцы, азербайджанцы.

5. Станция метро “ВДНХ” — троллейбусы 9, 37, трамваи 11, 17 — “щиплют” кавказцы 40—45 лет в час пик. Один — высокий в синей куртке, другой — худой, похож на наркомана. Когда на них кричат — могут угрожать ножом. Там же “бригада” из четырех парней по 16—17 лет и старшего, чуть повзрослее.

6. Автобусы 752, 718, 261 от “Беляево” до “Юго-Западной”. Работает воровка в норковой шубе и белой шапке. Возраст — за 50.

7. Ленинский проспект от Октябрьской площади. Троллейбусы 4, 33, 62, 84. Воруют кавказец (под 30 лет) и русский (под 50), есть и другие пары — все смешанные.

8. Метро “Семеновская”, район госпиталя им. Бурденко. Трамваи 32, 43, 46 — молодые мужчины, славяне, в вязаных шапках и кожаных куртках, с ними женщина. Еще есть мужчина-одиночка в дубленке. Пустые кошельки сбрасывают на Введенском кладбище.





Партнеры