В Москву прибыла “заслуженная куртизанка” Японии

13 марта 2003 в 00:00, просмотров: 181

Во всем мире говорят о загадочной русской душе, в то время как для россиян, к примеру, такой загадкой является душа японская. Как иначе можно расценить тот факт, что в Стране восходящего солнца титул “живое национальное достояние” может заслужить куртизанка. Ею стала 19-летняя Охацу — героиня спектакля “Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки”, который уже 50 лет идет на сцене знаменитого японского театра кабуки. И все эти полвека роль девушки легкого поведения играет ведущий актер прославленной труппы НАКАМУРА Гандзиро III. Сейчас 72-летний актер прибыл в Москву с кратким визитом, предваряющим гастроли театра кабуки, которые пройдут в июне в рамках Международного театрального фестиваля им. Чехова.


Так что капризным столичным зрителям, недовольным тем, что в ролях юных прелестниц они видят див бальзаковского возраста и форм, в пору напомнить: у них — в продвинутой Японии — 19-летних девиц играют далеко не молодые мужчины. Таков закон кабуки — вход на сцену женщинам здесь воспрещен.

Даже при самом пристальном взгляде облаченный в традиционное кимоно Гандзиро III и отдаленно не напоминает женщину. “Ею я становлюсь только на сцене”, — подтвердил артист, появившись в Москве.

— И в жизни никогда не путаетесь?

— Напротив, как глава большой семьи должен проявлять мужской характер и твердость. Тем более что жена у меня — политик, занимает пост министра транспорта в правительстве Японии. Но это не оказывает никакого влияния на семейный уклад. Дома я становлюсь своенравным хозяином.

Теперь понятно, как велико искусство его перевоплощения. Легко ли чуть не ежедневно проходить путь от домашнего деспота до юной распутницы? По подсчетам актера, он уже исполнил эту роль 1190 раз, а юбилейное 1200-е представление как раз придется на московские гастроли. Кстати, в роли возлюбленного Охацу выступит старший сын Гандзиро III — Кандзяку IV. Такие вот их японские нравы.

Как выяснилось, вступая на сцену, актер добровольно отказывается от своей гражданской фамилии и принимает сценический псевдоним, который, как в королевской семье, передается по наследству, увеличиваются только порядковые номера.

— Когда 50 лет назад я выступил на премьере в роли Охацу, то моего возлюбленного играл отец, — заметил Гандзиро III.

По его словам, быть девушкой ему до сих пор не наскучило. К тому же зрители хотят видеть в этом образе только его. Не случайно, что именно за эту роль он и удостоился высшего титула Японии — “живое национальное достояние”. И хотя это звание не дает никаких материальных благ, мастер гордится им по праву. “Это почет и уважение, которого я добился своим трудом”, — говорит он.

Остается добавить, что “Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки” увидят также петербуржцы. Спектакль о японских Ромео и Джульетте будет показан в дни празднования 300-летия города на Неве.




    Партнеры