Безруков вызвал Фоменко на дуэль

13 марта 2003 в 00:00, просмотров: 532

От Рязанова всегда ждут чуда. Его новые фильмы обсуждают задолго до их выхода в свет: чем на этот раз удивит режиссер, что расскажет, над чем заставит задуматься?.. Такова уж тяжкая доля любимца страны. Рязанову верят. Начиная с 56-го года, когда прогремела “Карнавальная ночь”, каждая его новая премьера обязательно собирает аншлаг. Так было и в 66-м с “Берегись автомобиля”, и в 75-м с “Иронией судьбы”, и в 84-м с “Жестоким романсом”. Так было и во вторник вечером с новой картиной Эльдара Александровича “Ключ от спальни”, поставленной по его же сценарию (по мотивам водевилей Жоржа Фейдо).

В вестибюле “Пушкинского” не протолкнуться: сотни зрителей, укутанные в обычные зимние одежды, смешались с десятками костюмированных красавцев. Молодые дамы, скрывающие свои лица за едва прозрачной вуалью, и щеголеватые франты в длинных сюртуках разгуливали под звуки полкового оркестра — еще до сеанса зритель попадал в начало ХХ века. Но наибольшее внимание привлек, конечно же, главный герой вечера. За Рязановым неотступно, буквально по пятам, следовал длиннющий хвост теле- и фотокамер. Мимолетные встречи и расставания с супругой Эммой Валерьяновной, огромный букет от Александра Ширвиндта, поздравления с премьерой от коллеги Сергея Соловьева... — казалось, от неусыпных объективов Эльдару Александровичу не спрятаться, не скрыться. Вконец уставший от вселенского ажиотажа, Рязанов присел на ступеньку в дальнем, еле освещенном углу вестибюля. Дав мэтру немного отдышаться, через несколько минут к нему присоседился и корреспондент “МК”.

— Эльдар Александрович, в программе был запланирован ваш круг почета на открытом ретроавтомобиле из парка “Мосфильма”. Что вдруг случилось?

— Что-что... Погода! Я, конечно, могу, как идиот, сейчас ехать под снегом по Пушкинской площади. Но я лично от этого удовольствия не получу и зрители, по-моему, тоже. Если б на месяцок попозже — тогда бы имело смысл. А сейчас…

— За столько лет вы еще не разучились волноваться перед премьерой?

— Нет, волнуюсь, конечно. И самое главное, что у картины не было никакой предварительной обкатки. Она из лаборатории сразу попала в огромный зал кинотеатра. Обычно бывают просмотры “для пап и мам”, в этот же раз — ничего... Когда люди смотрят драму, молчаливое сопение зала автор может трактовать: зритель волнуется, переживает... А на комедии — если не смеются, значит, кранты. Родилась комедия или нет — становится понятно только тогда, когда фильм встречается с залом. Так что я абсолютно не знаю, что произойдет.

— Все же есть ощущение: удача — неудача?

— Ой, нет. Это непредсказуемо. Тебе иногда самому смешно — а в этом месте могут не смеяться, или тебе не смешно — а зрители хохочут. Понять это невозможно, какой бы опыт у тебя ни был.

— Последнее время вы говорите про каждый свой новый фильм, что он будет последним. Что скажете сейчас?

— Это моя 24-я картина. Ну а 25-ю вроде сам Бог велел сделать. Ну, поживем — увидим.

Вот только не все главные звезды картины смогли приехать в этот вечер. Сергей Безруков играет спектакль в Махачкале, Сергей Маковецкий также занят в театре, Николай Фоменко укатил в Штаты на очередной тур авторалли. Остальные — были: блистательная и недоступная Евгения Крюкова, Владимир Симонов, Наталья Щукина и новая звезда “Последнего героя” Александр Пашутин.

Первый раз зал взорвался аплодисментами, когда на экране появилась заставка “Мосфильма” — те же рабочий и колхозница, только на небесно-голубом фоне. Второй раз — когда титры возвестили о том, что картина посвящается 300-летию Санкт-Петербурга.

Итак, в Санкт-Петербурге начала прошлого века разыгрывается самая настоящая любовная драма. Причем не избитая история про банальный любовный треугольник. Берите круче: пятиугольник, а может, даже и шестиугольник. Настоящая комедия положений: преуспевающий адвокат Андре Вахлаков (Николай Фоменко), изменяя своей жене Софье (Наталья Щукина), вовсю ухлестывает за красивой сексапильной Аглаей (Евгения Крюкова). Даже снимает для свиданий часть дома у ее же мужа, добродушного отставного морского офицера (Владимир Симонов). Об интрижке узнает влюбленный, пока еще безнадежно, в Аглаю ученый-орнитолог Марусин (Сергей Безруков). Подкараулив парочку в спальне, он поднимает на уши всю местную полицию, ломает дверь и застает там предмет своих вожделений в компании с… вечно пьяным писателем-декадентом Иваницким (Сергей Маковецкий). Вот такой сюжетец. Развязка еще похлеще: Безруков вызывает на дуэль Фоменко, потому что, как выясняется, главный соперник — он, а не Маковецкий.

Ну а по поводу того, родилась ли новая комедия или не родилась, режиссер получил такой ответ: зал взрывался хохотом не раз.




Партнеры