Новый виток спирали,

14 марта 2003 в 00:00, просмотров: 480

За минувшие полтора десятка лет у нас развелось множество спецслужб.

Федеральная служба безопасности. Служба внешней разведки. Главное разведывательное управление. Федеральная пограничная служба. Федеральное агентство правительственной связи и информации. Федеральная служба охраны.

Думаете, всё? Не торопитесь.

Криминальная милиция. Федеральная служба налоговой полиции. Отряд милиции особого назначения. Специальный отряд быстрого реагирования. Главное управление по борьбе с организованной преступностью. Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями. “Альфа”, “Вымпел” и что-то еще такое же. Кто тут при ком, какими правами наделены — черт ногу сломит.

Для нас с вами, граждане, главное вот что: шаг вправо, шаг влево — какая-нибудь спецслужба непременно пристрелит.

Но вот теперь вроде бы процесс дробления завершился. А поскольку вовсе без процесса мы никак не можем, начался новый виток — в обратную сторону.


Значит, так.

Приказала долго жить Федеральная служба налоговой полиции. Ее функции передаются в МВД. Теперь выгребать документацию, без которой деятельность любой фирмы или банка парализуется напрочь, а также потрошить сейфы и компьютеры будут не какие-то там “полицейские”, а хорошо знакомые нам товарищи в милицейской форме. Суть при этом не меняется, но все станет как-то привычней.

Нам попытались объяснить: дескать, полицейские налоговики дублировали милицию в ее борьбе с экономическими преступлениями. Думаю, однако, что это не совсем так: даже мне — человеку, далекому от проблем экономики, — видно, что преступления в налоговой сфере — весьма специфическая область. Практически во всех крупных государствах этими преступлениями занимаются особые службы, имеющие отношение скорее к минюсту, чем к МВД.

Между тем сотрудников налоговой полиции у нас — 55 тысяч. Много это или мало? Если иметь в виду тех из них, для кого познания в экономике и налоговой системе ограничиваются таблицей умножения, — тогда, наверное, мало. А если вспомнить регулярные публикации в СМИ о всевозможных коррупционных скандалах с участием налоговиков (причем участие это отнюдь не пример для подражания), то, по-видимому, много. После нынешней “рокировочки” более 30 тысяч бывших сотрудников ФСНП перейдут в МВД. Надо понимать так, что в ведомство г-на Грызлова вольются опытные, проверенные кадры. Там, в МВД, таких кадров явно не хватает.

Остальные 20 с лишним тысяч без работы тоже не останутся. Их перекинут на наркотики — в только что созданный указом президента Государственный комитет по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Может, оно и правильно: если имеется оборот, пусть даже и незаконный, налоги с него все равно взимать нужно. Шутка.

А если серьезно, то с идеей создания антинаркотического комитета мы, как всегда, сильно запоздали. Зато мы долго думали и яростно спорили о том, как можно противодействовать западной масс-культуре. Вот ей-то как раз противостоять необязательно: увлечение ею зависит от окружения, образования и просто от возраста. “Шок — это по-нашему” кажется прикольным в 15 лет и смешным в 30. Но подросток, севший “на иглу”, скорее всего никогда с нее не соскочит и до 30 вряд ли доживет. Страна просто рискует остаться без будущих поколений.

За последние годы Россия стала чуть ли не самым главным потребителем наркотиков в мире. Для наркодельцов открылся новый масштабный рынок сбыта, потому что американцы в конце концов поставили мощный заслон на пути наркотиков в их страну. Мы же такой заслон пока только планируем, и еще неизвестно, что из него выйдет, — не постигнет ли его печальная судьба многих наших полезных начинаний. Между тем поток наркотиков в Россию нарастает. Они идут к нам даже из Колумбии, но чаще всего путь не столь уж далек: из Афганистана через среднеазиатские республики. Только в январе нынешнего года у наркокурьеров было изъято 300 килограммов героина. Столько же, сколько в прошлом году — за четыре месяца (данные газеты “КоммерсантЪ”).

В новом комитете будут работать более 40 тысяч человек. И, по-моему, их не хватит. На мой взгляд, их должно быть вдвое или даже втрое больше. А может быть, даже впятеро. Потому что, сэкономив здесь, мы рискуем потерять страну.

И, наконец, наши славные чекисты. Они очень долго пытались вернуть себе ФАПСИ и пограничников. В конце концов они одержали победу. Впрочем, как могли чекисты — не одержать?..

Правда, президент их немножко попридержал. В том смысле, что к ФСБ отойдет не все ФАПСИ, а только часть. Другой частью чекисты должны будут поделиться с Минобороны. Однако дележка предстоит явно не поровну, а по-братски: совершенно очевидно, что львиная доля достанется все-таки ФСБ. А именно — связь и информатика, сертификация телекоммуникаций, а также все, что относится к системам шифровки и дешифровки. Я уже не говорю о глобальном контроле ФАПСИ за всей телефонной и пейджинговой связью. Как ни протестовала в свое время так называемая общественность против такого контроля, ничего не помогло. Теперь все это опять вернется в КГБ... то есть, простите, в ФСБ.

Люди тоже вернутся. Почти 40 тысяч военных и 15 тысяч гражданских, работавших в ФАПСИ, вновь окажутся теперь на своей исторической родине. А кроме того, ФСБ получит почти полмиллиарда рублей, которые были выделены бюджетом нынешнего года для ФАПСИ. В наше меркантильное время это обстоятельство, безусловно, согреет заскорузлые чекистские сердца.

Но самое главное — это, конечно, возвращение в лоно пограничных войск. Более двухсот тысяч пограничников (собственно чекистов — почти втрое меньше), имеющих практически спецназовскую подготовку, — серьезная сила. И ничего, что в цивилизованных странах ни одна спецслужба не имеет своих армейских подразделений. Во избежание. Нам цивилизованные страны не указ. Да и денежки пограничные — 22 миллиарда рублей — для чекистов будут совсем не лишние.

* * *

И что же из всего этого получается? Неужто опять КГБ?

Похоже, что да.

Однако погодите паниковать. Давайте взглянем на вещи трезво. Если есть государство, есть и спецслужбы, охраняющие его от потрясений и хаоса. И политическая полиция тоже имеется — потому что до тех пор, пока существует государство, именно она, политическая полиция, должна вовремя заметить ту грань, за которой оппозиция вместо парламентских методов предпочтет булыжник пролетариата или даже чего похуже. Другое дело, что все подобные спецслужбы (и политическая полиция — не в последнюю очередь) должны находиться под неусыпным нашим контролем. Иначе говоря — общественным. Если, конечно, мы не хотим второго пришествия монстра, память о котором еще не у всех выветрилась.

Между прочим, это пришествие не так уж невероятно. Давайте самую малость порассуждаем. Федеральная служба безопасности призвана обеспечивать безопасность нашего государства. Следовательно, фапсишные заботы — шифрование-дешифрование, контроль за системами связи — прерогатива ФСБ. Стало быть, правильно, что их объединили. Погранслужба опять же. “Граница на замке” и все такое. Тоже ведь речь о безопасности. А кому, как не ФСБ, ею заниматься?

До следующего шага — совсем чуть-чуть. Та же, к примеру, налоговая полиция: почему бы и ее не отдать чекистам? Ведь уклонение от уплаты налогов ослабляет нашу экономику и, соответственно, очень даже сказывается на безопасности. А проблема распространения наркотиков и вовсе напрямую связана с проблемой безопасности нашего государства. Поэтому и антинаркотический комитет можно смело отдавать под ФСБ. И еще много всякого разного.

Вот тогда-то мы и взрастим такого монстра, с которым не справится никакая перестройка.

Это, конечно, всего лишь рассуждения. Так сказать, антиутопия. Однако при очередном реформировании спецслужб о таких рассуждениях стоит вспомнить — имея в виду нашу неизбывную ностальгию и любовь к повороту рек в прошлое.

Мы ведь, как известно, рождены, чтоб Кафку сделать былью...




Партнеры