Петров день в “MK”

17 марта 2003 в 00:00, просмотров: 219

Заместитель мэра Москвы Анатолий Петров — человек, который принимает участие в разработке всех столичных законов. Любые нововведения в нашем городе — его работа. Одни считают Анатолия Валентиновича гениальным лоббистом, другие тонким дипломатом, третьи темной лошадкой, которая еще себя покажет.

На самом деле Петров ни от кого не скрывается, готов отвечать на любые вопросы, вспыльчив и красноречив. Поводом для “прямой линии” с читателями “МК” послужила реформа местного самоуправления, учиненная властями города. Москвичи хотели понять, какие перемены произошли в столице. А Анатолий Петров попытался их интерес удовлетворить.


— Я живу на Арбате с рождения. Слышал, что Москву хотят еще раз перекроить, чтобы сделать какие-то муниципальные образования. Так ли это? И зачем это нужно, если уже есть районы?

— Да, есть такая конституционная норма, по которой Москва должна быть поделена на муниципальные образования, а потом в этих образованиях должны пройти выборы депутатов муниципального собрания и глав муниципалитетов. Таким образом должно быть установлено местное самоуправление. Но тут есть одна загвоздка. Закон требует учитывать мнение населения. А вот как узнать это мнение, не поясняет. Референдум проводить бесполезно, народ даже не поймет, чего от него хотят. С другой стороны, может дойти до абсурда. Например, Арбат начнет претендовать на территорию Пресни. Мы что же, стенка на стенку пойдем? В общем, ситуация пока непонятная. Местные выборы мы должны провести до 2005 года: может быть, до этого времени федеральные власти нам разъяснят, как провести нарезку муниципальных образований с учетом мнения населения.


— Я пенсионер, почетный донор СССР, 60 раз сдавал кровь. С января этого года Госдума отменила наши льготы на проезд и оплату квартиры. Разве депутаты имели на это право? И почему в таком случае они себе льготы сохранили?

— По поводу льгот депутатам без комментариев. В принципе, Дума вправе менять законодательство. Но я не знаю, почему убрали льготы почетным донорам. Не считаю это справедливым. Можно попробовать сделать вот что: я переговорю с нашими городскими социальными службами. Мы посмотрим, сколько у нас в Москве почетных доноров и можем ли мы в рамках нашего бюджета восстановить им льготы.

— Спасибо за поддержку.


— Здравствуйте, с вами говорит житель Пресни, называть себя не буду. Слышал, что наш глава управы Краснов ушел в оппозицию московским властям. Что же теперь с нами будет?

— Ничего страшного, Пресня остается таким же районом Москвы, как и другие. По реформе местных органов власти у вас теперь новый глава управы, назначенный мэром. Краснов действительно не захотел перерегистрироваться и продолжает называть себя главой районной управы. Но по закону такого статуса у него больше нет. Это обман населения. За счет каких средств Краснов осуществляет свою деятельность, тоже интересный вопрос. Ведь налоги к ним теперь не поступают.


— Мы живем вместе — отец с сыном. Сыну 26 лет, не женат. Мы прописаны в двухкомнатной квартире в пятиэтажке, которая пойдет на слом. Правда ли, что мэр Москвы издал распоряжение, по которому нас теперь могут переселить в однокомнатную квартиру?

— Вы получите по социальной норме, без ухудшения жилищных условий.

— Да, по 18 метров на человека, т.е. всего 36 кв. м. Но ведь это метраж однокомнатной квартиры.

— Вы знаете, окончательное решение на этот счет пока не принято. Закон находится на рассмотрении городской Думы. Там возникли некоторые разногласия, но мне кажется, мэр в конце концов согласится с предложением о том, чтобы взрослых людей не селить вместе, в одной комнате.


— В последнее время в газетах пишут, что внутри московской власти имеется некое противостояние. В частности, главы нескольких районных управ подали в суд на мэрию, хотят отсудить у нее свои налоги, стать независимыми и даже опротестовать закон о местном самоуправлении. Как вы это прокомментируете?

— Простите, а вы сами какое-нибудь отношение к местным органам власти имеете?

— Нет, меня этот вопрос интересует просто как жителя.

— Очень приятно слышать. Скажите, а вам принципиально, как ваши районные начальники называются: местное самоуправление или государственная власть? Когда вы выходите из подъезда и вам, не дай бог, сосулька на голову падает, вы начнете ругать власть, и вам все равно — выборная эта власть или назначенная.

— Да, в общем все равно.

— Спасибо. В Москве недавно прошла реформа местного самоуправления. На уровне района мы были вынуждены разделить одну власть на две части — государственную и местное самоуправление. У государственной власти, которую представляют управы районов, остался весь комплекс вопросов, волнующих население. В первую очередь это жилье, благоустройство и так далее. Местное самоуправление — муниципалитеты — будут заниматься опекой и попечительством и работой с общественными организациями.

Отдельные муниципалитеты с таким разделением полномочий не согласны. Они считают, что их незаконно лишили некоторых функций, и хотят судиться с мэрией за их восстановление. Я, со своей стороны, могу сказать, что все было сделано на основании законов — городских и федеральных.

А теперь давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Допустим, мы бы позволили всем нашим 125 органам местного самоуправления регулировать работу транспорта. Что бы из этого вышло? Представьте себе: доехали вы на автобусе до улицы, где проходит граница между районами, а дальше вам говорят: все, вылезайте, тут другая территория, другой транспорт, другие цены. Вполне реальна ситуация, что какой-нибудь глава муниципалитета из популистских, скажем, соображений, не захочет, чтобы по его территории проходили сквозные маршруты троллейбуса. Поэтому мы сегодня говорим: есть такие вопросы, которые нельзя передать на районный уровень. Они могут решаться только на уровне города. Тем не менее некоторые “демократы”, которые в 5—6 муниципалитетах работают, продолжают настаивают: нет, отдайте эту власть нам.

— Но если реформа, как вы говорите, прошла по закону, на что же они тогда надеются?

— Скоро выборы. Есть структуры, которые используют каждую возможность, чтобы набрать себе очки. По вопросам городского законодательства с московским правительством и Думой борются и “Яблоко”, и СПС, и коммунисты. Эти политические силы сроду не объединялись, а тут вдруг в едином порыве бросились защищать права муниципалитетов. С чего бы это?


— Сотрудник районной газеты вас беспокоит. Скажите, Анатолий Валентинович, а почему у муниципалитетов так мало полномочий?

— Согласен с вами, пока не густо. Но ведь модель эта не застывшая, со временем будет меняться. Недавно вот принято решение, что органы МСУ будут заниматься армейским призывом. Мы их, конечно, один на один с этой проблемой не оставим: материально обеспечим, дадим транспорт, милиция будет искать тех, кто уклонился. И так, постепенно будем передавать муниципалитетам отдельные полномочия.


— Я коренная москвичка, живу на Профсоюзной. У нас открыли расчетный центр. Когда я пришла туда спросить про ставки на тепло, была поражена грубостью. Никакой справки мне не дали, сказали, что нужно обращаться в “Мосгортепло”. Тогда зачем нам открыли эти центры?

— Центры как раз для того и открыли, чтобы вы не бегали по разным инстанциям, а все расчеты можно было получить в одном месте. Но вы правы, проблемы с персоналом этих центров действительно существуют. Хамят, к сожалению, часто. Я поручу, чтобы туда сходил человек и оторвал этой тетке башку...


— Если бы не Лужков, который хоть иногда приезжает с проверкой, они бы вообще обнаглели. Контор развелось полным-полно, а толку мало. В подъездах не моют, кругом грязь...

— Вас, извините, как зовут?

— Галина Васильевна...

— Так откуда же, Галина Васильевна, грязь-то в подъездах?

— Приходят, гадят.

— Так кто ж гадит-то?

— Ну вы правы, народ такой живет, может быть, и сами...

— Так вот вы и проявите инициативу. Изберите старшего, наладьте дежурство, следите за порядком. Вы хотите, чтобы вам все принесли на тарелочке с голубой каемочкой. А вы сами-то что? Я обязательно наведу порядок в расчетном центре — это наше дело. А вы наведите порядок у себя в подъезде, ладно?


— Вопрос по поводу вице-мэра. Чем все-таки закончилась дискуссия: останется эта должность выборной или теперь вице-мэра будут назначать, как остальных членов правительства?

— Последнее слово в любом случае остается за городской Думой. Но... Если суд будет жестко настаивать на изменении статуса вице-мэра, нам скорее всего придется изменить устав. В Думе по-прежнему лежит избирательный закон, его нужно обязательно принять до июня, иначе мы сорвем выборы. Поэтому вопрос с должностью вице-мэра должен проясниться уже в ближайшее время.




Партнеры