Голоса из урны

18 марта 2003 в 00:00, просмотров: 173

“Скажи мне, за кого ты голосуешь, и я скажу, кто ты” — утверждение справедливое, к примеру, для Франции. Там слои и прослойки в обществе давно устоялись, да и в партиях относительный порядок.

У нас все куда сложнее. Даже сами партбоссы порой не представляют, кто такие их верные избиратели. Склонны, скажем, считать, что они симпатичны самым образованным россиянам, а на деле — нравятся пэтэушникам.

И все же мы попытались — с помощью ведущего научного сотрудника ВЦИОМ Леонида СЕДОВА — нарисовать портреты “типичных избирателей” разных партий. “Скажи мне, кто за тебя голосует, и я скажу, кто ты...”

КПРФ: ДЕДУШКИ ИЗ ГАДЮКИНА

Сами коммунисты склонны верить, что среди их электората много людей с высшим образованием и обеспеченных граждан. Мол, несмотря на приспособленность к нынешней жизни, эти россияне абсолютно не воспринимают проводимые в стране реформы.

Олег Куликов, секретарь ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе, объяснил нам: “Существует клише — мол, за КПРФ голосуют люди малообразованные, старые. Но в таком случае мы должны были бы как партия вымереть за последние десять лет! А этого не происходит — уровень поддержки КПРФ не уменьшается. За нас голосует все больше молодежи, причем городской”.

Еще левые считают сами себя партией мужской: “Все-таки мы — оппозиционеры, и достаточно радикальные, а женщины меньше, чем мужчины, склонны к радикализму”.

Условно “своими” в партии Зюганова числят и так называемых “традиционалистов” — людей, которым, может, Ленин и не нравится, но милы патриотизм, коллективизм, государственничество. Правда, сейчас такие дрейфуют по направлению к партии власти и к Путину, чьи лозунги иногда не отличаются от лозунгов левых.


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

На самом деле среди избирателей КПРФ всего 13% — с высшим образованием. 45% левых россиян могут похвастаться лишь средним или незаконченным средним. Считать КПРФ “мужской” партией тоже было бы преувеличением: представителей сильного пола среди голосующих за Зюганова всего на 4% больше, чем женщин.

А в смысле молодежи здесь явный провал: лишь 5% поклонников КПРФ не справили тридцатилетие, из каждых 100 молодых людей в стране только двое готовы голосовать за коммунистов.

54% избирателей левых — пенсионеры, 40% — сельские жители... Но что есть, то есть: в последнее время во всех типах городов КПРФ опережает “Единую Россию”.

Правда и то, что избиратель КПРФ не вымирает. Он воспроизводится — видимо, за счет протестного электората, который думает-думает, колеблется-колеблется и в последний момент выбирает хоть что-то похожее на оппозицию.

Около 40% левых избирателей уже худо-бедно приноровились к новым условиям. Время идет, и число тех, кто считает себя категорически неприспособившимся, постоянно сокращается. Но, конечно, чем меньше денег — тем больше желания проголосовать за КПРФ.

“ЕДИНАЯ РОСCИЯ”: ВЕРА В ДОБРОГО ЦАРЯ

“Единая Россия” хочет выиграть думские выборы, поэтому желает заполучить в свои избиратели ВСЕХ. Ну, или почти всех. В такой мелкоячеистой сети среднестатистическую рыбку вычислить непросто.

“Мы рассчитываем на средний класс, который состоит у нас не только из средних и мелких предпринимателей, но и из госслужащих, — рисует радужную картину лидер фракции “Единство” Владимир Пехтин, — на всех, кто поддерживает курс президента Путина, кто заинтересован в том, чтобы улучшить свою жизнь”.

“Наша партия опирается на большинство, на народ, которому сегодня трудно живется и который нуждается в защите государства. Это может быть бюджетник, студент или пенсионер — те категории населения, по которым рынок ударил больнее всего”, — добавляет глава фракции ОВР Вячеслав Володин...


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

За “Единую Россию” и вправду будет голосовать пестрая компания. Но в общем и целом — это люди, которые считают: власть лучше них все знает, все придумает и решит. Умеренно обеспеченные, рассчитывающие на стабильность, устойчивость и постепенное улучшение жизни люди... И еще этих граждан можно назвать “верующими”. Но не в Бога, а в государство, которое должно обеспечить порядок, защитить от врагов; лично в Путина, на которого они сделали ставку...

В идеологическом смысле это публика разношерстная: одним приятны намеки на откат в советское прошлое, другие считают Путина продолжателем дела Ельцина и Горбачева... Причем к Горбачеву здесь относятся хуже, чем к Ельцину, — видно, Борису Николаевичу многое прощается за то, что назначил Путина преемником.

Собравшиеся голосовать за “медведей” одобряют российскую внешнюю политику и с готовностью повторяют выводы и оценки, которые звучат с экранов государственного ТВ: “Норд-Ост” — победа властей”, “НАТО — пережиток “холодной войны”, потерявший смысл”...

А вот в отношении Чечни есть нестыковка между заявлениями и действиями власти и настроениями “медвежьих” избирателей. За то, чтобы держать Чечню в составе России всеми силами и средствами, выступает сейчас от 25 до 29% населения, а остальные выдают от “Да пусть она катится!” до “Конечно, жалко, но придется смириться, если так получится”. Именно так — с сожалением — готовы отпустить Чечню на все четыре стороны и избиратели “Единой России”.

Кроме президента эти граждане доверяют Примакову (его поклонники почему-то увидели в Путине продолжателя дела Евгения Максимовича), Шойгу, Касьянову. Но к своему лидеру Борису Грызлову они относятся не слишком хорошо: 38% избирателей “ЕР” не одобряют его деятельность.

“ЯБЛОКО”: ПЕССИМИСТЫ С ПРЕТЕНЗИЯМИ

Второй человек в думской фракции “Яблоко” Сергей Иваненко сказал нам, что любви к его партии все возрасты покорны — есть же среди “яблочников” бабушка 95 лет!

“За нас голосуют пессимисты-реформаторы” — считают в “Яблоке”. Те, кто не верит, что с нынешним начальством можно кашу сварить, но теплится надежда: вот станет нормальных людей во власти побольше, и удастся сдвинуть дело с мертвой точки. “Капля камень точит” — правило их жизни.

Сторонники Явлинского считают своим “интеллигента”, но “не в смысле “работник театра и кино”. Учителя, врачи... Если это и средний класс, то не в западном понимании этого слова, а в российском: человек, который перешагнул через порог бедности по пути вверх и может себя элементарно обеспечить. В чем-то эти люди еще советские, в чем-то принадлежат к новой формации: “не начальники, не бандиты, не воры, не маргиналы — из тех самых, что раньше сидели на кухне и обсуждали, как все плохо при советской власти”. Но нынешняя жизнь им пока не очень нравится: капитализм-то получился “бандитский”.


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

Если сравнить списки 25 политиков, пользовавшихся доверием населения в 93-м и в 2003-м, обнаруживается любопытный факт: только трое удержались в этом рейтинге — Явлинский, Немцов и Тулеев...

За “Яблоко” голосуют в основном жители больших городов и столиц. Мужчин и дам — примерно поровну. Третьей части поклонников партии — меньше 30 лет, треть пребывает в зрелости, и есть еще удивительная треть “от 50 до 100”. Люди это не бедствующие, хотя и небогатые. Учителей и врачей среди них действительно много.

Принято считать, что “упертые” рыночники — те, кто голосует за СПС, за Немцова и Гайдара. Но по данным опросов выходит, что по-настоящему убежденно рыночный и к тому же самый высокообразованный электорат — как раз у “Яблока”. Социального оптимизма в этой части общества не встретишь: люди здесь страдают неуверенностью в завтрашнем дне, от власти хорошего не ждут, а по ночам просыпаются в холодном поту от того, что приснился дефолт. И еще им очень не нравится, что банкиры и олигархи играют в России огромную роль, а интеллигенция — совсем маленькую. Действительно, “пессимисты-реформаторы” — лучше не скажешь.

СПС: ОПОРА НА ПЭТЭУШНИКОВ

По мнению замглавы фракции СПС Бориса Надеждина, за правых в основном — молодые люди в возрасте от 25 до 35 лет. По большей части высокообразованные.

Живут они, дескать, преимущественно в крупных городах — Москва, Питер, Нижний. Своих сторонников в СПС считают людьми “как минимум среднего достатка, и чем больше достаток у людей, тем больше вероятность того, что они проголосуют за нас, потому что мы — партия снижения налогов”. Правые полагают: их избиратели по настрою — “оптимисты-прагматики”. К жизни они приспособлены, вперед смотрят уверенно и не особо склонны оценивать происходящее с позиций морали, “честно-нечестно”.


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

Избиратели СПС моложе, чем думает Борис Надеждин. Больше всего среди них (30%) — юношей и девушек от 18 до 23 лет. (Тех, кому от 25 до 30 — 16%, от 30 до 40 — 15%). Это и правда довольно образованная публика, но по числу получивших высшее образование она уступает “яблочникам”. У 65% сторонников СПС — среднее и среднее специальное образование! То есть это учащиеся и выпускники колледжей, бывших ПТУ, студенты первых курсов.

Правый избиратель водится вовсе не в больших городах, а в средних и малых, с населением до 500 тысяч. Мужчин и женщин среди сторонников правых пока примерно поровну, но в последнее время партия “мужает”. Почему-то от Бориса Немцова прямиком в протестный электорат уходят самостоятельные, богатенькие дамы 35—40 лет.

Сторонники СПС в основном весьма благополучные люди. Они с оптимизмом смотрят в будущее, положительно оценивают настоящее, очень хорошо относятся к Путину и на президентских выборах проголосуют именно за него, а не за своих лидеров. По взглядам эти избиратели близки к избирателям “Единой России”, но по тем или иным причинам не хотят голосовать за “партию власти”. Поэтому именно между этими партиями происходит сейчас взаимообмен: часть тех, кто голосовал на прошлых выборах за “Единую Россию”, собирается голосовать за СПС, и наоборот.

ЛДПР: С КАШЕЙ В ГОЛОВЕ

Владимир Вольфович убежден: за него голосуют чиновники, мелкие и средние бизнесмены, учащаяся молодежь, военные-отставники. И “женщины средних лет, у которых не сложилась личная жизнь, а в семье нет больших доходов”.

Жириновский видит своего типичного избирателя “человеком в возрасте 35—40 лет”. В советское время в КПСС он не состоял и особой любви к коммунистам не испытывал, но и реформы восторга у “сокола” не вызывают.


ЧТО ГОВОРЯТ СОЦИОЛОГИ?

Избиратели ЛДПР не такие солидные, какими их считает Жириновский: 30—40-летних среди них — меньше трети, зато “молодняка” в возрасте от 18 до 30 — целых 46%. Причем выбирают Владимира Вольфовича в основном мужчины. Непонятно, откуда он взял, что его предпочитают “женщины средних лет, у которых не сложилась личная жизнь”. Мечта такая, наверное.

Молодые россияне, голосующие за Вольфовича, живут в основном в маленьких городах или на селе. Треть из них — рабочие, причем не бедствующие: сами себя они относят к средней части среднего класса. Безработных, впрочем, тоже много.

А вот что у типичного сторонника ЛДПР в голове — сказать тяжело. Им и самим это сформулировать трудно... Примерно половина жириновцев — за укрепление частного капитала или развитие предпринимательства. А треть — за госрегулирование.

Ельцина эти граждане не любят, многие из них вообще “жаждут крови” и хотели бы его судить. Хуже к первому Президенту России относятся только те, кто голосует за КПРФ... Впрочем, коммунистов поклонники Жириновского не любят почти так же сильно, как Ельцина, и назад, в советское прошлое, не хотят. А вот к Путину относятся хорошо.

Владимир Вольфович часто на чем свет стоит ругает США, но его избиратели другого мнения: они настроены умеренно проамерикански, точно так же, как избиратели “Единой России”. Впрочем, молодые люди из провинции с кашей в голове зачастую выбирают Жириновского совсем не потому, что видят в нем выразителя своих взглядов и интересов. “Буду голосовать за него, потому что он смешной”, — говорят многие из них.

“БОЛОТО”: ЖДУТ ЖАРЕНОГО ПЕТУХА

Есть такая группа населения, которую социологи называют “протестным электоратом”. Эти люди заявляют, что не пойдут на выборы — ведь голосовать там не за кого. Иногда на выборы они все же ходят, но ставят галочку в графе “против всех”. Таких в разных регионах может набраться от 5 до 20%.

Принято считать, что “протестанты” — самая униженная, оскорбленная, бедная и потому злая часть населения. Но социологи утверждают: это не совсем так. Оказывается, подобным поведением отличаются люди среднего возраста, со средним образованием, живущие в средних и малых городах (очень крупная популяция “протестантов” обитает на Урале). Они среднеобеспеченны и считают себя средним классом.

По взглядам у них тоже все очень средне: сплошные колебания между социализмом и рынком. Выразителя своих непонятных взглядов среди политиков они не находят, во всех разочарованы. Но порой их клюет жареный петух, и они вдруг, в последний момент, отдают свой голос конкретной партии или человеку. Ученые утверждают: сейчас на голоса середняков-протестантов могут претендовать коммунисты, “Единая Россия” и отчасти ЛДПР.

А самые бедные россияне больше любят ходить на митинги, демонстрации и прочие уличные акции протеста, чем на тихие выборы. Если все же бедняк заходит в избирательную кабинку с бюллетенем в руках, то очень велика вероятность, что галочку он поставит против фамилии какого-нибудь политика-популиста. А если этот популист к тому же покажется бедняге лидером с сильной рукой — все, пиши пропало... По данным опросов, сейчас самая плохо обеспеченная часть россиян неровно дышит к Зюганову, Тулееву, силовикам (Шойгу, Рушайло и Трошеву).


P.S. Лицо, изображенное на фотографии, не обязательно является избирателем указанных партий.



    Партнеры