В Москву приходит зверская любовь

18 марта 2003 в 00:00, просмотров: 399

Если на тихой московской улице вам встретится мартовский заяц, это не глюк, а вы не Алиса в Стране чудес. Просто наступила весна, и зайцы тоже хотят большой и чистой любви. Ну, или не очень большой и не очень чистой.

Сейчас у москвичей появляется уникальный шанс познакомиться со своими соседями — дикими животными. Весной жаждущие любви звери теряют бдительность и позволяют посмотреть не только на себя, но и на то, что у людей демонстрировать как-то не принято.


Зов предков гонит зайцев в дорогу: в марте они носятся как угорелые в поисках второй половины. Пока цель не будет достигнута, косые забывают не только о сне и еде, но и об осторожности. Весной москвичи (особенно живущие неподалеку от “Лосиного Острова”, Измайловского парка, Кузьминского лесопарка, Битцы и Серебряного Бора) часто видят зайцев. Иногда даже становятся свидетелями драки не поделивших самку косых: зайцы бьют друг друга “в морду” передними лапами и вытаптывают пятачок, который в народе зовут “заячьей танцплощадкой”.

А вот черный хорь и ласка (и такие живут в Москве) весной только водят друг друга за нос. В полном молчании они бегают друг за другом, не доводя дело до логического конца. На самом деле любовь-морковь случилась у них в августе, а весной животные устраивают лишь показательные выступления. Если повезет, то, находясь в Алешкинском лесу, Теплостанском лесопарке, Измайловском лесу, на “Лосином Острове”, в Тушинской чаще, на Воробьевых горах или в Ботаническом саду, вы можете застать ложные брачные игры ласок. Понаблюдать за черными хорями сложнее: их в столице всего 4—6 выводков, и живут они в районе реки Сходня и Братеевской поймы.

Свободная любовь царит в мире столичных летучих мышей: здесь живут все и со всеми. Жаль, москвичи редко становятся свидетелями этого “разврата”: летучих мышей в Москве почти не осталось. Все семь замеченных в Белокаменной видов находятся под угрозой исчезновения.

Еще один редкий московский зверь — орешниковая соня (грызун, напоминающий разноцветную мышь). Соня — скрытный зверь. И только в брачный период у москвичей есть шанс увидеть, как он выглядит, — перед спариванием сони пронзительно поют. Нужно только подождать до апреля, пока соня проснется. И бежать их смотреть на “Лосиный Остров”, в Измайловский или Битцевский леса.

Если у нас на десять девчонок, по статистике, девять ребят, то у белок — два-три парня на одну девчонку. Группа из пары-тройки самцов ежедневно выходит на охоту за самкой. Самцы агрессивно урчат друг на друга и дерут когти о деревья, но как только основной инстинкт будет удовлетворен, могут мирно отобедать в компании соперника. Белки — самые плодовитые московские животные, они спариваются по нескольку раз в год, благодаря чему они пока не занесены в Красную книгу. Встретить их можно в любом мало-мальски привлекательном лесу, даже в районе ВДНХ.

Извращенцем номер один среди фауны Москвы можно назвать горностая. Оказывается, он законченный педофил. Впрочем, его педофилия — вынужденная. Горностай настолько редкий зверь, что шанс встретить вторую половину у него минимален (по данным Центра охраны дикой природы, позапрошлой зимой в пределах МКАД числилось всего два десятка этих животных). Приходится довольствоваться тем, что попадется по руку. Даже новорожденными самочками. А маленькая гроностаиха сохранит семя: как только придет время, ей уже не нужен будет “жених”.

Но увы — несмотря на бурную половую жизнь, диких животных в столице больше не становится. Все перечисленные в статье звери (за исключением белки) занесены в Красную книгу Москвы.




    Партнеры