“Pоссия” — в Mалайзии

20 марта 2003 в 00:00, просмотров: 248

Недюжинные мозговые усилия нужны, чтобы припомнить хоть что-то о малайских пиратах, сказочном острове Борнео, да японской электронике местной сборки. Поэтому именно в Малайзию отбыла съемочная группа программы “В поисках приключений” телеканала “Россия”. После Китая, Индии, Египта и Туниса автору проекта Андрею Челядинову и ведущему Михаилу Кожухову все еще хотелось экзотики. Вместе с ними за приключениями отправилась корреспондент “МК”.

Заслышав “великий и могучий” в отеле или прямо на улице, местные вопрошали: “Откуда вы, какой странный язык”. Дальше шла стандартная реакция: “О, Раша! Говорят, там очень холодно, бывает даже ноль градусов!” Узнав, что на свете бывает и -20, и -30, аборигены офигевали. Только один рискнул сделать вывод: “Минус — это что, как в холодильнике, когда там мясо замерзает? Не верю...”

Формат у “Поисков приключений” такой. Телегруппа в составе продюсера, ведущего, оператора и звуковика на две-четыре недели оккупирует какую-нибудь симпатичную “терра инкогнита”. Там ведущий начинает упорно и порой с риском для жизни (кроме шуток, жизнь Кожухова застрахована на четверть миллиона долларов) влезать в шкуру ремесленника-профессионала, характерного для этой страны. Так, Кожухов в Китае — бегал рикшей и выступал актером традиционного театра, в Индии — стирал белье в приятном обществе прокаженных, а в Финляндии трудоустроился эльфом и Санта-Клаусом. Забегая вперед, скажу, что на малайзийском острове Лангави Кожухов облобызался с укрощенной трехметровой коброй.

Пальморуб

Плантации масличных пальм тянутся по обочинам малайзийских дорог, как у нас — лопухи с лебедой. Плод этой пальмы — огромная “шишка” весом под 5 кг. Пальмовое масло — основа экспорта Малайзии. На втором месте — электроника, на третьем — туризм.

Деревня богатого плантатора Салеха поразила домиками на сваях и полным отсутствием цветов. Казалось бы, тропики! Но в период дождей, с октября по январь, Малайзию заливают ливни, смывающие все на своем пути. Потом появляются целые полчища муравьев и червей в почве, которые сжирают все, даже газон. Салех разрешил съемки на том условии, что телевизионщики закупят новый инвентарь: топор, лопату и прочее. Знал бы, на что подписался! “Приключенцы” незамедлительно принялись спиливать недозрелые кокосы и рубить старую 25-летнюю масленичную пальму. Ведущий, опять же на жаре, обреченно махал свежеприобретенным красным топором на длинной ручке — в кино с таким маньяки носятся. Оператор все это снимал больше часа. Наконец пальма пала. Из ее основания выскочило что-то серое и ушастое, оказавшееся на поверку тушканом.

Целители

Нью-йоркский стайл делового центра-сити и примыкающие вплотную к нему ветхие трущобы — ни в одной местной деревне мы не видели такой нищеты. Гламурные супердешевые магазины. А по ночам на тротуары выбегают 6-сантиметровые тараканы… Индийский район Куала-Лумпура представляет собой вереницу лавок, магазинов и едален прямо под открытым небом. В емкостях для сока колышется бурда с осклизлыми ошметками. А по соседству, прямо на жаре, раскинуты прилавки с жареными курами и другими спутниками диареи. Сплошной рынок с поддельными “ролексами”, майками и корешками от импотенции. Прямо Черкизово, если бы не пальмы. Мы ищем наперсточника, а набредаем на народного целителя, который лечит свечками. Вот это типаж для ТВ! Отважный Кожухов соглашается на свечную терапию. Искусник “прижигает” лицо телерепортера свечой так, чтоб ее центр совпадал с чакрами. “Непередаваемое ощущение”, — комментирует Михаил, у которого на щеках, лбу и носу уже красуются белые круги. Кстати, все подводки у Кожухова экспромты, в этом мы убедились воочию.

— Тут снимать — одно удовольствие, — комментирует продюсер Андрей Челядинов. — Вот в Египте мы намучились: с нами ходил чиновник из местного муниципалитета с чемоданом разрешений, и все равно любой полицейский на улице мог тормознуть. Старушка Европа в этом смысле тоже не подарок...

После свечек Кожухов освоил профессию уличного массажиста ног. Апофеозом же хождений в народные целители стал визит к предсказателю-китайцу, расположившемуся для удобства прямо в местной туристической Мекке — на центральном рынке. Китайский прорицатель оказался откровенным шарлатаном. “Наверное, вы известный человек”, — говорил он Кожухову, которого двое снимали на телекамеру и еще пятеро ждали в сторонке.

Свадебный генерал

Малайзию, как и Сингапур, называют азиатским чудом. Постоянное соперничество с соседями и неполные полвека, прошедшие со дня независимости от англичан, довели жителей Куала-Лумпура до забавной гигантомании. В городе есть самая высокая телебашня в мире, самый большой магазин в мире, самая длинная в мире автодорога, построенная над руслом реки, и даже самый высокий в мире флагшток.

Чтобы хоть как-то остановить выдвижение китайцев, 15 лет назад в стране и был взят курс на мусульманство. Неортодоксальное — на весь Кай-Эл мы видели только один косой плакат “Стоп война в Ираке!”, но все же... Сейчас, похоже, в правительстве уже и сами не рады, а уж ничего не поделаешь: как госрелигия ислам 18 лет назад вписан в Конституцию. На женщин надели платки, малайцы получили бесплатное образование, лечение и т.п. Теперь если кто-то хочет сочетаться браком с представителем титульной нации, должен принять ислам и автоматически получить фамилию Абдул. Мы же попали на настоящую исламскую свадьбу по-малайски.

Нарлиза выходила замуж не по любви, а потому, что ей скоро будет 25 лет — после уже никто не возьмет. Может, поэтому вид на церемонии у невесты был довольно-таки кислый. Зато ее папаша цвел и пах: радостно усадил нас за стол, на котором красовался химический напиток из розовых лепестков (5 риннгит за литр концентрата, который разводят в 150 раз). Потом телевизионщики укатили обряжать жениха — рассказывали, что он просто заперся от них в туалете и долго пыхтел, переодеваясь в “свое, царское”. Без стеба — костюмы жениха и невесты представляют собой копии парадных царских облачений из парчи, а стулья, на которых они будут сидеть на церемонии, — уменьшенные копии монарших тронов.

Тем временем к столам начали подтягиваться гости. Они лихо подъезжали на мопедах и чинно рассаживались: мальчики налево, девочки направо. Наполнили тарелки рисом, тушеными овощами и мясом в остром соусе и принялись все это поедать — руками. Жевали сосредоточенно, не отвлекаясь на разговоры. Поели — и ушли. Пустующие места заняли новые гости…

Наконец привезли жениха. Все выстроились в процессию — с барабанами и дудуками. Невеста подошла к жениху, встала на колени и принялась целовать ему руки. Впрочем, более никаких ужасов порабощения не наблюдалось. Молодые сидели во дворе, а старший родственник язычески шаманил у них перед носами стеклянными пластинками, да еще и Кожухову предлагал. Потом брачащихся усадили на “троны”, мазали медом и обсыпали рисом. Наконец все это закончилось. Нарлиза за отдельным столом, впервые улыбнувшись, принялась резать курицу. На этом, собственно, свадьба и закончилась.

Программу можно будет увидеть на втором канале 22 марта. И главное в ней, как я поняла, все же не приключения. Главное, чтобы мы кое-что поняли про доброжелательных смуглых людей из продвинутого города Кай-Эл и его патриархальных окрестностей, живущих под мусульманским флагом на стометровом флагштоке, среди масличных пальм, в стране вечного лета.





Партнеры