Московские каникулы Гойи

20 марта 2003 в 00:00, просмотров: 211

Пороки человечества, неизменные, как число “пи”, испанскую корриду во всей красе можно обнаружить на уникальной выставке в Московском музее археологии “Гойя. Терзание души”. Уникальность ее в том, что к нам приехала вся графика Гойи.

Работы собирали по музеям и частным коллекциям мира. Известно, что Гойя делал по 200 копий своих офортов, и понятно, что очень немногие из них сохранились. Через два года после смерти художника королевская типография выпустила дополнительный тираж гравюр мастера, отличавшийся наличием специального штемпеля на бумаге, — таких работ немного, но они есть.

Место проведения выставки выбрано не случайно: атмосфера Музея археологии как нельзя лучше подходит для создания духа времени, отсылающего нас на пару веков назад. А оригинальное световое, музыкальное и видеосопровождение только усиливает ощущения посетителей.

— Музей находится на определенной глубине, что соответствует культурному слою начала XIX века, — рассказывает один из организаторов выставки Александр Щеляков, — здесь представлен фрагмент моста, который видел Наполеон, въезжая в Москву, а Гойя жил именно в ту эпоху, так что историческая параллель налицо.

Итак, в Москву приехали 222 гравюры четырех известных серий: “Причуды”, “Бедствия войны”, “Бой быков”, “Нелепости”. Своими “Причудами” автор высмеивал человеческие глупости и пороки: распутство, тщеславие, обжорство, обман... Образы “Причуд” без натяжки корреспондируются с шемякинской скульптурной композицией пороков взрослых, что говорит лишь об одном: за два века в человеческом сообществе, увы, мало что изменилось. Над серией “Бедствия войны” — а это 80 офортов — Гойя работал более 15 лет, все то время, пока шли Наполеоновские войны. А какой испанец не любит корриду? Нет такого, и это доказывают 40 гравюр, популяризирующих кровавую забаву: человек по сути слаб и ничтожен, а поди ж ты, вступает в единоборство с быком — олицетворением природной мощи. В офортах не только динамизм и трепетное, если не сказать нежное, отношение автора к корриде, но и историзм. Практически все они являются изображениями реально некогда существовавших людей и реально происходивших событий.

А вот над “Нелепостями” Гойя работал уже на закате своей жизни, у него были проблемы со здоровьем — он почти ослеп и оглох, но это не остановило великого мастера. Сюжеты для последних гравюр художник заимствовал из своих снов и кошмаров. Неудивительно, что, глядя на эти работы, долго не можешь понять, кто перед тобой — призрак, человек или мифическое существо. Из своего подсознания он извлекал невероятные создания, удивлявшие тогда, удивляющие и теперь.




    Партнеры