Культ без личности

21 марта 2003 в 00:00, просмотров: 1635

Март был знаковым месяцем в судьбе Василия Сталина. 24 марта 1920 года сын “отца народов” родился, в марте 40-го окончил Качинскую школу летчиков, в марте 43-го получил орден Александра Невского, в марте 46-го ему присвоили звание генерал-майора, в марте 53-го умер его всемогущий отец, в том же году в марте Василия уволили из армии, а 19 марта 1962 года его не стало.

Если о его рождении в “царской” колыбели, “золотом” детстве и славном боевом пути написано немало, то о последнем годе жизни Василия Сталина в казанской ссылке практически ничего не известно. Корреспонденту “МК” удалось встретиться с очевидцами пребывания опального генерала в Казани.

В Казани Василий Сталин появился 29 апреля 1961 года в сопровождении трех офицеров КГБ. Позади осталось восьмилетнее пребывание во Владимирской и Лефортовской тюрьмах. В 11 часов утра его принял председатель КГБ Татарии и сообщил об условиях содержания: однокомнатная квартира, пенсия 150 рублей, запрет на выезд из города. В ссылке бывшему командующему военно-воздушными силами Московского военного округа надлежало отбыть долгих пять лет.

В первый же день один из жильцов дома по улице Гагарина — летчик-испытатель Каримов — узнал в соседе-новоселе Василия Сталина, под началом которого некогда служил. Слух о прибытии сына “кормчего нации” в Казань моментально разнесся по городу.

— Все время нахождения в Казани сын Сталина был под бдительным наблюдением сотрудников местного КГБ, которые завели по этому поводу специальное многотомное дело под кодовым названием “Флигер” — от немецкого слова “flieger” — “летчик”, — рассказывает профессор Казанского университета Алексей Литвин, одним из первых получивший доступ к архиву Центрального управления ФСБ по Республике Татарстан.

К делу подколота докладная записка от 13 июня 1961 года. Председатель местного КГБ доносил по инстанции: “Поведение “Флигера” после прибытия в Казань показывает, что он, вопреки предупреждению, стремится как можно шире распространить в городе слух о себе. Почти каждому, кто с ним сталкивается (соседи по дому, водители такси, почтальоны), он подробно, порой не дожидаясь вопросов со стороны собеседников, рассказывает о своей биографии, мотивах ареста в 1953 году, пребывании в заключении, обстоятельствах, при которых оказался в Казани. При этом во многих случаях “Флигер” старается пояснить, что его арест связан с тем, что он не хочет отрицательно отзываться об отце, а “прячут” его потому, что он “слишком много знает”.

— Из Москвы в Казань Василий прибыл не один, — продолжает рассказывать профессор Литвин. — Его сопровождала Мария Игнатьевна Шевергина, по первому мужу Нузберг. Именно на ее имя был выписан ордер на квартиру, где предстояло коротать ссылку Василию Сталину.

С тридцатилетней медсестрой опальный генерал познакомился в Московском институте им. Вишневского, где после освобождения из тюрьмы лежал на обследовании. Миловидная женщина ухаживала за истощенным Василием, у которого была язва желудка и сужение сосудов ног.

В деле под номером 1588 доктор исторических наук Алексей Литвин обнаружил протокол беседы Василия Сталина с председателем КГБ Татарии от 7 октября 1961 года. Василий просил разрешения оформить ему брак с Марией Шевергиной и устроиться на работу комендантом аэродрома авиационного завода. Председатель, в свою очередь, предложил сменить Василию фамилию Сталин на подлинную фамилию отца или матери и получить паспорт вместо имеющейся у него на руках справки об освобождении из заключения. Неожиданно Василий согласился, правда, при условии, что ему вернут смехотворную сумму — 30 тыс. рублей компенсации за отнятую подмосковную дачу. Но через несколько часов позвонила Шевергина и сообщила о повышении ставки: по ее словам, за смену фамилии Василий требовал возвращения в Москву, возврата квартиры, машины и увеличения пенсии.

Власти вступили в торг. 27 октября Василий согласился получить паспорт на фамилию Джугашвили, с тем чтобы к 7 ноября, празднику Октябрьской революции, зарегистрировать свой брак с Шевергиной и узаконить отношения с ее детьми. В связи с этим он просил предоставить ему в Казани трехкомнатную квартиру и доставить из Москвы машину и вещи.

Это следовало согласовать с московским руководством. 30 октября из Казани на имя главы КГБ Александра Шелепина отправилась докладная записка. Ответ датирован 17 ноября. В Москве вяло торговались: жилплощадь может быть расширена до 2-комнатной квартиры, вещи могут быть возвращены, вместо машины возможна компенсация.

Сажали Сталина, судили Сталина, Сталиным и подохну...

— 9 января 1962 года Ленинский райотдел милиции города Казани выдал Василию паспорт на имя Джугашвили, — говорит Литвин. — Через два дня он зарегистрировал брак с Марией и удочерил ее детей — Людмилу и Татьяну.

А ведь еще полгода назад Василий писал своей тете, Анне Аллилуевой: “Что касается фамилии, то я лучше глотку себе перережу, чем изменю! Никогда на это не пойду, и говорить со мной нет смысла. Сажали Сталина, судили Сталина, а теперь для их удобства менять... Нет! Каким родился, таким и сдохну!” И добавлял: “К тому же это бессмысленно, ибо мои соседи по дому, летчики, служившие ранее у меня, — узнали меня, и вся Казань знает, кто я такой... Настроение паршивое, здоровье того хуже, но постараюсь это пережить, хотя надоело и осточертело влачить такое существование...”

Историк Алексей Литвин предполагает, что Василий решил изменить свою фамилию под натиском Шевергиной. В деле №1588 сообщается, что в сентябре медсестра Мария поехала в Москву, чтобы сделать аборт. Любвеобильный Василий тут же завел скоротечный роман с другой Марией, двадцатилетней студенткой ветеринарного института. Оба ее дяди были летчиками и служили под началом Василия. Опальный генерал звал студентку Маришей, она ласково называла его Васико. Сотрудники КГБ фиксировали на магнитную пленку каждый вздох в квартире на улице Гагарина... Вернувшаяся из Москвы медсестра обнаружила в своей квартире прекрасную незнакомку. Студентку Маришу вызвали в районное отделение внутренних дел и обвинили в том, что она учинила скандал в квартире, где не прописана... А Шевергина пригрозила Василию Сталину уходом, если ее жизнь и жизнь ее детей не будет должным образом устроена. Вот тогда-то, видимо, устав сопротивляться, Василий капитулировал и дал согласие на смену фамилии.

Мария Шевергина стала, по сути, четвертой женой Василия Сталина. С первой своей супругой — студенткой полиграфического института Галиной Бурдонской — Василий познакомился на катке. На свадьбе невеста была в красном платье, кто-то заметил тогда: не к добру. Нажив в браке двух детей, сына Сашу и дочь Надю, супруги расстались. Вторую жену Василий выбрал из “своего круга”. На этот раз нареченной сына “кормчего нации” стала маршальская дочь Екатерина Тимошенко, которая родила ему сына Васю и дочь Свету. По воспоминаниям очевидцев, редкий день в их семье обходился без скандала. Следующей избранницей Василия Сталина стала 19-кратная чемпионка и рекордсменка Союза по плаванию Капитолина Васильева. Их брак не был зарегистрирован, так как по паспорту Василий еще оставался мужем... Галины Бурдонской (со второй женой он был зарегистрирован вопреки закону. Запись была лишь в книге регистрации. А штамп в паспорте оставался старым.) Василий был хорошим хозяином и отцом... пока не пил. Вдобавок ко всему Василий ревновал Капу к спорту. Когда его гражданской жене должны были выдать удостоверение заслуженного мастера спорта, он позвонил председателю спорткомитета и приказал не присуждать Капитолине этого звания. Дома вынес приговор: “Покончено со спортом!” Уверовав в свою безнаказанность, он стал поднимать на Капитолину руку. Вскоре она покинула особняк на Гоголевском бульваре.

Скажи я словечко, за меня пол-Грузии встанет

— В деле сохранились отдельные письма Василия из Казани, — говорит профессор. — Через две недели после прибытия в город он отправил Хрущеву письмо, в котором в горьких выражениях жаловался на “беззаконие и бесстыдство”. По словам Василия, его просто “хотят заклевать”. Хрущев на жалобу не прореагировал. В свою очередь, на его стол ложились стенограммы пьяных откровений ссыльного. “Кто такой Никита? — объяснял тот случайному собутыльнику. — Он был секретарем партбюро в академии, и там мать моя училась. Она его привела в дом. Отец его — трах — секретарем райкома партии назначил. Трах — вторым секретарем МК. Трах — и он уже первый секретарь МК и секретарь ЦК...” В целом Василий верно описывал карьеру советского лидера, но тем больше оснований имел Хрущев быть им недовольным.

Став главой нового семейства, Василий не собирался избавляться от своего пристрастия к алкоголю. Нормой его жизни в Казани стали литр водки и литр вина в день. В преддверии нового, 1962 года — 30 января, хватив “норму”, он попал в реанимацию. Этой дозы с лихвой хватило бы и гиганту, что уж говорить о худощавом человеке ростом 174 см и весом в 60 кг. Лечащему врачу Барышевой потом еще не раз приходилось выводить Василия из запоя. Именно алкоголизм свел Василия в могилу в сущности еще совсем молодым человеком — ему был всего сорок один год.

По оперативным донесениям сотрудников КГБ Татарии, обстоятельства, предшествующие смерти Василия Сталина, таковы. 14 марта 1962 года семью Джугашвили посетил гость — майор Сергей Георгиевич Кахишвили, преподаватель Ульяновского танкового училища. Он был грузином, а Василий разыскивал грузин даже среди торговцев и неоднократно бравировал тем, что, скажи он словечко, за него пол-Грузии встанет.

Кахишвили привез с собой вина. Василий давно воспринимал подобные дары как должное. После застолья гость уехал, оставив 6 бутылок красного вина и шампанского. Три дня — 15, 16, 17 марта — Василий пировал, после чего заболел. 19 марта в час дня его не стало. В предварительном медицинском заключении подчеркивалось, что причина смерти — злоупотребление алкоголем. По указанию председателя КГБ Семичастного было проведено расследование. В состав специальной медицинской комиссии вошли доценты Ахундзянов, Голиков и лечащий врач Василия Джугашвили — Барышева. После патологоанатомического исследования комиссия сделала вывод: “Причиной смерти Василия Сталина стала острая сердечная недостаточность, развившаяся в результате резко выраженного атеросклероза на фоне алкогольной интоксикации”.

В деле 1588 Алексей Литвин нашел акты различных экспертиз.Были исследованы оставленные грузинским майором бутылки с вином, яда в них не обнаружили. Танкиста Кахишвили признали невиновным и отпустили. Впоследствии Сергей Георгиевич сильно переживал, что привез больному язвой желудка Василию чуть ли не бочонок вина. Он добровольно снял погоны и демобилизовался из армии.

Ходили упорные слухи, что Сталин покончил жизнь самоубийством, сын Берии — Серго — в своей книге утверждал, что Василий Сталин был убит ножом в пьяной драке, сестра Василия — Светлана Аллилуева — считала, что к смерти брата причастна его последняя жена Мария Джугашвили, которая якобы состояла на службе в КГБ.

Похороны Василия Сталина обошлись КГБ в 426 руб. 05 коп.

Похороны опального генерала состоялись на третий день, 21 марта, в 15 часов дня.

— Я тогда вел в школе урок, и из окна класса мне был прекрасно виден подъезд дома №105 по улице Гагарина, где жил Василий Сталин, — рассказывает Алексей Литвин. — Как только я заметил катафалк, сразу понял, кто умер. Мы с учениками как были — в школьной форме, без верхней одежды — бросились вниз.

Спустя годы профессор Литвин в деле Флигера прочтет, что при выносе тела, по подсчетам агентов КГБ, присутствовало 250—300 человек, “преимущественно женщин и детей, проживающих в рядом расположенных домах”.

На похороны приехала гражданская жена Василия, Капитолина, с его детьми от первого брака — Сашей и Надей Бурдонскими. Позже она будет вспоминать, что искала в Казани живые цветы, которые Василий очень любил, но не нашла и купила зеленые растения в горшочках. У гроба стояла также медсестра Шевергина с дочерьми и ее отец. Из военных в толпе был замечен только один мальчик — курсант в форме летчика.

Хоронили Василия Джугашвили скоротечно, не было ни гражданской панихиды, ни церемонии отдания воинских почестей, положенных генералу. Так посчитал тогда целесообразным председатель КГБ Семичастный, а его казанские коллеги это указание выполнили, потратив на похороны 426 руб. 05 коп.

Фотографию Василия на памятнике постоянно расстреливали

Могила Василия Джугашвили на Арском кладбище находилась недалеко от ворот, слева от главной аллеи. Рядом лежал Герой Советского Союза Фильченков и скончавшийся в казанской тюрьме бывший командующий Балтийским флотом адмирал Галлер.

Ныне прах младшего сына Сталина, по желанию удочеренных им за несколько месяцев до смерти Людмилы и Татьяны, перезахоронен рядом с их матерью, Марией Джугашвили, на Троекуровском кладбище в Москве. Но место бывшего захоронения по-прежнему ухожено. Снег около оградки тщательно расчищен, у подножия памятника — живые цветы.

Ни для кого из местных жителей не является секретом, что все эти сорок с лишним лет за могилой ухаживали члены грузинской казанской общины. Специалист местного коммунального предприятия “Ритуал”, в просторечии — рабочий-землекоп, Равиль Мустафаев рассказал корреспонденту “МК”, что долгие годы владельцем именитого захоронения значился житель Казани Иван Якимов. Несколько лет назад на Арском кладбище прошла перерегистрация могил. После чего удостоверение владельца было выдано уже на имя старшей дочери Василия — Людмилы Джугашвили.

Все эти годы могила Василия Джугашвили была местом паломничества приезжающих в Казань грузин. Но в то же время на памятнике с завидным постоянством расстреливали фотографию. Поймать за руку злоумышленников ни разу так и не удалось. Так и после смерти Василий Сталин продолжал расплачиваться за грехи отца.

— О том, чью могилу нам предстоит вскрывать, мы узнали утром 20 ноября, за несколько часов до прибытия специальной комиссии, — рассказывает Равиль. — Все прошло тихо и буднично. К обеду на кладбище приехала Татьяна Джугашвили — дочь Василия Иосифовича. Следом подъехали “люди в штатском”, представители “Военно-мемориальной компании” республики, а также врачи из санэпиднадзора ближайшего Вахитовского района.

Вскрыли могилу и увидели, что останки Василия полностью истлели. Хорошо сохранилась только его фуражка генерал-лейтенанта. Помню, Татьяна Васильевна едва не упала, ее подхватили и отвели к сдвинутой с места оградке. Опознание прошло оперативно. Пока составляли акты, дочь Василия показала рядом стоящим с ней женщинам фотографию, где они с сестрой и матерью были сняты вместе с Василием Иосифовичем.

Дочь Василия Сталина хотела везти останки отца в обыкновенном гробу. Но врачи воспротивились этому. Прах переложили в цинковый гроб, запаяли, и машина двинулась к Москве.

Памятник на могиле остался прежним. На черной мраморной плите появилась лишь дополнительная надпись о перезахоронении. “Могилу присыпали гравием, поставили на место оградку, было ощущение, что никакого вскрытия могилы и не было”, — говорит Равиль.

В администрации президента Татарстана нам сообщили, что расходы, связанные с процедурой вскрытия могилы и доставки праха в столицу, взяла на себя “Военно-мемориальная компания” республики, которой руководит Борис Тутаев. Мероприятия были организованы на средства, которые пожертвовали отставные офицеры.

Информация о Марии Джугашвили была засекречена

Разыскали мы в Казани и дом №105 по улице Гагарина, где жил во время ссылки опальный генерал. У сталинской пятиэтажки ныне совсем обветшалый вид. Двери крайнего подъезда, где на четвертом этаже находится квартира №82, обиты фанерой. В однокомнатной квартире, где некогда жил Василий Сталин, единственные на площадке стальные двери. На звонок нам никто так и не открыл. Соседка из 83-й квартиры объяснила: “Эта сталинская квартира вообще проклятая. Никто из жильцов больше двух-трех лет в ней не задерживается. А нынешние соседи вообще как мыши. Мы их и не слышим. Знаем только, что работают они в органах, дома бывают редко...”

Известно, что инженер авиационного завода, который въехал в квартиру после кончины Василия Сталина, уже через несколько месяцев пришел в профком и буквально взмолился: “Дайте любую другую квартиру. Больше сил нет терпеть...” Чуть ли не ежедневно к нему с близлежащего базара приходили грузины. Выставляли вино, фрукты и предлагали помянуть сына Сталина.

Репортеру “МК” с большим трудом удалось отыскать в соседнем доме тех, кто помнил Василия Сталина. Старожил Петр Федорович Остапенко поведал следующее: “Я про Ваську вам ничего плохого не скажу, щедрый был человек, не крохобор. Скромно жил, без излишеств. Бывало, съездит на Черное озеро за пенсией, весь двор в гости зовет. А смотрим, дней через десять, накинув на майку безрукавку, идет бутылки сдавать”.

Зная, что после смерти Василия Сталина Мария получила двухкомнатную квартиру, отправились на поиски дома №73 по улице Гагарина.

Нам удалось узнать, что “ссыльная” жена Василия Сталина считалась женщиной яркой. У нее была статная фигура и темные кудрявые волосы. Вдове в те годы едва перевалило за тридцать. После смерти мужа Мария была вынуждена устроиться работать монтажницей на авиационный завод — почтовый ящик №296, где выпускали приборы для ракет и космических кораблей. Ныне это ОАО “Элекон”. Старожилы вспоминали, что попасть работать на завод в то время было непросто. Нужно было пройти проверку в органах и дать письменное обещание о неразглашении военной тайны. Зато и платили хорошо. Василия похоронили в марте, а с февраля Мария уже работала ученицей радиомонтажника. Через три месяца ей присвоили 5-й разряд.

— Мы знали, что у нас в 99-й школе в 4-м и 5-м классах учатся две девочки по фамилии Джугашвили, но старались не акцентировать, чьи они дети, — говорит Алексей Литвин, который в то время работал учителем истории.

В квартире №71, где жила Мария Джугашвили, с тех пор сменилось три хозяина. Но нынешним жильцам до сих пор исправно приходят открытки на грузинском языке.

Прожив в Казани два года, в марте 65-го семья Джугашвили переехала в Москву. За могилой мужа Мария поручила ухаживать своей подруге по работе — Светлане Рогачевой.

В прошлом году Василий Сталин тоже “вернулся” в Москву. Но не на Новодевичье кладбище, где хотела перезахоронить брата Светлана Аллилуева. На престижном погосте покоится их мать Надежда Аллилуева, няня Каролина Тиль, вторая жена Василия — Екатерина Тимошенко и их сын Вася. Младший сын Сталина нашел успокоение на тихом, далеком от помпезности Троекуровском кладбище, рядом со своей последней женой.

Ныне из родных детей Василия Сталина остался в живых только Александр Бурдонский. Надежда Бурдонская умерла совсем недавно — в 1999 году, а дети от второй жены Екатерины Тимошенко — Василий и Светлана — покинули этот мир совсем молодыми. Фамилию Джугашвили сохранили только удочеренные Василием Сталиным девочки — Людмила и Татьяна. Выйдя замуж, они, кстати говоря, остались Джугашвили.




Партнеры