Как удержать на бороде храм Петра и Павла,

22 марта 2003 в 00:00, просмотров: 193

От Москвы, то бишь от Кремля, ключи имеются. Те самые, которые, если верить истории и Пушкину, так ждал Наполеон. Сегодня они хранятся в Оружейной палате — лежат себе на бархатной подушечке и уже ничего не отпирают: замки-то давно поменяли. А вот есть ли ключи от Санкт-Петербурга? “Как раз сейчас изготавливаются — сувенирные к 300-летию второй российской столицы”, — заверили нас в администрации города.


— Идея ключа возникла очень просто, — говорит автор, скульптор Светлана Марковна Асташева. — Триста лет городу — это знаковый момент, возраст духовной зрелости. Поэтому я решила: надо делать не памятник событию, а знак.

За основу украшения ключа Светлана Марковна взяла Петропавловскую крепость — то, с чего город, собственно, и начинался. Крепость, как любой форпост, сама по себе ключ, которым Россия когда-то отпирала выход на Запад. На бородке ключа установлен храм Петра и Павла.

На головке автор решила сделать этакие художественные “пятна”, а в середине поместить портрет Петра как основателя города. “Пятна” затем следовало как-то разыграть, и на ключе появились игла Адмиралтейства и Биржа — то есть финансы и флот, Исаакиевский собор и собор Казанской Божьей Матери — как символ духовности Санкт-Петербурга.

Художественный макет ключа от города Асташева создавала десять ночей, а, как известно, ночь для жителей Питера — время суток совершенно особенное, мистическое. Сперва модель была выполнена в пластилине. Сейчас ее как раз изготавливают в воске, затем переведут в металл, отчеканят, потому что восковка имеет свои пределы точности. Предполагается выпустить около ста ключей — по числу ожидаемых особо важных гостей.

— Из какого материала будет сделан окончательный ключ?

— Он может быть разным. И бронза, и латунь, и позолота.

— Сколько сувенир будет весить?

— Приблизительно граммов шестьсот.

— От чего зависит выбор материала?

— В так называемом Комитете-300, который отвечает за все предстоящие торжества, говорят, что лучше использовать золоченую латунь, она эффектнее. Но ведь бронза от прикосновения рук — а ключ, естественно, будут трогать — зеленеет. Мне же как скульптору слегка позеленевшая бронза очень нравится. Но городские власти, может быть, не столь тонкие любители зеленой бронзы, им хочется, чтобы все блестело. Тогда лучше использовать золото.

Беру в руки восковую заготовку, вглядываюсь. Знакомые культовые места Питера выглядят на ключе удивительно уютно, а величественный Петр Первый вызывает ответное чувство гордости за нашу Северную Венецию. Наполеоном я себя не чувствую, но держать в руках ключи от такого города, как Санкт-Петербург, что ни говори, приятно.





Партнеры