Детальный исход

22 марта 2003 в 00:00, просмотров: 210

Самолет “Су-35” специалисты называют предтечей истребителей пятого поколения. В нем использованы системы с элементами искусственного интеллекта и ряд других ультрасовременных наворотов. Таких машин было всего три-четыре. А с конца прошлого года стало еще меньше. Предтеча предтечей, но один из “35-х” разбился в Егорьевском районе во время испытательного полета.

Как уже сообщалось, авария суперсамолета произошла 19 декабря прошлого года. Учитывая, что машина была не просто военной, а суперновой, место падения тут же оцепили войска. Гражданская нога, тем более журналистская, там и близко не ступала.

Чтобы узнать подробности катастрофы, “МК” спустя три месяца отправился на место события. Деревня Шалахово находится в 150 км от Москвы. До нее если и можно добраться без проблем, то только на самолете “Су-35” (и то, как показывает практика, не всегда). Мы же ехали на “Ниве”, ломались, толкали машину через снежные заносы и даже шли пешком... Мимо заброшенных ферм и разваливающихся амбаров, по дамбам и буеракам. И вот она — деревушка. Несколько домов и... ни одной живой души!

Становится не по себе. Мало ли какой сверхсекретный груз был на борту сверхсекретного самолета?

— А где жители? — спрашиваем старика, вышедшего за дровами в сарай.

— В лесу. Какую-то штуковину от разбившегося самолета ищут.

Что это за “штуковина”, дед, разумеется, не знает. Но за нее военные обещали заплатить нашедшему аж 1000 долларов. Неудивительно, что жители уже три месяца по пояс в снегу ищут таинственную запчасть.

Пока, увы, безрезультатно. Однако сельчане не жалеют о потерянном времени. Его ведь все равно девать некуда. Колхоз развалился, рыбхоз дышит на ладан, почти все сидят без работы и поправить свое материальное положение штукой баксов мечтает каждый.

Жители, оказывается, видели, как около 16 часов 19 декабря от истребителя сначала отвалился какой-то кусок (может, тот самый блок?!), потом из самолета катапультировался летчик. Ну, а уже потом в лесу, на берегу водохранилища, раздался мощный взрыв.

— Это была плоская панель размером два на полтора, — со знанием дела поясняет работник рыбхоза Андрей Демченко. — Тут же повалил густой снег, и ее начисто засыпало.

Жена Андрея протягивает ксерокопию с подробной топографической карты, на которой место катастрофы отмечено зеленым кружком. В соседней деревне Рахманово (где тоже хотят получить премию в $1000 и ищут “штуковину”) такие карты есть почти в каждом доме.

Самолет разбился, как мы уже сказали, примерно в четыре часа дня. С вертолета нашли летчика. Он не пострадал, пришлось лишь пару часов померзнуть, пока не сняли, — парашют повис на деревьях. И только на следующий день в рыбхоз прибыли военные, место падения было оцеплено.

— Удивительное дело, — жалуется охранник Владимир Калинин. — Солдаты жили в нашей сторожке, вместе питались, спали, вместе “согревались”. А когда он в оцеплении — в упор не признает.

Спрашиваю собеседников: почему же они не пошли сразу на место аварии? Все-таки недалеко и интересно! Они согласно кивают головой: конечно, интересно. Но и страшно. А вдруг там атомная бомба?! Нет, сидели по домам с плотно закрытыми ставнями.

После крушения самолета первое, о чем подумали аборигены, так это, конечно, о радиации. Бабы жаловались на сильные головные боли и “ревматизм в пояснице”. Мужики “снимали стронций” самогоном.

Потом по деревне прошел какой-то офицер, сказал, что они темные люди и что никакой радиации на самолете, а значит, и в округе не было и нет. Бабы потихоньку успокоились, а коровы как доились, так и доятся. Больше того, молоко у них стало даже вкуснее!

Спрашиваю: почему?

— А бес его знает! — разводят руками крестьяне.

Иду к месту катастрофы без провожатых. Туда уже проложена “народная тропа”, не заблудишься. На полянке недалеко от берега водохранилища ничто не напоминает о декабрьском ЧП. Лишь несколько ободранных сосен и елок.

Крестьяне, поднаторевшие в авиации, говорят, что на машине якобы испытывалась система “свой-чужой”. Конструкторы пытаются защитить российские самолеты от российских же ракетных комплексов. Чтобы попавшая в руки, скажем, террористов ракета не наводилась на свой самолет.

За две-три недели с места крушения были вывезены все до последнего обломки “Су-35”, местность досконально прочесали. По неофициальной информации из Летно-исследовательского института имени Громова, который и проводил испытания, одну из деталей найти действительно не удалось.




    Партнеры