Супер CTARые

24 марта 2003 в 00:00, просмотров: 382

Нам они казались пришельцами с другой планеты. Прикоснуться к ним — несбыточная советская мечта, увидеть — несказанное счастье, услышать — редкая удача. Когда по советскому ТВ передавали “Мелодии и ритмы зарубежной эстрады”, народ сломя голову несся к телевизору. Песни кумиров диско 70-х стали едва ли не единственным живым звуком, доносившимся сквозь “железный занавес”.

Теперь все иначе. Поговорить по душам с престарелыми “звездами” стало значительно проще. А увидеть — вообще раз плюнуть. Чуть ли не каждый месяц к нам в Москву наведываются то “Бони М”, то “Оттаван”, то “Баккара”. А то и все сразу.

Легенда о трех головах

“Бони М” стали легендой при жизни. 18 платиновых и 15 золотых альбомов, более 200 платиновых и золотых синглов — за 10 лет существования группы по всему миру разошлись 150 миллионов дисков. Это не считая пластинок, проданных в Советском Союзе, где “Бони М” наравне с “АББА” стали олицетворением всех прелестей запретной, но такой сладкой жизни Запада. И хотя “Бони М” распался уже более 15 лет назад, его кажущиеся вечными хиты до сих пор звучат на самых модных дискотеках.

А все началось в далеком уже 75-м, когда немецкий продюсер Фрэнк Фариан набрал в новый диско-проект чернокожих выходцев из Ямайки и Вест-Индии: бывшую секретаршу Мэйзи Уильямс, манекенщицу Марсию Баррет, солистку хора Лиз Митчелл и диск-жокея Бобби Фаррелла. И надо же было такому случиться: эти “ребята с улицы” моментально стали королями диско в Европе. Песни “Sunny”, “Belfast”, “Daddy Cool”, “River Of Babylon” не сходили с вершин европейских хит-парадов. Кроме того, “Бони М” стали первой западной супергруппой, посетившей СССР во времена махрового застоя — в 1978 году!

— Это была большая честь для нас, — делится воспоминаниями постаревшая на 25 лет участница тех концертов Мэйзи Уильямс, — русское правительство распорядилось выслать за нами самолет. Наверное, наш хит “Rasputin” привлек их внимание. Правда, как раз эту песню нам спеть так и не разрешили. Я думаю, все дело в словах — там ведь речь идет об императрице... Помню, в Москве было дико холодно. Мы снимали клип на Красной площади, но больше трех—пяти минут на улице выдержать не могли. Для нас всегда держали наготове огромные нагретые шубы. Кроме того, давали выпить водки, чтобы согреться, растирали ею руки. Мы дали 10 концертов в течение пяти дней. Очень опасались, что не удастся достичь сердца русской публики. Но, к счастью, все прошло прекрасно.

В 1979 году группа последний раз взламывает европейские чарты успешным альбомом “Oceans Of Fantasy”. А затем происходит двухгодичная пауза — участники группы устают и от успеха, и друг от друга. Дело осложняется взаимными обидами и претензиями: поползли слухи, будто бы в группе вживую поют лишь Лиз Митчелл и Марсия Барретт. Все мужские партии якобы исполнял сам продюсер — Фариан, считавший, что Бобби и Мэйзи не умеют петь. Уже после распада группы Лиз Митчелл поспешила подлить масла в так и не разгоревшийся огонь, заявив в одном из интервью: “Будучи солисткой группы, я исполняла также и бэк-вокал. Бобби Фаррел и Мэйзи Уильямс за все время существования “Бони М” не издали ни единого звука”.

— Лиз может говорить все, что хочет, — говорит Мэйзи накануне московских концертов. — Но если бы это было правдой, я бы не была здесь. У Лиз бесконечные проблемы, а я считаю: если у человека проблемы — лучше оставить его в покое.

Как бы там ни было, а в 86-м группа распалась окончательно. Первым ушел Бобби Фаррелл — единственный мужчина “Бони М”. На его место взяли другого, но между солистами не прекращались дрязги. Все решили, что лучший выход — расстаться. К тому времени уход со сцены экс-кумиров прошел почти незамеченным. Эпоха диско прошла, миру требовались новые герои.

Сейчас “Бони М” существует сразу в трех версиях: каждый участник оригинального состава, за исключением Марсии Барретт, с относительным успехом разъезжает по миру и зашибает деньгу, используя славное имя. И все довольны. Негодует лишь неутомимая Митчелл: “Мне причиняет боль, когда другие говорят, что они — это “Бони M”. Только я имею на это право”. Дело доходило до суда между солистами, но в итоге каждый отстоял свое право называться “Бони М”.

— В оригинальном составе было 4 человека, — говорит Мэйзи, — и каждый из нас заработал право выступать под этим именем. Все три состава — и с Бобом Фарреллом, и с Лиз Митчелл, и со мной — настоящие. Нет проблем: если людям нужна наша музыка, мы готовы путешествовать по миру и исполнять любимые песни.

“Бони М” сегодня — это только старые хиты, миксы старых хитов и миксы миксов старых хитов. За исключением Лиз Митчелл все экс-солисты поддерживают между собой приятельские отношения. Даже Марсия, нынче живущая с мужем во Флориде, регулярно названивает Бобби и Мэйзи. Но вот об историческом воссоединении группы, пожалуй, остается только мечтать.

— Боюсь, это невозможно, — качает головой Мэйзи, — конечно, мне грустно это осознавать. Когда-то мы считали себя одной большой семьей. Но не всегда получается так, как мы хотим. Нам пришлось разойтись. Жаль.

Семейное диско

При первых звуках аккордов до боли знакомой песенки “Hands up” у меломанов со стажем ноги сами пускаются в пляс. И пусть в прогрессивной Европе уже и знать толком не знают: кто такие эти чернокожие ребята. Пусть от того звездного “Оттавана” по большому счету осталось разве что имя да престарелый фронтмен Жан Патрик. У нас они по-прежнему собирают полные залы.

После фактического распада группы в середине 80-х старина Патрик долго и мучительно подбирал вторую половинку состава, то есть его женский бэк-вокал. Сменив дюжину солисток, остановился на своей младшенькой сестренке Кэролайн. Так три года назад “Оттаван” превратился в чисто семейный дуэт.

— В один прекрасный момент я решил: стоп, хватит экспериментов, — объясняет свой выбор Патрик. — Предыдущие солистки работали со мной только ради денег. А мне всегда хотелось чего-то более целостного. Но больше перемен не будет, в Кэролайн я уверен.

“Оттаван” нынче, конечно, не тот. Знаменитые сексуальные телодвижения обладателя некогда одуванообразной шевелюры Патрика с возрастом стали выглядеть натужно. Да и мерное покачивание бедрами Кэри, если честно, далеко не фонтан. Но благостное впечатление все равно остается. Песни “Hands Up”, “D.I.S.C.O”, “Sha-la-la” у нас, как и 20 лет назад, идут на ура. Поэтому Патрик, по крайней мере в России, предпочитает держаться бодрячком. Одно время даже нанимал учителя по русскому языку. Все-таки гастрольный график “Оттаван” сейчас чаще выстраивается по маршруту: “от Москвы до самых до окраин”. Примерно раз в полгода они концертируют в России, причем не только в столице, но и, к примеру, в Набережных Челнах и Ханты-Мансийске. Но стоило корреспонденту “МК” в разговоре с Патриком слегка усомниться в популярности “Оттаван” за пределами 1/6 части суши, как тот, и глазом не моргнув, отбарабанил:

— Ничего подобного. Все точно так же, как и у вас. Публика не стала нас меньше любить... Вообще-то я и раньше толком не осознавал своей популярности. Единственная важная вещь для меня — музыка. И тогда и теперь. Но вот недавно компания “SONY-music” собрала в мировой тур лучшие ансамбли 70—80-х, и от Франции выбрали именно нашу группу. Может, молодежи и не знакомо имя “Оттаван”, но нашу музыку и песни они знают точно. Покажите мне хоть одного человека в Европе, кто не слышал “Hands up” или “D.I.S.K.O”. Если вы такого найдете, я буду сильно удивлен.

Насчет молодежи месье Жан, конечно, говорит со знанием дела: у него трое детей. Вот только вопрос, слушают ли они песни своего отца, вызвал у звезды диско замешательство: “Ну, наверное. Мне сложно об этом судить. У каждого моего ребенка своя мама. Я живу в Брюсселе, они в других местах. Общаемся только по телефону”.

Несмотря на то что на концертах нынешний семейный дуэт исполняет только хиты 20-летней давности, выяснилось, что Патрик на досуге между редкими выступлениями пописывает и новые песенки. Вот только признать в них “Оттаван” не представляется возможным. Да и не “Оттаван” это вовсе.

— Наши новые песни в основном в стиле соул, сейчас вот готовим новый альбом. Но не под именем “Оттаван”. Все-таки у людей оно ассоциируется именно с теми старыми песнями. А уж если “Оттаван” легенда, так пусть ею и останется.

Почтенные сеньоры

Пока эти две миловидные испанки распевали песенки в стиле фламенко, за пределами Пиренейского полуострова о них никто и слыхом не слыхивал. Но когда за раскрутку Марии Мендиолы и Майте Матеус взялись немецкие продюсеры, заставив девушек петь по-английски и назвав дуэт звучным именем “Баккара”, дело пошло в гору. Сначала один хит, потом другой, третий — и вот, в 1978 году, их игривая вещица “Yes Sir, I Can Boogie” прокатилась по радиостанциям Европы и возглавила хит-парад Великобритании. И к концу 70-х “Баккара” лишь самую малость уступает в популярности знаменитым “АББА” и “Бони М”.

Но, понаделав шороху в конце 70-х — начале 80-х, выпустив за три года три суперпластинки, девушки тихо-мирно скатились в небытие. Даже на родине о них сейчас вспоминают редко. Хотя этот факт двум теперь уже солидным дамам объяснить оказалось проще всего.

— Только два года назад мы записали первый диск в Испании, — говорит брюнетка Майте. — До того — только за границей: в Германии, Англии, Скандинавских странах. А на родине нас никогда особо не жаловали: ведь мы поем по-английски, а испанцам нравятся только песни на их языке. Они, конечно, знают, кто мы такие, но поскольку мы живем в основном за границей, испанскую прессу интересуем мало. Про “Баккара” не пишут в испанских газетах, не распускают слухов. Мы всегда были две очень почтенные сеньоры. За то нас и уважают.

В начале 90-х Мария с Майте попробовали было по новой покорить Европу, записали несколько альбомов. Но второе дыхание, увы, не открылось. Дальше Турции, России и некоторых Скандинавских стран дело не пошло. И испанки смирились с тем, что былую популярность уже не воскресить. Стали вести размеренный образ жизни, изредка используя свое некогда громкое имя для выступлений в третьих странах музыкального мира.

— Да, когда-то мы были на пике популярности. Но теперь, конечно, не “Спайс герлз”, когда на тебя все кидаются, — говорит Мария. — Да нам и не нужно этого — мы же не 20-летние девочки. У меня, например, дочка шести лет.

— Хочется уже спокойной домашней жизни, — добавляет Майте. — Тем более “Баккара” давно стала в некотором роде классикой. Но, подумайте сами, кто спустя 26 лет сможет продолжать работать и иметь стабильный успех? Мы сейчас достигли такого статуса, что можем делать лишь то, от чего получаем удовольствие.

Да, от своих поездок за рубеж, где их принимают как бывших, но все-таки звезд, почтенные сеньоры из “Баккара” получают истинное удовольствие. В том числе и в России, где их хиты до сих пор пользуются спросом. Достаточно вспомнить киркоровские “Не было печали” и “Будь что будет” или же “Диско — это диско” питерской группы “Пеп-си” — эти и другие “отечественные” хиты взяты “напрокат” именно из репертуара “Баккара”. Но беззаботные испанские тетушки-хохотушки на вопрос корреспондента “МК”, не в претензии ли они, не задумываясь, ответили: “Что вы? Никаких проблем. Наоборот, нам очень приятно, что эти песни здесь имеют такой успех. Пусть поют”. И даже то, что организаторы последнего концерта “Баккара” в Москве сразу попросили их ограничиться лишь старыми хитами, их не смутило.

— Это же так здорово, когда возвращаешь людей во времена их молодости. Недавно в Гамбурге мы познакомились с одной женщиной лет 40. Узнав нас, она расплакалась, признавшись, что именно под нашу песню познакомилась с будущим мужем. В ностальгии нет ничего плохого. Старые песни вызывают более сильные чувства, чем новые.



Партнеры