Хозяева из будущего

24 марта 2003 в 00:00, просмотров: 352

Дни саддамовской эпохи практически сочтены. Каким будет новый Ирак? Кто станет новым лидером этой страны? Возможно, в американской администрации уже сделан выбор. Но об этом предпочитают помалкивать. Так что пока можно лишь гадать.

Единой и сильной антисаддамовской оппозиции в Ираке нет. Ситуация даже хуже, чем в постталибском Афганистане — там был Северный альянс, было законное правительство, признанное мировым сообществом. По-настоящему поддержкой населения пользуются разве что курдские организации, отчасти — шииты. Между тем в эмиграции действуют многочисленные группировки, претендующие на роль направляющей и руководящей силы в освобожденном Ираке. Шесть наиболее крупных группировок признаны американцами и пользуются их поддержкой. Каковы же шансы у оппозиционных лидеров дорваться до власти?

Конституционное монархическое движение

— объединяет сторонников реставрации королевской власти.

Лидер — Шариф Али бен Хусейн, кузен последнего иракского короля Фесала II из Хашемитской династии. Один из немногих членов иракской королевской семьи, выживший после резни, учиненной во время переворота 1958 г. Сын Шарифа аль-Хусейна бен Али (отец коего был дядей короля Фейсала I) и принцессы Бадии. Родился в 1956 году. Учился в Ливане и Великобритании.

Шансы — очень невелики. Если уж в Афганистане Захир-Шаху не удалось вернуть престол, то в иракском случае монархистам и подавно мало что светит.

Иракский национальный конгресс

— был задуман в 1992 году как сила, объединяющая разнородную оппозицию. Декларируется, что Конгресс выражает “истинную волю” иракского народа и представляет все группы населения: суннитов, шиитов, курдов, христиан и другие меньшинства. Конгресс базируется в Лондоне. Ближайшие союзники ИНК — монархисты (лидер Конгресса поддерживает тесные связи с иорданским принцем Хасаном, принадлежащим, так же, как и иракская королевская семья, к Хашемитской династии).

Лидер — доктор Ахмад Чалаби. Выходец из богатой шиитской семьи, покинувшей Ирак после свержения монархии в 1958 году, получил образование в Штатах. После того как лет десять назад был обвинен в финансовых махинациях, уехал из Иордании на Запад. Выступает за немедленное формирование переходного правительства в изгнании.

Шансы — имеются. Пользуется поддержкой в американском конгрессе и министерстве обороны, но практически неизвестен в самом Ираке. К тому же сами американцы считают, что Чалаби не способен играть в команде с единомышленниками.

Демократическая партия Курдистана

— создана в 1946 году, одна из старейших организаций Ирака. Контролирует территорию Иракского Курдистана, прилегающего к турецкой границе. Пользуется широкой поддержкой курдского населения в северном Ираке.

Лидер — Масуд Барзани, известный деятель курдского национально-освободительного движения. Сын известного лидера курдского движения Мустафы Барзани. Возглавил партию после смерти отца в 1979 г. Пообещал поднять курдское восстание, если турецкие войска в рамках американской антииракской операции войдут на курдские территории.

Шансы — возглавить по преимуществу арабскую страну курду не удастся. Однако вполне может рассчитывать на руководящий пост в курдской автономии (если таковая будет создана) или на министерский пост в иракском правительстве.

Патриотический союз Курдистана

— создан в 1975 г. (откололся от Демократической партии Курдистана). Пользуется поддержкой курдов в северном Ираке. Контролирует территорию Иракского Курдистана, прилегающего к иранской границе.

Лидер — Джалял Талабани. Родился в 1933 году, с юности участвует в национальном движении, принимал участие в курдских восстаниях. Был членом Демократической партии Курдистана, из которой вышел и создал Патриотический союз. Ратует за временное коалиционное правительство. Выступает против раздела Ирака, заявлял, что курды не собираются объявлять о создании своего государства.

Шансы — примерно такие же, как и у Барзани.

Высший совет исламской революции в Ираке

— шиитская группировка, пользующаяся поддержкой в Иране. Головной офис — в Тегеране. Совет располагает собственными вооруженными силами (т.н. Корпус Бадр, в котором служат тысячи бывших иракских военнослужащих). Считается самой крупной из иракских оппозиционных организаций за рубежом.

Лидер — аятолла Мухаммед Бакир аль-Хаким, сын аятоллы Мухсина аль-Хакима, духовного шиитского лидера в 1955—1970 гг. Выступает за создание “исламской автономии” на территории Ирака. Поддерживает отношения с курдами. Крупной фигурой в оппозиции является также его брат Саид Абделазиз аль-Хакими.

Шансы — небольшие. Несмотря на силу организации, связи с Ираном отпугнут американцев. Кроме того, арабские союзники США не захотели бы усиления шиитов в Ираке.

Иракское национальное согласие “Аль-Вифак”

— организация, объединяющая бывших иракских военных и сотрудников спецслужб. Основана в 1990 г., пользуется поддержкой со стороны американских и британских спецслужб, Кувейта, Саудовской Аравии. Внутри страны пользуется поддержкой в центральном Ираке.

Лидер — Айяд Аллави. Бывший функционер партии Баас. Имеет разногласия с Чалаби.

В качестве будущих правителей страны рассматриваются также бывшие иракские генералы. Среди них называют имена Наджиба аль-Сахли, проживающего в Иордании и поддерживающего контакты с американцами. Другой генерал — Низар аль-Хазраджи, бывший начальник Генштаба, бежал в Иорданию в 1995 году и не так давно попросил политического убежища в Дании. Генерал подозревался в участии в войне против иракских курдов с применением химического оружия. Однако генералу было позволено остаться в Дании в соответствии со специальным правилом, касающимся людей, которые могут подвергнуться серьезной опасности в случае возвращения на родину. Говоря о своих перспективах возглавить Ирак, генерал заявил, что не хочет быть “вторым Карзаем”, но оговорился: “Если иракцы укажут на меня, это будет великая честь”. Загадочным образом пропал 17 марта в Дании.

Шансы у экс-генералов войти во власть имеются, хотя на высшие посты рассчитывать им трудновато.

Независимые

— не входящий ни в одну из оппозиционных группировок Аднан аль-Паджаджи, бывший министр иностранных дел и иракский представитель в ООН, также рассматривается как один из реальных претендентов на пост главы Ирака. Он живет в Абу-Даби, имеет гражданство ОАЭ. Считает, что власть в Ираке должна взять переходная администрация, а не американские военные.

Шансы — довольно небольшие. Хотя бы в силу возраста — экс-министр перевалил за 80-летний рубеж.




Партнеры