У Саддама осталась мама...

24 марта 2003 в 00:00, просмотров: 193

Они выполняют приказ Саддама Хусейна за тысячи километров от Багдада — в Москве. Учатся. Сейчас в России получают образование около 500 граждан Ирака. Самая большая диаспора в РГУ нефти и газа им. Губкина. Там учатся около 60 иракских граждан. У всех дома остались семьи.


Пятикурсник Алдин Мустафа Мохаммед в Москве с 1998 года, сейчас пишет диплом. В Багдаде остались под бомбами его жена Дина, десятилетний сын Омар и дочка — девятилетняя Асель. Жена и теща запаслись продуктами, минеральной водой, заклеили окна скотчем. Сидят дома и уповают на Аллаха. Алдин горько улыбается в усы: “Представьте: я выйду на бой с Майком Тайсоном. Я могу хвастаться, показывать свои мускулы. Может, успею нанести пару ударов. Но результат? В конце концов он меня убьет”.

Студент-эколог Сафа Рашам недавно разговаривал со своей мамой Лайлой. Она живет на юге Ирака, в городке Омара. Мать успокоила сына: “Пока все нормально. Бомбежек нет”. Но Сафа Рашам тревожится и про войну говорит неохотно: “Буш — дурак, я могу сказать только это”. Рашам знает, что говорит: его русский — лучший в группе.

Аспирант ИСАА Ахмед Тамур Ода вчера весь день пытался дозвониться домой. Никто не отвечал. Его мать, брат-инвалид и четыре сестры с семьями живут на той окраине Багдада, которую бомбили... В полдень все иракцы на традиционной молитве просили Аллаха о скорейшем окончании войны. Ахмед молился вместе с ними. “Очень боюсь за семью. Знаю, что мои близкие в убежище не пойдут — боятся, что убежища будут бомбить в первую очередь. В детстве я потерял отца и не хочу лишится еще кого-нибудь”.

— Почему же вы, сыновья, мужья и отцы, не поехали защищать своих родных? — спрашивали мы собеседников. “Саддам велел нам учиться. Это тоже борьба против Америки. Мы обязательно вернемся домой. Мы любим Саддама!”

В Москве иракцев учат добывать и перерабатывать нефть, но дивиденды от этой учебы получат скорее всего американцы.




Партнеры