Трое в лодке, не считая народа

25 марта 2003 в 00:00, просмотров: 491

Через год с небольшим в России появится новое правительство. Если Путин победит в первом туре выборов 14 марта, то к концу весны он вступит в должность . А по Конституции кабинет министров слагает полномочия перед вновь избранным президентом.

“У Путина грандиозные планы на свой второй срок, — заявил “МК” один из ключевых членов правительства. — Он твердо настроен сделать его временем прорывных реформ в экономике!” Если это действительно так, выступать в этот поход без новой правительственной команды было бы странно.

Ситуация в нынешнем российском правительстве больше всего напоминает басню Крылова про лебедя, рака и щуку. Тон в Белом доме сейчас задают три супертяжеловеса: Касьянов, Кудрин и Греф. Каждый из этой тройки — очень неплохой специалист. Но, запряженные в одну упряжку, они лишь блокируют усилия друг друга. И воз реформ торчит на одном месте...


История правительства Касьянова — непрерывная цепь комбинаций. Каждый член “большого треугольника” сталкивает двух других лбами. Так, Кудрин и Касьянов в свое время вместе “выхолостили” представленный Грефом проект налоговой реформы. А недавно Греф и Кудрин, как известно, устроили мощную атаку на премьера...

Часто “подковырки”, которые устраивают друг другу правительственные громовержцы, носят и вовсе детский характер. Заболевший Касьянов неохотно соглашается, чтобы на плановом заседании правительства председательствовал Кудрин. Но снимающий действо белодомовский телеоператор ведет себя как-то странно. Лицо Алексея Леонидовича только пару раз мельком возникает на мониторе. Все остальное время камера снимает кого угодно, только не председательствующего. Все чиновники, естественно, сразу поняли намек. Мол, не быть вам, Кудрин, на моем месте! Случайно таких вещей в Белом доме не бывает...

Алексей КУДРИН: ДРУГ ПУТИНА, НО ИСТИНА ДОРОЖЕ

Однажды Кудрин уже нашел в Белом доме свое счастье. В 97-м свежеиспеченный первый замминистра финансов познакомился здесь с молодой и прекрасной секретаршей Ириной. После долгих ухаживаний сотрудница аппарата Чубайса стала его женой. Сегодня Кудрин вновь ищет в Белом доме удовлетворения сокровенных желаний. Но на этот раз речь идет не о сердце красавицы, а о кресле премьера.

Кудрин — самый близкий к президенту член экономического блока правительства. Степени его доступа к ВВП отчаянно завидует даже другой путинский любимец Герман Греф. В марте 2002 года Путин неожиданно приказал приставить к Кудрину телохранителей. Политики и журналисты тогда ломали голову: кто же дерзнул покуситься на жизнь могущественного вице-премьера? Но, как стало известно “МК”, Кудрину никто не угрожал. Просто президент несколько раз не смог дозвониться до шефа Минфина ни по одному из его телефонов. В конце концов ВВП пришел в ярость. Вот к Алексею Леонидовичу и приставили “нянек” из Федеральной службы охраны...

Владимир Владимирович постоянно звонит главе Минфина с самыми разными вопросами. И неизменно получает на них исчерпывающий ответ. Фантастическая память и аналитические способности Алексея Леонидовича легендарны в коридорах власти. Кроме того, все признают, что Кудрин отличается исключительной преданностью президенту. Наконец, министр очень мил и обаятелен в личном общении.

Но еще больше у Кудрина качеств, делающих его плохим кандидатом в премьер-министры. Чиновники любят позубоскалить, например, по поводу его неумения правильно расставить в своей работе приоритеты. По рассказу одного из кремлевских обитателей, однажды в приемную Кудрина в Минфине влетел министерский завхоз. Оглядев длинную очередь просителей, управделами потребовал, чтобы его срочно пустили к министру. “У нас что, потоп?” — испугались секретари. “Нет, надо прямо сейчас решить, какого цвета кафель класть в нашей столовой!” — ответил запыхавшийся завхоз. К изумлению прочих посетителей приемной, управделами немедленно провели к Кудрину.

Шеф Минфина ненавидит принимать самостоятельные решения — если речь не идет о выполнении президентской “указивки” или теме, лично интересной министру. Согласно жалобам чиновников, требующих неоднозначных решений, важные бумаги могут неделями валяться на его столе. Кудрин будет бесконечно колебаться и постоянно менять свое мнение. “По типу личности Кудрин исполнитель, идеальный первый зам”, — так оценил шефа Минфина один высокопоставленный сотрудник Белого дома.

По оценкам финансовых спецов, за три года в кресле руководителя ведомства на Ильинке Кудрин так и не сумел создать свою собственную команду. Одни кудринские замы ориентируются на Касьянова. Другие — например, первый замминистра Улюкаев — на Грефа. Третьи — ведут самостоятельную игру...

Наконец, самое главное. Даже горячие поклонники талантов Алексея Леонидовича признают, что он не тянет на роль идеолога реформ. Кудрин заботится прежде всего о том, чтобы в госказне было как можно больше денег. К пропагандируемым же Грефом проектам перемен шеф Минфина очень часто относится с глубоким подозрением. Мол, слишком все это радикально! Проблема в том, что, как правило, никаких альтернатив грефовским “мечтам” Кудрин не предлагает...



Михаил КАСЬЯНОВ: ТЯЖЕЛОВЕС В РАКОВИНЕ

В отличие от своих оппонентов Михаил Касьянов никогда не жарит на даче шашлыки вместе с президентом. Даже в окружении премьера открыто признают, что ВВП Михал Михалыча не очень-то жалует. И что между ними исключительно служебные отношения. Впрочем, премьера это обстоятельство, похоже, трогает довольно мало. При всей своей внешней обходительности и дружелюбии личных отношений с коллегами Касьянов принципиально не заводит.

Очень возможно, что на первом этапе правления Путину был нужен именно такой премьер, как Касьянов. Владимиру Владимировичу были предоставлены все условия для спокойного изучения российской экономики. Премьер всегда относился к президенту с исключительной корректностью и не пытался вылезти вперед. (Слухи о президентских амбициях Касьянова непроверяемы, и поэтому в расчет не берутся.) Например, даже в своем ближнем кругу премьер никогда не распространяется о деталях своих еженедельных рандеву с президентом.

Касьянову, как правило, удавалось обеспечивать в Белом доме баланс сил между интересами различных бизнес-кланов. А это дело архисложное. Ведь даже внутри “ельцинской семьи”, чьим ставленником считается премьер, существуют серьезные расхождения. Например, интересы “нефтяника” Абрамовича и “алюминщика” Дерипаски иногда прямо противоположны.

Михаил Михайлович смог поддерживать в правительстве вполне сносный уровень аппаратной дисциплины. В некоторых сферах ситуация здесь даже улучшилась. Например, именно при Касьянове в Белом доме была введена новая система маркировки документов. В результате документооборот в правительстве стал несравненно более эффективным.

Наконец, при Касьянове правительство никогда не принимало скороспелых и импульсивных решений. Премьер действует по принципу “восемь раз отмерь — один раз отрежь”.

Но у положительных качеств Касьянова есть и оборотная сторона. Премьерская осторожность приводит к тому, что многие давно “перезревшие” реформы так и остаются на бумаге. В качестве классического примера можно привести реформу ЖКХ. Все в политических кругах признают, что этого шага не избежать. Повальное замерзание российских городов минувшей зимой показало: дальнейшее промедление чревато полной катастрофой. Но в Белом доме пока по-прежнему делают ставку на латание коммунальных дыр с помощью МЧС. Ведь начало реальной реформы жилкомхоза может спровоцировать массовый взрыв народного недовольства.

Премьерская медлительность раздражает очень многих в коридорах власти. Говорят, например, что в Касьянове разочаровался его прежний покровитель Александр Волошин. Мол, около года назад альянс между главой кремлевской администрации и премьером дал трещину.

Несмотря на три года во главе правительства, Касьянов по-прежнему ощущает себя узкопрофильным специалистом. Когда речь заходит о финансовых вопросах, Михаил Михайлович расцветает. Но во время обсуждения других тем старается в основном придерживаться бумажки. “Касьянов — гениальный специалист по долгам, — объяснил “МК” один знакомый премьера, — а любой хороший эксперт не любит влезать в сферы, в которых он разбирается не очень хорошо!”

Из этой касьяновской особенности вытекают еще два его “премьерских недостатка”. Касьянов не способен предложить собственную идеологию реформ или даже развернутую экономическую программу. Я долго “пытал” одного премьерского соратника: “В чем именно заключается касьяновская идеология “стабильного продвижения вперед”? Чего конкретно он хочет добиться?” Ответ звучал так: “Премьер мечтает о сокращении внешнего долга. А также о том, чтобы консолидированные расходы госбюджета не превышали 12% ВВП!”

В последнее время Касьянов стал, правда, более активно вылезать из своей раковины. Недавно группа экспертов Андрея Белоусова подготовила под личным премьерским патронажем свой проект налоговой реформы. Касьянов, говорят, радовался как ребенок. Мол, огромное министерство Грефа не смогло выдать ничего удобоваримого. А тут два десятка спецов быстро все слепили!

Если нет сверхзадачи, то незачем создавать и команду. Как признают в премьерском окружении, своей неформальной команды у Касьянова как не было, так и нет. Есть лишь отдельные чиновники, которые ориентируются на премьера. Это, например, глава ведомства по банкротству Трефилова или шеф комиссии по ценным бумагам Костиков.

И, наконец, последнее. Глава правительства ненавидит, когда его называют “ставленником ельцинского семейного клана”. По словам людей из премьерского окружения, у Касьянова создался даже настоящий “комплекс Абрамовича”. Мол, премьер демонстративно не будет делать для губернатора Чукотки то, что он с легкостью сделает для любого другого магната. И поэтому прагматичный Абрамович предпочитает в последние годы решать все свои проблемы через Кремль, а не через Белый дом. Но даже если это так, то премьер открещивается от чукотского воеводы недостаточно рьяно. В существование связки Абрамович — Касьянов по-прежнему верят очень многие в политэлите.



Герман ГРЕФ: КОМПЛЕКС СПАСИТЕЛЯ

“Утром он может обратиться ко мне с личной просьбой, а вечером — прилюдно объявить врагом реформ!” — так один федеральный министр описал “МК” стиль работы Германа Грефа. Любопытно, что сам Герман Оскарович даже гордится своим неумением вступать в политические альянсы. Греф искренне убежден, что он сможет кардинально реформировать экономику России, опираясь только на поддержку президента.

На фоне остальных российских экономических воротил Герман Оскарович выгодно выделяется неподдельным желанием что-то по-настоящему изменить в России. Он верит в свою историческую миссию спасителя российской экономики.

Частично эти претензии, безусловно, обоснованны. Герман Оскарович так и фонтанирует различными идеями. Некоторые из них даже враги министра признают блестящими. В отличие от Кудрина министру экономразвития удалось создать вокруг себя крепкую команду профессионалов. Имена грефовских соратников Дворковича, Матерова, Набиуллиной, Дмитриева и многих других в экономических кругах произносят с очень большим уважением.

Но недостатков у Грефа тоже достаточно. Как уже не раз писал “МК”, гениальные проекты Германа Оскаровича часто очень плохо проработаны. В Белом доме жалуются, что иногда “архитектор реформ” представляет на заседаниях правительства проекты решений, которые до этого никто в глаза не видел.

Герман Оскарович — очень плохой администратор. По оценкам одного дружественного Грефу крупного российского экономиста, две трети рядовых сотрудников его ведомства “ни на что не годны”. Причем изменить эту ситуацию министр не в силах. Греф не справляется с ролью координатора работы даже членов своей ближней команды. Его отношение к сотрудникам характеризуется исключительной неровностью. То он с кем-то носится как с писаной торбой, то вдруг бросает недавнего любимца... Нечто подобное, например, случилось сразу с несколькими грефовскими замами.

Впрочем, сотрудникам Грефа, о которых он еще не забыл, тоже приходится несладко. Совещания в Министерстве экономического развития регулярно превращаются в настоящие аутодафе. Герман Оскарович способен неспровоцированно размазать по стенке любого своего подчиненного. От регулярных экзекуций избавлена лишь очень узкая группа лиц. Например, почему-то Греф не рискует трогать своего первого заместителя Эльвиру Набиуллину. Неудивительно, что среди чиновников Германа Оскаровича многие просто терпеть не могут. В Белом доме ему, например, дали прозвище “немецко-чеченский захватчик”. (Родившийся в Казахстане Греф вырос в окружении чеченцев и, по мнению некоторых, многое от них перенял.) Несмотря на все эти недостатки, эксперты считают Грефа более удачным кандидатом в премьеры, чем Кудрин. Другое дело, что к единоличному руководству правительством Герман Оскарович, на взгляд аналитиков, не способен. Ему обязательно потребуется “нянька-поводырь”: сдерживать чрезмерные реформистские порывы, вести черновую аппаратную работу, успокаивать общественность.



ИТОГИ ПЛАВАНИЯ

Из всех наших правительств последнего десятилетия у кабинета Касьянова были самые благоприятные стартовые условия. Выгодная для России мировая экономическая конъюнктура. Мощная политическая “крыша” в лице суперпопулярного президента. Идеологическая однородность самой правительственной команды. По словам экспертов, кабинет Касьянова можно назвать первым по-настоящему капиталистическим российским правительством. В нем почти нет людей, которые не исповедовали бы либеральные взгляды в экономике!

Правительственные пропагандисты ставят Касьянову в заслугу общее улучшение экономической ситуации в стране. Но большинство экспертов относится к подобным заявлениям с изрядной долей скепсиса. “В последние три года экономический рост в стране шел совершенно независимо от действий правительства!” — заявил “МК” известный российский экономист.

“Я очень разочарован одним итогом нашей работы. Нам не удалось создать условия, при которых нефтяные компании стали бы инвестировать в другие отрасли экономики”, — посетовал в беседе с автором этих строк один из видных членов правительства. В переводе на более понятный язык это означает следующее. Страна не только не слезла с нефтяной иглы. Кабинет Касьянова так и не приступил к реформе газовой отрасли. Почти ничего не изменилось в социальной сфере.

Кому же президент поручит сделать то, что не успел или не сумел сделать Касьянов? По поводу судьбы самого Михаила Михайловича после 2004 года никто прогнозов делать не решается. Но скорее всего шансы на то, что он сохранит премьерское кресло, довольно скромны. Кудрин и Греф в правительстве наверняка останутся. Но далеко не факт, что кто-то из этой парочки получит пост премьера.

В российском политбомонде стали в последнее время популярны разговоры: идеальным премьером на второй путинский срок был бы Волошин. Мол, только Александр Стальевич обладает нужной комбинацией качеств: готовностью идти на риск, знанием политики и экономики, а также идеологическим видением. В Белом доме по этому поводу уже даже заранее злорадствуют: “В Кремле Волошин занимается фантастически трудной, но все-таки чистой работой. А здесь ему придется разбирать завалы грязи. Именно из этого ведь на восемьдесят процентов состоит работа правительства!”

Вполне возможно, что ВВП все-таки сделает выбор в пользу какого-нибудь лично близкого к нему бывшего чекиста типа Сергея Иванова или Патрушева. Некоторые нынешние министры считают, что Путин может назначить премьером какого-нибудь состоявшегося крупного бизнесмена...

Твердо можно быть уверенным в том, что драка за премьерство в 2004 году будет пожарче, чем в 2000-м. Путин ведь пока клянется, что он не намерен нарушать Конституцию и оставаться на президентском посту больше двух сроков. А премьер в России, как известно, имеет предпочтительные шансы стать преемником.

Не приходится также сомневаться, что новому премьеру будет очень трудно. “За время своей работы мы заложили фундамент для грядущих реформ”, — любят повторять в правительстве Касьянова. Что ж, возможно, это и так. Проблема лишь в том, что мировая экономическая конъюнктура — это очень капризная “дама”. Не получится ли так, что в момент, когда Путин будет наконец готов пойти на радикальные реформы, этот старый фундамент обвалится?






    Партнеры