Ньютон обещал жениться на Pифеншталь

25 марта 2003 в 00:00, просмотров: 237

Хельмут Ньютон — человек-легенда, фотограф номер один в мире, летописец всемирного бомонда. Никто другой не умеет так изощренно препарировать сливки общества и так вертеть звездами, как он. В разные годы в очереди в фотостудию Ньютона были замечены Энди Уорхол, Сальвадор Дали, Дэвид Боуи, Мик Джаггер, Софи Лорен, Элизабет Тейлор... Список можно продолжать почти бесконечно. Впечатления от общения с классиком фотографии — от Марины ОВСОВОЙ.

Выставку, которая сегодня открывается в Московском доме фотографии, Ньютон подарил Ассоциации берлинских музеев. Уже несколько лет она путешествует по миру с невероятным успехом и наконец докатилась до Москвы. Причем Хельмут Ньютон самолично приехал в Москву и даже провел в воскресенье в гостинице “Балчуг-Кемпински” мастер-класс.

Загорелый, стройный, в белых кроссовках и белом же кашне — престарелый фотохудожник и сейчас вполне может понравиться молодым девушкам. Можно представить, что было 20—40 лет назад, когда Ньютон был в зените славы! Девушки млели — сниматься у прославленного фотографа означало наверняка звездное будущее. Сейчас Хельмуту Ньютону 83 года. В Москву он приехал со своей единственной в жизни женой — актрисой и фотографом Джун Брюннель, с которой они вместе уже 55 лет. И терпеливо ответил на вопросы.

— Правда ли, что в конце 80-х вы снимали известную московскую галеристку Айдан Салахову обнаженной?

— В 1989 году я первый раз приехал в Москву, где меня познакомили с художественным андеграундом. Как-то мы завтракали с Айдан в ресторане, и она предложила снять ее прямо в этом ресторане обнаженной и прикованной наручниками к батарее. Я подумал: почему бы нет. К сожалению, негативы утеряны — мои помощники искали их несколько дней перед нынешним приездом, но так и не нашли.

— Ваша жена не ревнует к подобным съемкам?

— Мы с ней спорим только по творческим вопросам. Зато каждый день.

— Как вы относитесь к тому, что уже давно стали классиком?

— Ну если классика представить в виде монумента, то я совсем не хочу быть престарелым монументом. Наоборот — я ощущаю себя вполне боеспособным и каждое утро ровно в 9.30 отправляюсь в свою студию, где меня ждут секретарь и помощники. Так что работаю каждый день без остановки.

— Как вы относитесь к новым технологиям в фотографии?

— Я знаком с цифровой фотографией и интересуюсь, что можно вытворить с помощью компьютера. Но все же продолжаю работать классическим методом и так же вручную проявляю фотографии. Потому что считаю подобное вмешательство в жанр надувательством.

— Можете припомнить самую экстравагантную съемку?

— Ну, конечно. Моя подруга Лени Рифеншталь, как известно, была нацисткой, но никогда в этом не признавалась. Пару лет назад я очень хотел ее пофотографировать. Она взяла мою руку и говорит: “Если ты, гадкий еврей, не извинишься за то, что обозвал меня нацисткой, никаких съемок” . “Да я на тебе женюсь”, — пообещал я. Хорошо, она больше не вспоминала об этом.

Фотограф и заядлый коллекционер дорогих авто за свою долгую биографию так окончательно и не определился, что, по его мнению, сексуальней — женское тело или линии корпуса машины. “Конечно, всю жизнь меня воспринимали как фотографа женского тела. Но если говорить о моем стиле — достаточно жестком и холодном, — то могу признаться, что нередко ко мне подходили мужчины и признавались, что от “таких” женских тел они приходят в ужас.

Хельмут Ньютон не скрывает, что его всегда интересовала власть, причем любая — власть денег, политическая или сексуальная. Некоторые даже пытаются приписать самому фотохудожнику черты некоторых его персонажей, на что он нередко отвечает: “Вот уже больше полувека я живу с нормальной женщиной”. И продолжает работать, несмотря на преклонный возраст. Многие считают, что его последняя серия “Autoerotic” для “Фольксваген” — новое слово в рекламной фотографии.



    Партнеры