Письмо в номер

26 марта 2003 в 00:00, просмотров: 159

СВОЙ МАЛЕНЬКИЙ ИРАК

Прочитал статью Александра Минкина “Текущий момент”. Согласен с точкой зрения автора относительно референдума в Чечне, согласен и с разницей между контролем и уничтожением наркотиков. Что же касается равнодушной реакции нашего общества на затеваемую Америкой войну в Ираке, то, во-первых, все мы лишь смутно понимаем ее истинные причины. А, во-вторых, у нас есть свой маленький Ирак — Чечня. И, наконец, отношение у власти и у нас самих к Ираку двойственное — с одной стороны, гадкий Саддам, деспот, тиран, сидящий на бочках нефти. С другой — Саддам нам никогда не угрожал и не угрожает, а наши нищие специалисты до последних дней могли неплохо зарабатывать в Ираке на стройках нефтеперегонных заводов...

Добавьте к этому заигрывание Путина с Бушем и Буша с Путиным. И крепко сидящую в затылках наших “простых людей” ненависть к Америке как к мировому жандарму — и, думаю, картина станет ясной.

БОРИС.



ДИКТАТОРЫ-БЛИЗНЕЦЫ

Не правда ли, как похожи биографии Сталина и Хусейна? Я к тому, что основы тирании в ХХ веке были одни и те же. Бедный и дикий юноша, идущий через сомнительную революционную идею к необъятной личной власти и попутно безжалостно подавляющий любые оппозиции. Став живым Богом, он время от времени воюет — в мелких двусторонних “войнушках” с огромным числом жертв, дразнит и лягает, подобно собачонке, богатые демократические страны. А также копит оружие и пестует спецслужбы, личную гвардию и армию. Население его страны тем временем отчаянно бедствует, сидя на недоступных природных богатствах. При этом “Бог” прививает населению грамоту и ступени образования в строго регламентированных дозах. Время от времени в стране, где правит “Бог”, разворачиваются политические репрессивные кампании — с горами трупов, фальшивыми судебными процессами и последующими чистками.

Так проходит 25—30 лет, в стране давно не действуют законы, процветают лишь спецслужбы и нищета. “Бог” стареет и все более укрепляется в собственной непогрешимости. Впереди его ждет одна серьезная война, которую он рассматривает прежде всего как реальную угрозу личной власти. Но благодаря послушному оболваненному населению он надеется погибнуть последним, хотя всех вокруг уверяет в своей непобедимости.

В отличие от Усатого, Саддам вряд ли выиграет на народной крови войну — слишком уж неравны силы и нет такой веры в них, как была у нас в 1941 году. А в остальном, по-моему, история повторяется.

ЧИТАТЕЛЬ.




    Партнеры