Не агония, но судорога

26 марта 2003 в 00:00, просмотров: 171

Войны, кризисы, всякого рода экстремальные ситуации на мировой арене вызывают всплеск того, что я называю эстрадной политологией. Помимо собственно политологов на авансцене информационно-аналитического театра действуют журналисты, именующие себя политическими обозревателями, и просто люди, уверенные, что они занимаются политикой. Краснобайство, жонглирование словами, мыльные пузыри апокалиптических прогнозов напрочь забивают здравый смысл.

Американцы вторглись в Ирак. Что же мы видим и слышим на политологической эстраде?

Началась или вот-вот начнется третья мировая война.

Ирак — это наша Брестская крепость в мировом масштабе.

Грядет мировой экономический кризис.

Не исключено, что США применят ядерное оружие.

США — это классический варвар в момент перехода к цивилизованности.

Открывается эра прямой американской гегемонии в мировом масштабе.

Лидеры бывших великих держав — Шредер, Ширак, Путин, Ху Цзиньтао — станут местными царьками, находящимися под покровительством всемирного императора.

В миропорядке, который выстраивает Буш, нам отведена роль полового при американском барине.

Нам будет все теснее в одной лодке с американцами.

Завершена последняя глава в истории ООН.

Пожалуй, хватит. Полемизировать с такими и аналогичными тезисами не имеет смысла. Тут не вопрос истины, а вопрос веры. Credo guia absurdum.

Мне представляется более полезным посмотреть на ситуацию с точки зрения соотношения связанных в ней минусов и плюсов. Ибо, как учил незабвенный Мао Цзэдун, в каждом плохом есть нечто хорошее.

Первый и очевидный минус — действия американцев грубо нарушают международное право и Устав ООН, фундаментом которых служат принципы суверенитета и невмешательства во внутренние дела. Перед нами яркий пример типичной для внешней политики США самонадеянности силы, ориентированной на поддержку и продление Pax Americana.

Еще один минус — появление новых трещин в мировом порядке, который и так не отличается излишней стабильностью. Разошлись позиции постоянных членов Совета Безопасности. Нарушено единство НАТО и Европейского союза. В разные стороны смотрят страны СНГ. Основной массив государств, составляющих мировое сообщество, не поддержал политику Вашингтона. Все это работает не на международную безопасность, а против нее.

Перейдем к минусу №3. Ослабла антитеррористическая коалиция. А ведь даже американцы, наверное, понимают, что свержение Саддама Хусейна не снижает угрозу глобального терроризма, того терроризма, с которым ассоциируется 11 сентября. Больше того. Логично предположить, что развязанная американцами война и, соответственно, прогиб антитеррористического фронта вызовут активизацию исламского экстремизма и всех структур, направляемых центром бен Ладена. Боюсь, что время, которое понадобится, чтобы восстановить доверие между основными участниками коалиции, будет измеряться новыми жертвами терроризма.

Конечно, минусов гораздо больше. Но я остановился только на тех, которые мне представляются основными, фоновыми. Хочу подчеркнуть, что точка возврата еще не пройдена, мы имеем дело с обратимыми процессами. В пятницу на прошлой неделе К.Пауэлл звонил И.С.Иванову. Не пора ли, сказал, подумать о послевоенном обустройстве Ирака. Не знаю, что ответил Иванов, но, уверен, он понимает: в беге на длинную дистанцию Америка остается нашим партнером. Стратегическим партнером.

Теперь обратимся к плюсам. И опять же не ко всем, а к главным.

Самый главный плюс — правлению Саддама Хусейна приходит конец. Приходит конец самому кровавому, самому жестокому, самому агрессивному режиму современности. Тиран беспощадно расправлялся со своими оппонентами, травил газами своих подданных, погубил в двух развязанных им войнах сотни тысяч людей, более десяти лет обманывал, водил за нос инспекцию ООН.

Нас не должны смущать фанатики, которые прославляют Саддама и умирают за него. Тоталитарная пропаганда калечит души, зомбирует людей. Вспомним японских камикадзе. Вспомним восторженные толпы, которые приветствовали Гитлера. Миллионы сгубил Сталин, а ведь до сих пор его портреты украшают ряды российских коммунистов.

Да, право не на стороне Америки. Она поступила противоправно. Именно так поступил и Вьетнам, который вторгся в конце 1978 года в Камбоджу, чтобы спасти кхмеров от палача Пол Пота. Также поступила в 1979 году Танзания, которая использовала вооруженную силу, чтобы выгнать из Уганды диктатора Иди Амина. Прошла четверть века. Но кто теперь бросит камень в Ле Зуана или Ньерере?

Плюс второй. Самоуправство американцев обнажило проблему, которая уже довольно долго обсуждается юристами и политиками в ООН и за пределами ООН. Проблему “гуманитарной интервенции”. Имеет ли право международная общественность вмешаться, чтобы предотвратить появление оружия массового уничтожения у государства, агрессивные намерения которого очевидны? Имеет ли право международная общественность вмешаться во внутренние дела, если эти “дела” попирают права и свободы человека? Можно поставить вопрос по-другому: имеет ли право государство, ссылаясь на суверенитет, апеллируя к принципу невмешательства, расправляться со своими гражданами на политической, расовой, религиозной почве?

Насколько я могу судить, политико-юридическая мысль склоняется к тому, что права человека, суверенитет личности приоритетнее, важнее суверенитета государства. Если этот подход возьмет верх, а, наверное, так оно и будет, то предстоит сложная работа по модернизации, гуманизации международного права и Устава ООН.

Плюс №3. Иракский кризис подчеркнул необходимость укрепления роли ООН, Совета Безопасности в мировой политике. То, что ныне происходит, можно назвать если не агонией, то судорогами однополюсного мира. Вектор исторического движения направлен строго в сторону многополюсной (прошу прощения у физиков) политической Вселенной. Формируются самостоятельные центры силы: Китай, Западная Европа, Индия, Япония, Бразилия и т.п. Америка, разумеется, останется великой державой, только вот насчет “сверх” сомневаюсь.

Многополюсный мир гораздо сложнее однополюсного и даже столь милого нашему сердцу двухполюсного. Чем больше самостоятельных элементов насчитывает система, тем труднее сбалансировать отношения между ними и постоянно поддерживать достаточный уровень стабильности. Для этого как раз и нужна Организация Объединенных Наций.

Таковы те минусы и плюсы, некоторые минусы и плюсы, о которых мне хотелось сегодня поговорить.

Несколько слов о России.

Конечно же, хочется видеть ее одним из центров будущего многополюсного мира. Но тут нет автоматизма территории, ресурсов и ракет. Неотвратимо наступает эпоха других ценностей и критериев. Постиндустриальный мир, до которого мы никак не можем добраться, это мир, где главным капиталом, главной движущей силой будут знания и люди, овладевшие этими знаниями. Человеческий капитал.

Следовательно, три кита, на которых должна держаться новая Россия, Россия XXI века, это — образование, здравоохранение и наука.

Казалось бы, элементарно. Но приходится повторять элементарные вещи, поскольку на фоне иракских событий все громче раздаются голоса, настоятельно требующие увеличить расходы на оборону, на вооружение. Однажды милитаризм сгубил великую державу. Если мы вновь наступим на старые грабли, мы погубим державу, которая могла бы стать великой.




Партнеры