Прудный мир

27 марта 2003 в 00:00, просмотров: 287

Из Москвы исчез последний примус. Исчез, не успев появиться. Речь идет о 12-метровой скульптуре, которую должны были воздвигнуть на Патриарших прудах как часть мемориального комплекса Михаила Булгакова. Жильцы окрестных домов и просто культурные москвичи протестовали не только против примуса, но и против глобальной реконструкции прудов в целом. И они победили. На последнем Общественном градостроительном совете при мэре Москвы реконструкцию прудов было решено свести к минимуму.


Заседание Общественного совета напоминало хороший триллер: о хеппи-энде догадываешься к середине действа, но до конца смотришь с интересом. Сначала председатель Москомархитектуры Александр Кузьмин напомнил “краткое содержание прошлых серий”: реконструкция Патриарших предполагала озеленение территории вокруг прудов, установку низких гранитных набережных, а главное — сооружение памятника Михаилу Булгакову. Проект памятника (скульптор Александр Рукавишников) состоял из трех основных частей: фигуры Михаила Афанасьевича, сидящего на бережку на сломанной скамейке, фигуры Иешуа, установленной прямо на глади пруда, и примуса, символизирующего силы зла. Примус заодно работал бы как фонтан — для этого на Патриарших возводили насосную станцию.

Московские власти предполагали открыть памятник в мае 2003 года. Уже в ноябре 2002-го закипела работа. Из прудов выкачали воду, началась расчистка дна. И тогда на борьбу с “уничтожением старых Патриарших” поднялись жители соседних домов, а за ними и сочувствующие москвичи. Помимо митингов, пикетирования стройки, сбора подписей горожане инициировали взятие прудов под охрану как памятника садово-паркового искусства, что запрещало бы любое изменение их облика.

Окончательного решения о “памятном статусе” московское правительство ждать не стало и возглавило борьбу со своим же детищем.

— Идея установки памятника принадлежит Минкультуры РФ, — сказал на совете Кузьмин, — и мы будем ходатайствовать об изменении проекта.

В новых вариантах реконструкции Патриарших осталась лишь скамейка с Булгаковым напротив Малого Козихинского переулка на пересечении с Малой Бронной, стоящая в одном ряду с обычными лавочками сквера. Пятирожковые фонари, стоящие на прудах, будут отреставрированы, появятся еще однорожковые светильники, выполненные в том же стиле. Дорожки планируется засыпать гранитной крошкой, мощение гранитными плитами будет лишь под лавками. Часть старых деревьев срубят, но рядом с прудом останутся расти 57 лип, посаженных полтораста лет назад. Кроме того, к прочим насаждениям подсадят еще 48 деревьев. Останется и детская площадка рядом с памятником Крылову.

На прудах велись гидротехнические мероприятия: укреплялись берега, дно выкладывалось специальной водоупорной пленкой, чтобы уровень воды всегда оставался одинаковым. Помимо прочего это было нужно для нормального функционирования фонтана. С изменением проекта работы по гидроизоляции можно отменить. Да и насосная станция больше не нужна. Дно только очистят от ила. Кстати, это единственные работы, которые сейчас ведутся на Патриарших, — все остальные приостановлены.

Что касается свай, уже забитых в дно пруда, то, по словам Кузьмина, 90 процентов из них можно оставить при любом решении Совета. А он должен был решить только одно: оставить в проекте низкую гранитную набережную шириной в 2,5 метра, идущую по периметру пруда, или отказаться и от нее. То есть сохранить прежними крутые откосы Патриарших с тропинкой шириной 70 см вдоль кромки воды.

К этому моменту обсуждения из зала попросили выйти всех журналистов. Но скандалов “не для печати” не произошло. Лишь глава управы Краснопресненского района Александр Краснов проявил радикализм и предложил убрать с прудов даже фигуру Булгакова. А поставить ее в районе квартиры писателя на Садовом кольце. Но его слова прозвучали одиноко на общем фоне братания власти и народа. Борцы за “чистоту Патриарших” благодарили мэрию за мудрость и готовность к компромиссам. А чиновники говорили, как важно учитывать мнение народа.

— Хотели как всегда, а получилось как лучше, — афористично высказался депутат Мосгордумы Евгений Бунимович.

С легкостью был принят самый радикальный вариант: пруды без гранитной набережной у кромки воды. Осталось лишь уточнить детали. Так, чиновники высказались против засыпки дорожек гранитной крошкой — иначе убирать их весной и осенью будет невозможно. Сам памятник Булгакову, скорее всего, выделят из общего ряда скамеек, но каким образом — это уже детали. Открытым пока остается вопрос, какие именно гидротехнические работы пройдут на прудах. Но главное — их внешний облик останется прежним, лишь немного улучшенным.

И последнее: из-за изменений в проекте и последующих согласований в мае памятник не появится. Дата открытия “новых Патриарших” пока неизвестна.




Партнеры