“Корнями” в Европу

28 марта 2003 в 00:00, просмотров: 306

Во вторник вечером знаменитый каннский Дворец фестивалей, буквально пропитанный духом суперзвезд всех времен и народов, восторженно рукоплескал участникам конкурса художественной самодеятельности “Eurobest ’03”, некоторым из них еще только предстоит безумное звездное будущее, а некоторым — и нет.


За главный приз “европейского гранд-финала” состязались победители национальных версий популярного телешоу “Фабрика звезд” из 9 европейских стран, участвующих в проекте: Греции, Италии, Испании, Великобритании, Португалии, Бельгии, Франции, Голландии и, стало быть, России. Вся Европа уже во вторник вечером наблюдала в прямом эфире победу гуттаперчевой, но голосистой испанки Ченоа (Chenoa) и вполне достойное выступление наших “Корней”, закончившееся для них почетным 6-м местом из 9 возможных. ОРТ из-за колоссальной популярности “фабричного” проекта решило не размениваться на прямую трансляцию, выпадавшую на позднее “несмотрибельное” время, и готовит суперзрелище на радость народу в ближайшее время. “ЗД” же отправилась в Канны со всей фабрично-звездной компанией, движимая любопытством: пожалуй, впервые попсовая Россия оказалась в столь узком, сугубо западноевропейском “круге избранных”, безо всяких восточноевропейских и азиатских примесей, свойственных тому же “Евровидению”. Как будем выглядеть?

Шутки не шутки, но Игорь Матвиенко, композитор и отец-основатель “Любэ” с “Иванушками”, продюсирующий нынче “Фабрику звезд”, взахлеб восторгается “убийственными аншлагами”, с которыми “фабричное” шоу катается по всей стране. Волшебная сила телевидения плюс удачная идея, когда в кумиры и звезды попадает парень (или девушка) из твоего двора, из соседней, понимаешь, квартиры, а не из каких-то туманных недр подозрительного шоу-бизнеса. Креативный продукт голландской продюсерской компании “Endemol” выстрелил в яблочко во всех девяти странах, где его купили и внедрили. Везде — истерика и сумасшествие. Конкурсы слегка различаются по названию — где-то “Fame Story” (“История славы”), где-то “Fame Academy” (“Академия славы”), где-то “Star Academy” (“Звездная академия”), где-то конкурсантов селят в аристократические замки, как во Франции и Англии, где-то в малогабаритный загон с колючей проволокой, напоминающий концлагерь, как в Голландии, но суть одна. Игра в открытую. Среди везунчиков можешь оказаться и ты — если захочешь и напряжешься. Везде младым талантам покровительствуют и благоволят известности да знаменитости — вместе поют, обнимаются, шутят. В Каннах были Том Джонс, “Atomic Kitten” и Мэрайя Кери. Везде — истерика и сумасшествие. Везде победители национальных конкурсов, еще недавно никто и ничто, превращаются в национальных суперзвезд, по которым сохнут поклонники и дебютные диски которых скупают сотнями тысяч: в Испании, к примеру, под полмиллиона, во Франции — 350 000...

Все это мы перетирали с г-ном Матвиенко в аэропорту после приземления в солнечной, как всегда, Ницце, пока где-то на паспортном контроле застряли наши девушки из “Фабрики” — Маша, Ира, Сати и Саша. Все уже у автобуса, а их все нет. Как выяснилось, расфуфыренных, модно приодетых и раскованных в манерах девиц французские пограничники отказывались признавать за поп-старлеток, больше подозревая в них, видимо, особ, прибывших из России на Лазурный Берег с сомнительными намерениями. Замордовали ни бельмеса по-французски не понимающих пташек въедливыми вопросами, заставили вываливать на стол имеющуюся наличность... Наконец все собрались. Внушительная делегация. Как выяснилось позже, самая многочисленная в Каннах. Матвиенко вывез всех: ребячью группу “Корни” — собственно победителей первой “Фабрики”, которым и предстояло участвовать в “Евробесте”, а в придачу к ним и группу поддержки — девичий ансамбль “Фабрика” и смешного шоумена Мишу Гребенщикова, которые заняли у нас 2-е и 3-е места и сейчас уже вовсю крутятся в музэфирах. Была также Юля Бужилова — обладательница четвертого места. В отличие от Европы, где в шоколаде оставался только главный победитель, а выбывшие быстро забылись, наш г-н продюсер проявил более широкий подход, пристроив к делу практически всех, кто участвовал в первой “Фабрике”. “На самом деле в них было вложено столько душевных и физических сил, — сентиментальничал Матвиенко, — что просто так расстаться было жалко. Да и все они талантливые ребята со своим потенциалом”. Широта русской мысли удивила Канны. Россия была единственной страной, представленной именно группой, а не сольным исполнителем.

Первые музыкальные звуки Франции раздались по радио в гостиничном номере. “Феличита”. За ней следом “Тату” — “All That Thigs She Said”. За три дня на Лазурном Берегу совершенно неспровоцированно удалось столкнуться с целыми пятью знаками внимания к “Тату” — то из проехавшей машины донесутся, то из модного бутика страдальчески пискнут, то из бара заколбасят. На международном телерынке (MIP), в рамках которого и был устроен “Eurobest”, одновременно презентовалось “Евровидение”, и делегация с ОРТ заодно проанонсировала участие России на главном европейском музыкальном форуме с всеевропейской сенсацией сезона — группой “Тату”. Глава департамента общественных связей ОРТ Игорь Буренков прибыл в Канны прямо из Риги, где вовсю готовятся к майскому фестивалю. По его словам, там мало кто сомневается, что Гран-при возьмет Россия, и потому уже сейчас вовсю прощупывают наши возможности принять “Евровидение-2004”.

Устроители же “Евробеста” в Каннах не без заносчивости намекали, что своим народным поп-проектом, хотя в нем пока лишь 9, а не 20 с лишним стран, намерены серьезно потеснить “Евровидение” как вещь абсолютно “отстойную” и полностью оторвавшуюся от реалий жизни и шоу-бизнеса. Мол, там — странные правила и случайные конкурсанты, а у нас — народные звезды и крутое шоу.

Шоу началось, как и положено, с красного ковра, которым покрыты ступени к главному входу во Дворец фестивалей. Зеваки облепили заградительные турникеты, пятитысячный зал забит полностью. Зрители без долгих уговоров откликаются на указания ассистента режиссера ликовать и веселиться, когда начнется шоу и трансляция. По всему видно, как близок и дорог им сей вечер, как волнует грядущая встреча с любимцами. Местная знаменитость Нольвенн (Nolwenn), победительница французской “Star Academy”, — в несуразном, но очень дорогом платьишке из павлиньих перьев, сутуловатая, со слегка провинциальным выражением лица, — вызывает восторги покруче, чем Ализе (Alisee), нынешняя поп-стар №1, типа нашей Алсу. Голосина у Нольвенн грудная и глубокая. Она поет хьюстоновскую “Always Love You” — и своды содрогаются от восторженного безумства. Жюри из представителей всех 9 стран-участниц с Юрием Аксютой (главным по музыке на ОРТ) от России ставит оценки по шкале от 0 до 20 баллов. Меньше 10 не дают никому — политкорректность. У Нольвенн все время зашкаливало за 15. Кажется, голландка дала 13, ее чуть не порвали. Зал затопал и засвистел.

Вот и “Корни”. Группа с родины “Тату”. Аж в груди защемило. Зал вежливо хлопает. Русский сектор — человек сто в левом крыле балкона — отчаянно улюлюкает и подбадривает соотечественников. “Корни” выбрали куиновскую “We Will Rock You”. Хороший английский, но движения слегка угловаты. Версия знаменитого рок-боевика, мягкая и лиричная, если не сказать странноватая. Но так задумал продюсер — с фортепианными проигрышами и распевностью. Хотя жесткий посыл — “Мы потрясем вас” — располагает к большей напористости. На фоне других вполне адекватный уровень и самые стабильные оценки в диапазоне от 13 до 17, в отличие от большинства других участников, которых одни члены жюри возносили до небес, а другие оценивали по минимуму. В итоге со 113 баллами заслуженное шестое место, хотя, конечно, хотелось большего.

Безусловная фаворитка вечеринки — испанская милашка-обаяшка Ченоа, переосмыслившая классический поп-шлягер “It’s a Raining Man”, даже повеселее Джерри Халливелл и по энергетике, и по тембральной широте вокала. Она обошла и француженку, и британца Лемара (Lemar), которому по причине африканских корней (ох уж эта политкорректность!) прочили завидный результат. Итог Ченоа — 145 — лишь подтвердил, что она пока самый удачный результат поиска народных талантов в формате “Фабрики звезд”. Подлинный бестселлер у себя на родине и вполне убедительный аргумент в пока не очень понятном споре межу “Евробестом” и “Евровидением”.

Под занавес шоу почетная гостья Мэрайя Кери, сильно сдувшаяся на родине, но в Европе еще почитаемая за мегастар, с пластмассовой улыбкой осторожно вынесла на высоченных шпильках массивные груди и попыталась, почти не двигаясь, присоединиться к хоровому исполнению конкурсантами попурри из собственных хитов. Два раза неспешно пробовала подпеть, но не попадала в темпоритм темпераментной португалки Лилии, после чего решила просто прихлопывать ресницами и еще шире улыбаться. Ее отрешенный взгляд словно вопрошал: “Неужто я такое пела?..”




Партнеры