Матрешка стала Эсмеральдой

28 марта 2003 в 00:00, просмотров: 286

...К Белому дому подойти невозможно — кругом строительные работы, меняют тротуары. То ли случайно так получилось, то ли в целях безопасности. Сам дом просвечивает белизной через активно торчащие кусты. Но желающих увидеть знаменитое здание все равно много — хотя разрешенных для хождения дорожек мало. И вот среди этих дорожек, на зеленой лужайке недалеко от Белого дома, группа людей с гантелями занимается аэробикой под присмотром инструктора. Энтузиазм на лицах и в движениях, одинаковая форма.

Еще картинка: “США на войне” — одна из программ американского телевидения. Сводки с мест боевых действий, пресс-конференции военных... И вдруг: офицер стоит на одном колене в зоне расположения американских войск и говорит в камеру: “Я скучаю без тебя, Таня, я люблю тебя! Ты выйдешь за меня замуж?”. А девушка Таня сидит в студии между двумя жизнерадостными ведущими и, глотая слезы, но держа американскую улыбку, говорит: “О, мой бог! Да-да, конечно, да!”

Так кто скажет, как живет Америка? Пишет сценарии к голливудским фильмам с жизни или строит жизнь по сценариям?

Сценаристы чемпионата мира по фигурному катанию были уверены, что выступления одиночниц будут хитом недели. Они не ошибались. Уже на квалификационном прокате переполненные трибуны млели от восторга: Мишель Кван, Саша Коэн, Сара Хьюз — полный вперед, Америка! Но трибуны не подозревали, что Елена Соколова со свойственным ей в последнее время здоровым нахальством исполнит два сложнейших каскада 3—3 и всю программу на ура... Америка мечтала увидеть свое трио на пьедестале, для этого практически из небытия даже была призвана чудом ставшая олимпийской чемпионкой Сара Хьюз. Она не очень рвалась выступать, но ей объяснили, что телевизионные рейтинги надо поднимать, а зрителей — интриговать. Правда, Сара, завалив квалификацию, может уже не напрягаться. Но у американцев остается Мишель Кван со своим обычным, годами одинаковым катанием и Саша Коэн со своим необычным...

Пусть простит меня Мишка (как давно называют Кван в кулуарах), но поговорить сегодня хочется о Коэн и Соколовой. Еще больше хочется, чтобы именно между ними сегодня в Вашингтоне развернулась главная борьба за золотую медаль. Потому что когда лоб в лоб идут два таких характера — это нечто.

Лена Соколова, поучаствовав еще в Играх в Нагано, затем пропала надолго. В тройку призеров в чемпионате России не попадала, в поисках новых возможностей ушла от тренера Кудрявцева к тренеру Мишину. Тихо и незаметно тренировалась в Питере. Напомнила о себе весьма оригинальным способом — когда была изгнана из сборной за нарушение спортивного режима. Нарушение имело в общем-то обычный характер — тусовка в номере на сборах в Бельгии и, мягко скажем, недовольство администрации отеля. С кем из веселых людей не бывает? Но с Мишиным Лена рассталась, из сборной ее попросили.

Что делает обычно спортсмен в такой ситуации? Сильный и умный вдруг понимает: или сейчас, или уже никогда. И сильная и умная Лена начала свой путь в сборную с самых низов отборочных соревнований, попросившись обратно к Виктору Кудрявцеву. Вернулась в сборную лихо, выиграв чемпионат России и став серебряной медалисткой чемпионата Европы. Перелопатила себя внутренне, излучает оптимизм и жизнерадостность, похудела и похорошела, избавилась от комплекса четвертого места.

Когда-то с легкой руки журналистов к ней прилепилось прозвище Русская Матрешка. Этой самой Матрешкой весьма упитанную тогда Лену просто извели. С тех пор она терпеть не может никаких напоминаний по этому поводу. Еще почему-то утаивает от общественности свои отношения со знаменитым фигуристом Овсянниковым (сам Олег ими только гордится, причем принародно). Что не собирается утаивать — так это желание идти в Вашингтоне до победного конца.

— Я уже не сдамся, — сказала она сразу после выступления звенящим от напряжения голосом. — Мне отступать некуда.

Виктор Кудрявцев, тренер Лены, рассказал, что три недели перед чемпионатом вылетели в трубу. Сначала неожиданно возникли проблемы с коленом. Воспаление сняли, но тут же в атаку на организм бросилась ангина. О тренировках не могло быть и речи. “Лен, раз так сложилось, терпи до Америки”, — сказал Кудрявцев. В Америке, за десять дней до чемпионата, Лена и вернулась на лед.

История бывшей Матрешки в большом фигурном катании только начинается. Через сутки она предстанет перед американской публикой гордой Эсмеральдой.

...Саша Коэн — девочка-подарок. Тренера покоряет работоспособностью и умением мягко надавить, чтобы добиться желаемого. Журналисты в восторге от ее рассудительности не по 18 годам. Зрители, увидев фирменные Сашины элементы с вертикальными шпагатами, запомнили ее фамилию с ходу.

В семь лет Саша объяснила родителям, что созрела для того, чтобы начать заниматься фигурным катанием, — пошла на каток и записалась в группу. Потом подыскала себе тренера Джона Никса. Первый двойной прыжок сделала только в тринадцать лет. Как утверждает мама Галина, всюду сопровождающая дочь, только начав прыгать, заявила, что будет выступать на Олимпиаде-2002. Излучала уверенность, даже пропустив предолимпийский сезон из-за травмы спины. Врачи утверждали, что у девочки перелом позвоночника. Саша твердила, что все равно будет в сборной США.

Папа — преуспевающий калифорнийский адвокат, мама защитила диссертацию по менеджменту. Калифорнию маме, младшей сестре, двум кошкам и собаке пришлось бросить, потому что после Олимпиады Саша поставила вопрос ребром: она уезжает в другую часть Америки для работы с Тарасовой.

— Я приняла это решение, хотя понимала, что это очень сложно для семьи, — говорит Саша. — Папа прилетает к нам на выходные. Но Татьяна так заражает меня своим неистовым отношением к работе, что я не могу от этого отказаться...

Тарасова называет Сашу маленьким вампирчиком: “Она выжимает из меня все, а потом еще начинает жаловаться, что ей что-то там неудобно делать. Чаще всего я уступаю. Потому что одиночник интуитивно чувствует, как ему надо построить программу, чтобы было комфортно. Саша потрясающе умна и в то же время трогательна в своем ребячестве. Они с мамой словно не перерезали еще пуповину. И, кстати, меня это очень радует — Саша через эту пуповину продолжает получать энергию”.

Зная от мамы, когда-то переехавшей из Одессы, русский язык, до поры до времени Коэн не рисковала говорить по-русски. Сердце не выдержало, когда переводчик на пресс-конференции стал искажать смысл. “Это не то, что я сказала”, — с забавным акцентом, но очень строго сказала она по-русски и выложила изумленной аудитории свою версию ответа.

Такие судьбы, как у Лены Соколовой и Саши Коэн, выводят фигурное катание за рамки баллов и оценки “упал не упал”. Пусть судьи бывают несправедливы (квалификация показала, что на первое место у женщин явно тянут Мишель Кван). Пусть даже делятся федерации. (“Нам с новой федерацией не по пути, — сказал вчера президент нашей федерации Валентин Писеев, комментируя вспыхнувший скандал, — ее организаторы Россию всегда давили”.) Зритель всегда очень чутко чувствует, что у спортсмена за душой. То есть за элементами...





Партнеры