Балконавты

29 марта 2003 в 00:00, просмотров: 175

Давайте откроем окна!

Скорее, не теряйте времени! Ведь от зимы все уже опупели, белый цвет вызывает рвотный рефлекс, Деда Мороза хочется растворить в соляной кислоте... Но вот, кажется, как будто, наконец, настал тот час. Час легкого дыхания. Час, когда выходишь утром на балкон, под солнечные лучи, жмуришься от весеннего счастья, потом расправляешь плечи — и тут же начинаешь генеральную уборку. Сколько же хлама на этом балконе накопилось за зиму — обалдеть! Вон ту бутылку выпили на Новый год, из той канистры похмелялись в Рождество, эта простыня... Ох-х, в ту простыню Леха закутался, прежде чем прыгнуть вниз. Ну точно, когда в марте вдруг резко похолодало, он нажрался вусмерть, сказал, что весна больше не наступит, а значит, и жить незачем. Только простыня вот и осталась...

Любой балкон в эти дни — зона повышенного риска. Затеете генеральную уборку — гарантирован сердечный приступ от воспоминаний. Выйдете покурить с друзьями — начнется головокружение от успехов. Заведете суровый мужской разговор с вкраплениями пятиэтажного мата на пятиэтажной же высоте — готовьтесь к вечному отдыху от мирской суеты.

...Самоубийца упорно не хотел приходить в сознание. Он был категорически, отчаянно жив, но до последнего вдоха противился признать этот факт. Заставили. Уговорили. Попросили рассказать. Мол, не соизволите ли объяснить, Максим Андреевич, почему это вы, хохмач и выпивоха, временно “нераб” (в смысле бьет баклуши), в состоянии легкого подпития, сорвав зимнюю пломбу с балконной двери и покурив на лоджии минут пять, молча шагнули вниз? С четвертого, на минуточку, этажа?..

Он краснел, он бледнел, но в конце концов все же признался. Дело было еще осенью, в его же квартире, на очередной безумной пьянке. Как туда забрел этот забулдыга бомжовской наружности, никто не понял. Хозяин попытался выставить нахала, а тот — ни в какую. Конфликт поколений, охотничий клич “пойдем выйдем”, драка на балконе, на краю пропасти. И — как в детском стишке, не было слышно ни крика, ни стона... Пьяные друзья ничего не видели: им Максим сказал, что бродяга сам смылся. А когда нашли труп во дворе, все удачно совпало: на той же высоте, в подъезде, разбито окно, на подоконнике — початая бутылка водки... Все решили, что пьянчуга сам выпал. Только вот с совестью заключить сепаратный мир убийце не удалось. И весной сердце не выдержало: ухнуло вниз, с того же балкона, увлекая за собою бренное тело.

Ох уж эти балконы! Казалось бы, что можно на них хранить? Картошку, торт (если холодильник сломался), лыжи, на которых дедушка за ворогами гонялся в прошлом веке в финскую войну... Но — спросите любого участкового: куда он при проверке квартиры отправится в первую очередь? То-то. У наших граждан мозги так устроены, что они балкон вроде как и за часть своей квартиры не считают. Дескать, на тебе, лоджия, что нам негоже. Здесь можно и вещдоки спрятать. И даже трупы.

Доблестный участковый уполномоченный одного из люберецких отделений милиции шел в эту квартиру без всякой задней мысли. В смысле, никакой оперативной информации у него не было. Ну, живут узбеки, ну, без регистрации, ну, в плов мяса не докладывают. Сейчас всех перепишем, оштрафуем, вышлем... Но уже на пороге стража порядка неприятно поразили два момента. Во-первых, узбеков было уж очень много. Он несколько раз пытался сосчитать их и все время сбивался на цифре “7”. К тому же все они нервничали, как перед расстрелом. И, во-вторых, попахивало в квартире отнюдь не национальным кушаньем. Даже совсем сгоревший плов воняет приятнее. Естественно, участковый прошествовал на балкон.

Дальше — как у классика: предчувствия его не обманули. Труп, завернутый в одеяло, покоился на ветру около суток — амбре еще сохранилось. Путем несложных умозаключений милиционеры вычислили злодея из числа многочисленных азиатов в этой же квартире. Друг детства, вместе росли в Коканде, на соседних улицах. Вместе поехали покорять Люберцы с дынями в руках. Сняли однокомнатную клетушку, сюда же привезли жен, знакомых, кумов, зятьев и тещ. Получилось по принципу “в тесноте и в обиде”: постоянные склоки, дрязги. Как-то один камрад стал оскорблять другого, обвинил его во всех смертных грехах и даже обозвал неудачником. Тот психанул, схватил нож... Все это происходило на глазах у остальных квартирантов, которые мирно варили плов и лишь неодобрительно качали седыми головами. Когда убийце посоветовали убрать за собой, он понял это в силу своей сообразительности и... просто вынес труп за пределы комнаты. На балкон. Кто его там будет искать? А потом, через месяц-другой, можно и на помойку снести...

Нет, ну их, эти балконы. Выйдешь туда — и не знаешь, вернешься ли обратно. В минувшую среду был первый “бельевой” полет. Еще один страшный признак наступления весны. Погибла женщина 39 лет: упала с 7-го этажа, развешивая простыни. Конечно, в таких ситуациях чаще достается прекрасному полу — нас, бездельников, поди заставь чего-нибудь повесить, кроме лапши на уши. Наиболее “падучий” возраст — от 40 до 50. По хозяйству шустрить еще приходится, а вестибулярный аппарат уже ни к черту. Вот вам и смерть в свободном полете.

Может, наглухо забить досками эти чертовы балконы? Чтобы не умереть так, как умерла одна несчастная — наверное, последняя жертва холодной зимы. Снова пьянка, да такая, что уже из глаз не слезы, а спирт льется. Одна мадемуазель неосторожно... Сказала? Посмотрела? Моргнула?.. Кто теперь вспомнит, что она сделала не так. Суровые мужчины решили даму наказать. В детстве в таких случаях ставили в угол — ее же отправили перевоспитываться на балкон. Закрыли дверь и... забыли!

Опомнились только утром, когда пересчитали всех участников банкета. Метнулись к лоджии. Коснулись губами ледяного лба. Пощупали пульс.

Крякнули. Почесали в затылке. Позвонили в милицию.

И наполнили стаканы — за упокой души.

Идиотизм!




Партнеры