Иракские “университеты”

29 марта 2003 в 00:00, просмотров: 171

Газета “Нью-Йорк таймс” цитирует следующие слова официального представителя Пентагона: “Мы недооценили боеспособность военных формирований Хусейна. Они появляются там, где мы их не ждем, и сражаются смелее, чем мы этого ожидали”. Другой представитель Пентагона говорит: “Стало ясно, что Саддам посещал школу первой войны в Персидском заливе и Косове. Он понял, как атакует Америка”.


По-видимому, Хусейн и его генералы посещали и другие школы — вьетнамскую, палестинскую, североирландскую. Хусейн и его генералы поняли, что Аравийская пустыня не вьетнамские джунгли, а Курская битва танков для них — самоубийство. Им нужен не Жуков, а Ковпак. Мао Цзэдун говорил: “Народ — это вода, в которой партизаны плавают, как смертельно опасные рыбы пираньи”. Саддамовы федаины, эти пираньи пустыни, остановили марш американо-английских танковых колонн на Багдад.

И вот неожиданный результат этих “Моих университетов” Саддама Хусейна. Проклинающий его Арабский Восток стал гордиться им. Обычно, когда на телеэкране появляется мрачная физиономия Саддама, саудовцы шлют ему проклятия. Сейчас они молятся о том, чтобы Аллах сохранил его “еще несколько недель”. Вот что говорит редактор газеты “Аль Мадина” Халид Батарфи: “Они хотят, чтобы Саддам Хусейн ушел, и в конце концов он уйдет. Но им одновременно хочется, чтобы он немного продержался. Они хотят его руками преподать урок американцам”. Халид Батарфи утверждает, что аналогичные настроения господствуют во всем арабском мире — от Алжира до Йемена”.

Арабские режимы боятся и Вашингтона, и “улицы”, то есть своих народов. Прогрессивные арабские элиты мечтают о демократии и усилении арабского мира. Все эти эмоции — симпатии и антипатии — взаимосвязанны и одновременно взаимоисключающи. В этом парадоксе — драма и трагедия арабского (и шире — исламского) мира, подозревающего в Америке нового крестоносца, а в Израиле — ее оруженосца. Послушайте, что говорит известный сирийский писатель и ученый Садик Джалал аль-Азам: “Падение режима Саддама желательно для нашего будущего. Но для нашей уверенности в себе, для нашего имиджа желательно, чтобы он пал в борьбе, а не капитулировал. Мы не защищаем Саддама; мы хотим использовать его имидж для более великих дел”.

Комментарии, думаю, излишни.

* * *

В эти дни самым крупным событием культурной жизни Лондона является выставка картин Тициана в Национальной галерее. Особое внимание посетителей привлекает знаменитое полотно “Смерть Актеона”: стая собак травит наполовину юношу — наполовину оленя. Он был наказан богами за то, что не удержался от искушения и подсмотрел обнаженную Диану, богиню охоты, в момент купания.

Многие посетители выставки, останавливаясь перед “Смертью Актеона”, шутят:

— Ну прямо как наш премьер-министр!

Шутка злая, но содержащая большую долю истины. Сегодня в британского премьера вцепились почти все — английские газеты, английская общественность, Западная Европа и даже его собственная лейбористская партия. Конечно, президент Соединенных Штатов Джордж Буш похож на Диану, как Саддам Хусейн на Джулию Робертс, и вряд ли, несмотря на всю близость Тони Блэра к Бушу, первый видел второго купающимся в ванной комнате Белого дома. Но в остальном аналогия Блэр-Актеон вполне отвечает политическим реалиям. Привязав себя к военной колеснице Вашингтона, Блэр стал мишенью острой критики.

Среду и четверг — 26 и 27 марта — Актеон-Блэр провел в Кемп-Дэвиде. Перед расставанием он и Диана-Буш провели совместную пресс-конференцию. В отличие от Дианы-богини Диана-президент дал понять, что он травит не Тони, а Саддама. А о самом Тони Джордж сказал, что он “человек слова, смелости и видения”. Буш говорил о том, что союзники “медленно, но уверенно ослабляют хватку Хусейна на горле иракского народа”, что крах режима и наступление свободы приближаются.

Значительная часть пресс-конференции была посвящена гуманитарной помощи Ираку и его послевоенному устройству. Собственно, эти две проблемы все чаще упоминаются в единой связке. Если отшелушить их от подслащенной лицемерной демагогии, то стратегия Вашингтона выглядит следующим образом. Гуманитарную помощь Ираку возьмет на себя ООН, а заботу о его будущем — дядя Сэм. Слово “послевоенный” весьма каучуковое. Оно может означать время, наступившее сразу после окончания военных действий, и время, наступившее после окончания оккупации Ирака.

Выступил на пресс-конференции в Кемп-Дэвиде и искусанный Актеон-Блэр. Он был значительно многоречивее и красноречивее Буша, красочно расписывал и злодеяния саддамовского режима, и щедрость предстоящей гуманитарной помощи, и демократические блага послевоенного Ирака. Это была скорее защитительная речь, чем брифинг.

Президента и премьера спросили: сколько еще продлится война в Ираке? На это Буш дал исчерпывающий ответ, достойный дельфийского оракула: “Столько, сколько потребуется для победы”. Столь же четко Буш ответил и на вопрос, применят ли союзники ядерное оружие, если Ирак прибегнет к оружию массового уничтожения. Четкость ответа состояла в том, что никакого ответа не последовало. Вместо него Буш стал говорить о терроре Хусейна и обещал посадить на скамью военных преступников тех иракских генералов, которые используют ОМР.

Пресс-конференция в Кемп-Дэвиде длилась 25 минут. Актеон и Диана обменялись рукопожатием для фотографов и удалились. Блэр полетел в Нью-Йорк на встречу с генсеком ООН Кофи Аннаном, а Буш — в Вашингтон, травить баланду и Хусейна.



* * *

Вторая неделя боев в Ираке показывает, что операция “Шок и трепет”, провозглашенная Пентагоном, не привела ни в шок, ни в трепет режим Саддама Хусейна. Поняли это и в Пентагоне. Сейчас началась новая грандиозная операция — переброска в Ирак подкрепления численностью в сто тысяч человек! Согласно планам Центркома, после завершения партизанской фазы войны должна начаться вторая — авангардные бои с Республиканской гвардией, защищающей внешнее кольцо Багдада, которая послужит переходом к третьей, заключительной. Разгром Республиканской гвардии откроет эту фазу. Штурмующие Багдад войска ворвутся в его центр и начнут уличные бои уже со Специальной республиканской гвардией, личными охранными частями Хусейна и партизанами. К штурмующим частям подключатся армейские подразделения, перебрасываемые по воздуху из Турции в Кувейт.

На все это, конечно, понадобится время. Сколько? Никто не знает.





    Партнеры