“Доктор, у меня это!

31 марта 2003 в 00:00, просмотров: 230

Пожилая женщина звонит на телефон психологической поддержки подростков и сообщает: “Я считаю, что американский фильм про Сталинградскую битву растлевает молодежь!” Все попытки оператора добиться вразумительной причины обращения идут псу под хвост: женщина кричит в трубку, и ей решительно неинтересно, что ей там отвечают. Произнеся почти реквием в честь мэра города, кинематографистов и Америки вообще, она кладет трубку. Вот так: что одним людям — работа, другим — сплошное удовольствие.

Как считают психологи, нам в принципе нравятся любые телефоны общественного пользования. Это шанс, не видя собеседника, а часто и не учитывая его мнения, высказаться.

Телефон доверия — штука модная, но распространенная в основном в крупных городах. В Подмосковье такие линии по пальцам пересчитать можно, и все они сосредоточены в основном в 50-километровой зоне. И вот недавно такой телефон появился на самой окраине Московии — в Коломне, при администрации города, что доказывает факт наличия проблем и у жителей периферии. Ориентирована линия исключительно на молодежь: подавляющее большинство абонентов умещается в рамки от 15 до 20 лет. На самом деле звонят все подряд. Взрослые обращаются чаще всего с “детскими” проблемами. “Внук бродяжничает, употребляет, не знаю что делать…” — типичное начало такого разговора. Пока в работе телефона существуют ограничения — только по рабочим дням и с 18.00 до 22.00. В месяц в среднем звонит 160 человек, но номер телефона не особенно афишировался, поэтому цифра не запредельна.

Мы напросились в гости на линию психологической поддержки.

Вопреки сложившемуся мнению о том, что на подобные телефоны звонят индивиды с уже намыленной веревкой на шее, скажу, что люди на самом деле разные. Но 80% всех обращений — это проблемы амурного характера, то бишь любовные треугольники, квадраты и параллелепипеды.

Звонок раз. Назвалась Алисой. В нее влюблены два парня: Кирилл и Сергей, которые являются друзьями и одногруппниками. Алиса поддерживает отношения с обоими в течение трех лет. Кирилл — очень раним и впечатлителен, и из жалости она не может решиться на то, чтобы порвать с ним отношения. Все надоело. После разговора с оператором принимает решение все-таки сделать выбор в свою собственную пользу.

Звонок два. Девушка Маша тоже оказалась на перепутье выбора и просит оператора дать ей однозначный ответ — с кем остаться: с Владиком или Алексеем. С таким операторы, кстати, сталкиваются часто: влюбчивые девицы хотят услышать от постороннего человека однозначный ответ, чего же они сами хотят в этой жизни.

Свободу общения гарантирует и отсутствие непосредственного контакта, и анонимность: называться можно хоть Олимпиадой Матвеевной, никто проверять не будет. Посему народ не стесняется. Честно отдежурив вместе с оператором вечерок, мы почувствовали себя вправе подвести кое-какие итоги. И первым сделанным выводом стало то, что подобные линии — чертовски привлекательный источник информации для психиатрической науки.

Звонок три. Молодой человек представился Виктором и поинтересовался, что надо сделать для того, чтобы девушка его полюбила. Печальный голос в трубке вещает на фоне всеобщего веселья и песенки про “бамбино” — похоже, звонит из бара. Предположение подтверждается, потому как из его рассказа следует, что объект его чувства сейчас танцует с другим молодым человеком. “Сейчас я пойду и набью ему морду”, — уж совсем мрачно обещает позвонивший. После разговора с оператором гнев сменен на милость, абонент согласился с тем, что у него съезжает крыша и он неспособен принимать серьезные решения.

Весна…

Вторую ступень пьедестала занимают проблемы с выпивкой. Молодые люди говорят, что слишком много пьют, остановиться не могут, а на лечение денег нет. Кажется, чем тут поможешь? Да еще и по телефону... Однако методика воздействия поразила меня в самое сердце. Безусловно, она индивидуальна, и многое зависит от течения разговора, но со сражающейся в промышленном районе Ниной дело обстояло так.

Звонок четыре. Назвалась Ниной, 23 лет от роду. Пила девушка, пила, пока не заметила, что ничего хорошего в жизни не осталось. С мужем — проблемы, с мамой — ежедневные обидные разговоры, денег нет, счастья — тоже... Оператор спрашивает, чего бы девушке вообще хотелось в жизни, и из трубки следует вполне тривиальное: “Хорошую семью, работу, ребенка, стабильности”. Умный человек оператор начинает рисовать красочные картинки жизни “хронов” по нарастающей: сначала тебя не пускают в приличные магазины, потом от тебя уходят близкие и друзья, и вот уже твое лицо годно только для того, чтобы на нем сидеть, а еще лет через несколько ты валяешься под заборчиком, и на тебя писают собачки… Последняя картинка особенно не нравится Нине.

Звонят в основном представительницы прекрасной половины человечества, и сжатостью их рассказы не отличаются. Впрочем, чем больше о проблеме узнает оператор, тем больше шансов реально помочь абоненту. На самом деле возможности ограничены спецификой телефонного общения, хотя профессионалы даже по интонациям способны определить суицидальные намерения обратившегося и оценить реальность его истории.

Помимо того что обращающихся на линию поддержки можно делить по проблемам, их можно условно разбить по категориям. Первая категория звонящих — люди с реальными проблемами. Вторая — примитивно развлекающаяся.

Звонок пять. Милый ребенок, судя по голосу, лет четырнадцати, на фоне коллективного ржача ровесников поинтересовался, сколько метров веревки хватит для повешения одного несчастного мальчика. Третья категория — откровенно озабоченные.

Звонок шесть. Назвалась Яной. Девушка явно по ходу придумывает проблему, связанную с якобы ее сексуальным приключением. От словесного пересказа в духе “Эммануэль” вянут ухи. На вопрос о том, сколько лет абонентке, она скромно пробубнила: “Пятнадцать”.

— Сексологов и сексопатологов в области явно не переизбыток, — улыбается оператор мужского пола. — Причем, если бы Яне ответила женщина, вряд ли она стала бы так распинаться...

Во время Всероссийской переписи населения появилась четвертая категория клиентов телефона доверия, которая пропала автоматически сразу по окончании кампании. А тогда трубка закипала от звонков измученных общением с народом переписчиков.

Запись в журнале. Светлана звонит с переписного пункта. Из-за ее смеха и смеха подружки не может вразумительно говорить. Но в конце концов все-таки сообщает, что с утра до вечера они ходят по квартирам, к ночи валятся с ног, а на переписном пункте нет даже стола нормального, чтобы с документами поработать. А позвонили потому, что очень хотелось услышать голос нормального человека…

Люди-операторы, чьи голоса так жаждут услышать абоненты, личности свои не афишируют и представляются по телефону лаконично: Ира, Сережа и так далее. Конечно, все прошли специальную подготовку: коломенские телефонные спасатели — это психологи и даже один психиатр. Как шутит команда — на всякий случай. А на самом деле народ собрался благородный и чуткий, потому что далеко не всем по зубам оказывается тяжелая стезя собеседника-помощника. Психика должна быть крепкой.

Суть звонка только потом вносится в компьютер, а сначала она в темпе записывается оператором на листок бумаги. Моя знакомая такие веселенькие разноцветные листочки собирает уже несколько лет. Из архивов людских страданий:

“…хочет убить младшую сестру (та младше на два года) — она отняла у нее все: парня, маму, папу, без спросу берет одежду, косметику, подговаривает подружек. Через час разговора убийство сестры решили отложить хотя бы на неделю…

...складывал 15+20 в течение трех минут и с моей подсказкой получил где-то 42 или 47...

...истеричный молодой человек пытался убедить меня в том, что он сумасшедший и что ему пора в психушку. Убедил...

...женщина совсем плоха, но вешаться не хочет...

...боится призрака (духа) умершего супруга, поэтому выпила бутылку водки...

…начал рассказывать про измену жены, закончили на его второй женщине, с которой он расстался 13 лет назад и которая похожа на его папу. У психиатрии есть будущее…

...мы сошлись на том, что после трехчасового разговора человек сильно устает и идет спать...”

А если серьезно, то психологи убеждены, что хомо сапиенс настолько упертое существо, что пока не сунет палец в розетку, ни за что не поверит в то, что ток — это больно. Поэтому далеко не всех удается во время разговора сподвигнуть на конструктивные действия. По этому поводу у профессионалов существует хорошая шутка: ничто так не стимулирует движение личности, как хороший пинок в нужном направлении.





Партнеры