Противостояние

31 марта 2003 в 00:00, просмотров: 174

Подразделение “С” Первой бригады Третьей пехотной дивизии вело бои за мост у деревни Кифл на реке Евфрат в 75 милях к югу от Багдада. Сержант Редмонд сидел в военной машине “Хэмви” (Humvee), оснащенной 50-калиберным пулеметом, минометом, гранатометом и антитанковой ракетой. В руках у него было самое современное стрелковое оружие — винтовка “М-4”. Он палил изо всего этого арсенала — за исключением противотанковой ракеты, поскольку у противника танков не было. И вообще у противника не было ничего, кроме допотопных “калашниковых”.

— Я кричу им: “Гифф! Гифф!” (“стой” по-арабски. — М.С.) — а они все идут и идут. Я бы не назвал это храбростью. Это скорее глупость. Мы больше дорожим жизнью солдата, чем они. Что может сделать “АК-47” против “Бредли”?! Но они шли на нас, и это было самоубийством...

Страшнее самого боя для Марка было затишье, когда он и другие солдаты отделения “С” собирали трупы противника, складывали их в черные пластиковые мешки и пересчитывали.

Главный капеллан-священник бригады майор Марк Нордстром рассказывает, что он в течение шести часов утешал солдат после боя у моста в Килф.

— За последние дни мы убили много людей, — говорит пацифист-меннонит. — Ничто не может подготовить тебя к этому.

Папа Римский Иоанн Павел II призвал всех капелланов-католиков выступить против войны.

В Вашингтоне его обозвали “старым догматиком”. С прозрачным намеком на то, что старик Кароль Войтыла, по-видимому, совсем выжил из ума...

* * *

На Багдад сбросили “бункер-бастеры”. “По-научному” эти бомбы называются “GBU-37 GPS-Aided Munilion”. Их вес — свыше 2000 кг. Боеголовка направляется на цель спутником и в состоянии пробить бетон или почву на большую глубину. Можно сказать, что бомба “бункер-бастер” — младшая сестра “Матери всех бомб”.

“Младшие сестры” были сброшены на министерство информации и другие коммуникационные узлы города. Словно в насмешку и вызов, уцелела гигантская статуя Саддама Хусейна перед зданием министерства. Командование американских ВВС заявило, что целью бомбардировок было “подавить способность режима Хусейна командовать действиями своих вооруженных сил и контролировать их”. (По данным Национального агентства безопасности США, ему так и не удалось засечь непосредственно передаваемые Хусейном приказы или какие-либо иные разговоры диктатора.) Представитель Пентагона сказал, что связь Хусейна похожа на отсеки в подводной лодке, изолированные друг от друга. “Поскольку Ирак — секретное общество, Хусейн всегда может иметь связь, о которой мы не знаем, — сказал он. — У него есть линия связи с Республиканской гвардией, о которой мы не знаем. У него есть линия связи со Специальной республиканской гвардией, о которой не знает Республиканская гвардия. И у него есть линия связи с госбезопасностью, о которой не знает Специальная республиканская гвардия”.

* * *

Война идет всего лишь вторую неделю, а уже слышится разноголосица в ее оценке среди американского командования. Водораздел мнений проходит между высшим генералитетом и “полевыми командирами” тоже весьма высокого ранга. Вот что говорит, например, бригадный генерал Джон Келли, заместитель комдива Первой дивизии морской пехоты: “Мы столкнулись с организованной системой обороны. Решимость обороняющихся стала неожиданностью для нас. Мы ожидали совсем другого — что пройдем как нож сквозь масло, что нас будут встречать с флагами, и все такое прочее”.

Командная верхушка смотрит на войну с другой точки зрения. Я имею в виду штаб Центрального командования (Центрком) во главе с генералом Томми Фрэнксом и Пентагон. Там утверждают: никаких накладок нет. Война идет так, как и было предначертано. По словам председателя Объединенной группы начальников штабов США генерала Ричарда Майерса, считающегося по должности первым военным советником президента, “наш план — блестящий план”.

Но не все золото, что блестит, если взглянуть на него с более близкого расстояния. Один из высших “полевых командиров” — командующий наземными частями в районе Персидского залива генерал-лейтенант Вильям Уоллес — заявил, что “планировщики войны не ожидали “странного” поведения иракских войск, не учли погоды и постоянной нехватки важнейших материалов. Все это может привести к тому, что война затянется дольше, чем это предсказывало большинство стратегов”.

Это заявление столь высокопоставленного военного чина вызвало сильное замешательство. Шеф Пентагона Рамсфелд отреагировал следующим образом: “Я не читал заявления генерала Уоллеса. Я видел только газетный заголовок к нему”. Короче, мистер Рамсфелд ушел в кусты. Сам генерал Фрэнкс перестал появляться на пресс-конференциях в “сверхтехнологическом” зале в Кэмп-Сайлия, Катар, где расположилась штаб-квартира Центркома. Его подменяет бригадный генерал Винсент Брукс — молодой, телегеничный выпускник военной академии Вест-Пойнт. О заявлении генерала Уоллеса молодой и телегеничный выразился так: “Полевой командир, даже трехзвездный комкор, не располагает достаточной информацией для того, чтобы делать обобщения по поводу общего состояния войны”.

Ну а в основном молодой и телегеничный говорит только для того, чтобы ничего не сказать. Это вызывает все более нарастающее недовольство среди 600 репортеров, аккредитованных при Центркоме. Они несут большие финансовые расходы, открыв свои корпункты в Катаре. Подсчитано, что каждая пресс-конференция молодого и телегеничного обходится массмедиа в один миллион долларов! Поэтому некоторые журналисты стали покидать Кэмп-Сайлия...



    Партнеры