Укравший лицо

1 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 171

“Смотрите на его уши, — говорит доктор Муслим аль-Эсади журналисту итальянской газеты “Corriere della Sera”, водя пальчиком по снимкам Саддама Хусейна. — У настоящего Саддама большие овальные уши и мочки покрупнее. А руки! У него же руки гораздо меньше и тоньше, чем у Хусейна!”

В 1979 году Муслим аль-Эсади сбежал из Ирака. Сейчас он живет в Тегеране и уже несколько лет занимается тщательным изучением всех известных фото- и видеоизображений иракского президента. Доктор аль-Эсади считается экспертом в области “строения тела”.

21 марта государственное ТВ Ирака показало Саддама Хусейна, проводящего встречу с высшим военным руководством страны. О месте и времени проведения этой встречи не сообщалось. Саддам, одетый в военную форму, как-то не к месту улыбался и ничего не говорил в камеру. Спустя несколько часов аль-Эсади вынес вердикт: “Он — ненастоящий!” Интервью с ним из “Corriere della Sera” перепечатали многие российские газеты.

Через два дня единственный человек, который мог бы подтвердить подозрения доктора, прилетел в российскую столицу. Корреспондент “МК” встретился с ним в одной из московских гостиниц.

“Я точно не знаю, сколько часов добирался до Ирана”

О том, что этот человек, возможно, окажется в России, было известно еще за несколько дней до начала войны в Ираке. Окончательное решение на самом высоком уровне было принято после доклада главы МЧС России Сергея Шойгу Владимиру Путину о ситуации с обустройством лагеря для беженцев вблизи иранского города Керманшах. Шойгу сообщил российскому президенту о результате секретных консультаций с иранской стороной. На одном из самолетов МЧС, возвращавшихся из Ирана, Омар Халед Султан и прилетел в Москву.

В иранский лагерь для беженцев, оборудованный российскими специалистами, Омар добирался из иракской столицы на машине по трассе Керманшах—Багдад. Подробности о том, как ему удалось сбежать из-под всевидящего ока иракских спецслужб, Омар не рассказывает. Говорит, что, дескать, воспользовался всеобщей суетой, которая поднялась в свите Саддама после того, как Буш объявил ультиматум. “Я точно не знаю, сколько часов добирался до Ирана, — вспоминает беженец. — Помню только, что по дороге несколько раз останавливался охладить руки на ветру, чтобы они не прилипали к рулю”.

Омар Халед Султан — третий по счету двойник Саддама Хусейна (первый был убит осенью 1984 года “при исполнении служебных обязанностей”, второй — тот самый человек, показанный по иракскому ТВ 21 марта). Он родился 14 августа 1940 года в семье зажиточного каирского торговца, учился в частной школе. После этого поступил в Каирский университет на правовой факультет. Там он и познакомился с молодым и горячим Саддамом. Они учились вместе несколько лет — до тех пор, пока темперамент будущего иракского лидера не сыграл с ним дурную шутку, и Хусейна отчислили...



“...тебе придется побыть... самим Саддамом Хусейном”

Они встретились в начале 1980-го, спустя несколько месяцев после того, как Хусейн официально стал президентом Ирака и за несколько месяцев до начала восьмилетней ирано-иракской войны. Иракский лидер не случайно вспомнил про своего египетского однокурсника. Он пригласил его якобы для консультаций, необходимых “подчищенному” новому правительству. В президентском дворце египетского юриста встретил тогдашний советник Саддама, его сводный брат Барзан Ибрахим аль-Тикрити. В роскошных апартаментах между Барзаном и Омаром состоялся любопытный диалог:

— Наш президент очень хорошо отзывался о тебе, — обратился Барзан к гостю.

— Мне приятно, что он не забыл меня, и я тоже помню о нем только хорошее, — ответил Омар.

— У тебя есть возможность доказать свою дружбу.

— Я здесь для этого...

— Тогда тебе придется побыть... самим Саддамом Хусейном.

— Но это невозможно! Я не актер. Я юрист!

Спустя месяц после этого предложения Омар, пройдя через руки иракских спецслужб в багдадской тюрьме, согласился стать двойником иракского президента.

В дворцовом госпитале ему сделали первую пластическую операцию. Хирурги изменили своему пациенту форму подбородка. На этом “вхождение в образ” не закончилось. Будущему двойнику Саддама пришлось пройти еще несколько пластических операций в одной спецклинике на Кубе. Здесь ему была сделана операция на голосовых связках. У Хусейна очень характерный голос. Такой ни с каким не перепутаешь. Там же, на Кубе, Омар Халед Султан наконец встретился с Саддамом. Кубинские врачи лечили иракскому президенту позвоночник (болячка старого солдата — смещение дисков — не давала ему покоя). Встреча происходила во время медицинского обследования.

После того как благодаря хирургам сходство стало почти стопроцентным, Омар и Саддам встречались еженедельно.

Поскольку Саддам вел замкнутый образ жизни, двойник выходил за стены дворца только тогда, когда играл его роль. Начиная с декабря 1998 года его публичные появления стали почти регулярными. “Я участвовал почти во всех встречах с иностранными политиками. В октябре 2002 года накануне президентских выборов я выступал с речью по иракскому ТВ. Спустя несколько недель я встречался с президентом Алжира”, — рассказывает Омар.

Нашумевшее интервью, которое впервые за 10 лет Хусейн дал американской телекомпании в феврале этого года, на самом деле давал Омар Халед Султан. “Когда наше интервью с тележурналистом Дэном Разером, который работает в американской компании Си-би-эс, подошло к концу, я на прощание помахал рукой в камеру. Это была огромная ошибка с моей стороны. И мне показалось, что Дэн ее заметил, — вспоминает он. — У Хусейна есть одна особенность, которую не смог бы подделать ни один хирург на свете. “Линия жизни” на его ладони состоит из двух, и это хорошо заметно. В кадре можно было заметить, что такой дополнительной линии у меня на ладони нет”.

О своих “коллегах” — других двойниках Хусейна — Омар мало что знает. “Нам не говорили, как и кто будет заменять президента. Я могу только догадываться, в какие моменты к публике выходил ненастоящий Саддам. Но я точно знаю, что один из двойников погиб во время покушения на президента. Таких покушений на его жизнь было семь, и только один раз стреляли в настоящего...”



“Я должен “вернуть себе лицо”

— Омар, а почему вы сбежали именно в Россию?

— Наверное, это судьба. Бегство в вашу страну — мой шанс на спасение. Американцы ненавидят Саддама Хусейна — я не добежал бы до первого солдата... Я давно задумывался о побеге из Багдада, но шанс у меня появился только несколько лет назад, в то время, когда в Ирак прибыли инспектора ООН.

— И вы так запросто подошли к какому-то иностранцу, сказали, что вы — не Саддам Хусейн и поэтому очень хотите сбежать?..

— Я не могу об этом вам рассказать. У меня есть определенные обязательства... Моя проблема решалась несколько лет, и когда появилась возможность — я сразу покинул Ирак.

— Ваша семья что-нибудь знает о вас?

— Пока нет. Но я надеюсь на встречу с ними.






Партнеры