Двенадцать робинзонов

1 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 463

Как стало известно “МК”, грандиозными скандалами ознаменовались съемки проекта “Последний герой-4”, который телезрители должны увидеть осенью. Госдума чуть не лишилась вице-спикеров, Совет Федерации — главы, Белый дом — министров, фракции и партии — лидеров...

Программу готовили целый год. Идея созрела в Кремле: перед думскими выборами показать “своих” политиков и чиновников в популярном шоу. Говорят, замглавы кремлевской администрации Сурков заявил: “Наших чтобы было не меньше двух третей. Остальные — за отдельную плату”.

В итоге после долгих переговоров и утрясок на остров в Тихом океане отправились 12 человек...

По нашим сведениям, среди них было четыре женщины — Любовь Слиска, Ирина Хакамада, Валентина Матвиенко, а также начальница пресс-службы президента, молоденькая и очаровательная Наталья Тимакова. Компанию им составили депутаты Борис Немцов, Григорий Явлинский, Вячеслав Володин, спикер Совфеда Сергей Миронов, глава МЧС Сергей Шойгу, министр экономразвития Герман Греф и неувядающие коммунист Шандыбин с ЛДПРовцем Жириновским. Если учесть, что Владимир Вольфович засветился и в “Последнем герое-3”, на нынешнюю передачу, очевидно, он попал ну за очень отдельную плату...

О том, что происходило на острове в течение “политической” недели, нам рассказал рядовой участник проекта, занимавшийся техническим обеспечением съемок. Настоящее имя этого человека мы по понятным причинам не публикуем — назовем его просто Вячеславом.

Вячеслав: “Даже когда мы снимали звезд вроде Преснякова, они действительно жили в жестких условиях. А тут было выбрано место безо всяких москитов, змей — рай да и только. Круглые сутки дежурила служба безопасности, охраняли периметр. Огромная бригада врачей из ЦКБ, спасатели...

Больше всего меня убило, что за палатками был вкопан чемоданчик с кремлевской связью! Правда, по службе они говорили редко — чаще из Москвы, как я понял, из их же кабинетов звонили родственники. Наташа Тимакова над этой “кремлевкой” всплакнула — наверное, скучала по жениху...”

Несмотря на “райские условия”, ВИПам, по словам очевидцев, пришлось несладко. Они должны были сами разбить лагерь из подручных материалов, разжигать костер и готовить.

Вячеслав: “Самые приспособленные, по-моему: Шандыбин, Миронов и Шойгу. Колья обтачивали, забивали... Миронов еще натащил камней для очага. А вот Греф все боялся, что повредит ногти. Носил для костра какие-то, прости господи, соломинки — не хватало даже для растопки.

Я не ожидал, что Хакамада настолько бесхозяйственная, даже не знает, как правильно держать котел. Поэтому готовила Валентина Ивановна, правда, у нее все время подгорал рис”.

В кулинарных вопросах организаторы к героям, говорят, особого снисхождения не проявили — те, кто выигрывал конкурсы, получали “подпитку”, членам же другой команды приходилось сидеть на подножном корму. Выросшая на Волге Любовь Слиска выручала соплеменников ежеутренней рыбалкой. А Борис Немцов во время состязания схрумкал целого жареного паука, чем обеспечил племени ужин из тушенки с гречкой. Говорят, в Москве Немцов все худел по доктору Волкову — кушал одни киви да яблоки. Но после поездки на остров Борис Ефимович забросил эти глупости и теперь наслаждается поджаристыми стейками в хороших ресторанах...

В первые два дня дела у героев-робинзонов шли неплохо. Дамы делали друг другу косметические маски из кокосов и щеголяли в новых купальниках. Мужчины играли мускулами или, наоборот, прятали дряблые тела в морской водичке. Конкурсы типа “съешь эту пакость” или “подкати бочку” воспринимались как легкое развлечение. А на третью ночь разыгралась стихия — на побережье обрушился тайфун с нежным именем “Пепита”. Несмотря на то что синоптики предсказывали, что он обойдет остров стороной...

Тревогу в своих лагерях подняли опытный Сергей Шойгу и чутко спящий Григорий Явлинский. Если бы не они, ни охранники, ни спасатели не смогли бы помочь “последним героям” — огромные волны и шквальный ветер сделали передвижение из одной части острова в другую невозможным. Катера унесло в океан, полет на вертолете был смертельно опасен.

К счастью, команды вовремя бежали в горы, побросав на берегу нехитрый скарб. Настоящим Геркулесом показал себя Василий Иванович Шандыбин — он буквально втащил наверх на плечах визжащих от ужаса женщин своего племени, Слиску и Тимакову. А Борис Немцов, увы, оплошал — понесся впереди всех, даже не оборачиваясь на коллег...

После нашествия “Пепиты” на кремлевском уровне обсуждался вопрос: не вернуть ли участников в Москву? Но жаль было потраченных на проект средств, к тому же новых тайфунов не предвиделось...

Так политики и чиновники продолжили жизнь на острове. Она осложнилась тем, что ураган утащил часть предметов быта, а ежедневные голосования и конкурсы “уносили” сразу по двое участников — иначе робинзонада ВИПов растянулась бы на непозволительный для их графика срок.

Вячеслав: “Мне было очень жалко Жириновского, у которого смыло в море все брюки и бритву. Штаны, правда, на два размера меньше, ему одолжил Володин, а бритву не одолжил никто. У Вольфовича пробилась клочковатая борода — с ней он был похож на старика Плюшкина...

Очень тяжелое впечатление было от конкурса “Кто скажет самую длинную речь”, — продолжает наш собеседник. — Солнце палит, так и тянет окунуться в воду — а они все уцепились за трибунки и — ля-ля-ля-ля... Под конец остались Явлинский с Шандыбиным — а уж восемь часиков прошло. Владимир Вольфович, тот слишком выкладывался, потел, краснел, тяжело ему, грузный... Выдержал только пять часов. А Явлинский так спокойно и чешет, и чешет про коммунальную реформу! Шандыбин тоже не отстает, басит о мировой закулисе. Если б Григория Алексеевича не укусил за ногу краб, не знаю, сколько они еще вещали бы...”

В условиях жесткой конкуренции герои, если верить свидетелям событий, проявили все свое политическое искусство. Глава пресс-службы президента Наталья Тимакова где-то демонстрацией бирюзового парео, где-то посулами лишней порции риса, а где-то — неприкрытой лестью добилась “устранения”, казалось бы, искушенной Любови Слиски. Господин Володин во время бега в мешках сделал подножку бесхитростному товарищу Шандыбину. Жириновский запустил Хакамаде в спальный мешок ящерицу, и у нежной Ирины Муцуовны началась аллергия по всему телу...

Кто победил в марафоне — известно, но называть последнего героя мы не будем, дабы не портить удовольствие зрителям. Впрочем, еще не факт, что зрители этого удовольствия дождутся: сейчас идет монтаж отснятого материала, и герои программы, посмотрев на себя, родимых, по слухам, пришли в ужас. Одним не нравится свой внешний вид, другие посчитали вредными для имиджа некоторые поступки... “Останкино” осаждают пресс-секретари ВИПов с истерическими требованиями “вырезать этот кусок” и “перемонтировать тот эпизод”. Пожалуй, еще никогда руководство Первого канала не испытывало такого давления. Если не удастся прийти к консенсусу, программа, возможно, так и не увидит свет.

Еще одна проблема — деньги. Технический персонал, проведший неделю на острове вместе с героями, до сих пор не получил премии за “сверхурочные”. Скорее всего именно поэтому произошла утечка информации о проекте.

Рассказа о приключениях у самих “последних героев” не добиться — они лишь загадочно или криво улыбаются. Но многие обратили внимание на тропический загар Хакамады, Грефа и других. Не ушло от внимания наблюдателей и постоянное шушуканье друг с другом доселе не замеченных в особо доверительных отношениях политиков. Например, Шандыбин и Явлинский теперь не разлей вода. Василий Иванович на последнем заседании Думы даже собирался кому-то бить морду за Григория Алексеевича...




Партнеры