Денежная реформа Павлова была подставой

2 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 434

На 66-м году жизни умер последний премьер-министр Советского Союза Валентин Павлов. Его имя стало нарицательным для целого поколения, прежде всего из-за печально известной “павловской реформы”. Тогда, в январе 1991-го, неожиданно для всех Михаил Горбачев выпустил Указ об обмене 50- и 100-рублевых купюр. Поменять деньги можно было только в трехдневный срок и в пределах среднемесячного заработка.

Экономисты до сих пор спорят о целесообразности подобного шага. Реформа, тут же окрещенная “конфискационной”, призвана была изъять из обращения избыточную денежную массу, чтобы предотвратить обвальный рост цен. За три дня из оборота было изъято около 10 млрд. руб., однако в результате последующего введения различных льгот эффект снизился до 4 млрд., что на фоне общей наличности в стране в 130 млрд. руб. было копейками. То есть поставленной цели реформа не достигла, однако народ взбудоражила.

Вот тогда-то и появилось знаменитое выражение: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Афоризм до сих пор приписывают Черномырдину, но придумал его Валентин Павлов, и именно по поводу своей реформы. Любопытно, что сам Валентин Сергеевич главным итогом своего премьерства считал не внутренние реформы, а прежде всего разумное руководство внешнеэкономическими активами Союза.

Мало кто знает, что, когда Павлов принял “хозяйство”, внешний долг России составлял порядка 38 млрд. долларов. Премьеру удалось его снизить до 37 млрд., притом что страна ежегодно выплачивала 5—6 млрд. Золотой запас страны при нем вырос до 200 тонн, а тогдашний Гохран ломился от алмазов (Павлов запретил вывоз драгоценных камней массой более 10 карат), платины и изумрудов. Кроме того, Союзу были должны около 120 млрд. долл., и Павлов разумно использовал этот долг, чтобы наполнить страну ширпотребом по обменному курсу “внешнеэкономического рубля”, курс которого был выше доллара.

Валентин Павлов, без сомнения, имел перед родиной заслуги, но с другой стороны, премьер был просто фанатиком жесткого планирования, являлся классическим представителем поколения “каменных задниц” (по выражению Александра Солженицына). Собственно, эта приверженность к “генеральной линии” партии его и погубила: он неуклонно следовал намеченным планам, как бы эту самую линию ни штормило.

Но за годы “горбачевской оттепели” страна изменилась, ситуация требовала немедленного начала либеральных реформ. Павлов же упорно продавливал консервативные положения своей Программы. Это в конечном итоге и привело к ГКЧП и к отсидке Валентина Сергеевича в “Матросской Тишине”. Он был освобожден по амнистии в феврале 94-го и сразу занялся бизнесом. Любопытно, но в последнее время имя Павлова упоминалось в СМИ в связи с реформами нынешнего президента Владимира Путина, который, как известно, тоже грешит жестким “программированием” в экономике (за время руководства Путина принято около двух десятков самых разных государственных программ).

Как и многие чиновники, ставшие бизнесменами, Валентин Сергеевич не спешил публично обнародовать размеры своего состояния. Но умер он человеком не бедным — это точно.

* * *

Валентин Сергеевич не любил афишировать собственные болезни. Несмотря на высокую температуру, перед коллегами он всегда старался держаться бодро, улыбаться и даже шутить. Неудивительно, что о страшной болезни вице-президента ВЭО России большинство его сотрудников по работе узнали только после смерти Павлова.

В декабре прошлого года Валентина Павлова первый раз госпитализировали в больницу с диагнозом “злокачественная опухоль головного мозга”. 29 декабря случился первый острый приступ. Болезнь прогрессировала в течение 10 дней. 12 января Валентину Сергеевичу в Институте нейрохирургии сделали сложнейшую операцию. Несмотря на успешное завершение этой процедуры, жизнь некогда ведущему финансисту страны удалось продлить лишь на три месяца.

— Несмотря на свою достаточно сложную жизнь, Валентин Сергеевич был жизнерадостным и крепким человеком, — поделился с нами первый вице-президент ВЭО России Виктор Красильников. — Конечно, он совершал ошибки. Например, его вступление в ГКЧП. Хотя он сам никогда не признавался в том, что это ошибка. Ведь он хотел, чтобы не развалился Советский Союз, и, конечно, не мог предположить, что два дня, проведенные в ГКЧП, выйдут ему боком.

— Валентин Сергеевич после событий 1991 года общался с другими членами ГКЧП?

— По долгу службы им приходилось встречаться, но ни с кем из гэкачепистов он не поддерживал не то что дружбы, но даже приятельских отношений. Вообще, Павлов неохотно вспоминал те события и особенно время, проведенное в “Матросской Тишине”. Ведь его посадили в камеру, где находились не политические заключенные, а восемь самых настоящих уголовников. Страшно представить, каково ему было оказаться в подобном окружении!

У Валентина Павлова осталась жена Валентина Петровна, сын Сергей и две внучки. Вдова Валентина Сергеевича несколько лет назад вышла на пенсию, сын с женой и детьми живет в Люксембурге, где возглавляет “East—West United Bank”. Вчера Сергей с семьей прилетел в Москву на похороны отца.






    Партнеры