Все хорошо, прекрасная Мариза!

3 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 1178

Слово “дружба” есть в названии только одного столичного вуза, где учатся студенты из ста стран мира, с которыми можно потрепаться “за толерантность” в десятке кафешек, круглосуточно открытых для межнационального общения. Ирина Хакамада, Сергей Доренко и немалая часть чиновников — от министра образования до председателя Московской думы — числятся в списках выпускников Университета дружбы народов. А еще РУДН знаменит тем, что его студенткам дарят автомобили. За красивые глазки!

Конкурс “Мисс РУДН” — самый яркий праздник университета. Зал набивается битком. Несмотря на то что билеты с местами стоят сто рублей, а за возможность потолкаться в проходе берут тридцатку. Ну скажите, какой студент за свои кровные пойдет на вузовское мероприятие, если оно того не стоит?!

— Меня зовут Винарат, правда, похоже на виноград? — обратилась к зрителям участница из Таиланда. — А в переводе с санскрита мое имя означает “алмазная лютня”.

К слову сказать, Алмазная Лютня — первая за десять лет тайка, поступившая на филфак.

Винарат показывала зрителям традиционный тайский танец. На сцену выбежали три одинаковые, словно зернышки риса, миниатюрные азиатки. Зал заволновался: “Кто из них Винарат?” Даже члены жюри нервно переглянулись. Определить конкурсантку удалось только по порядковому номеру, привязанному к руке.

Зато уроженку Гвинеи-Бисау Маризу Гомес ни с кем спутать было невозможно. Когда на сцену выходила “родная сестра” мамы из “Чикаго” — круглолицая и крутобедрая африканка, — зрители заходились в экстазе.

— Сначала Россия пугала меня просторами и белым покрывалом зимы, — коверкая русские слова, призналась Мариза. От ее улыбки, ослепительно белой, словно прослойка крема в шоколадном торте, всем действительно становилось светлее.

Мариза, не изуродованная европейскими стандартами 90—60—90, блистала в гвинейском “танце невест”. Основная цель которого, по всей видимости, продемонстрировать потенциальному жениху размеры (худых в Африке не любят) и мобильность пятой точки, активно ею крутя, вращая и потряхивая.

Еще одна интерконкурсантка Мария Васкес из Эквадора, дочка тамошнего декана и министерской чиновницы, заявила, что она — смесь природы и сердца. Из-за акцента и типажа а-ля Дженнифер Лопес отчетливо слышалось “секса”.

Наши девчонки были проще.

— Друзья, поверьте, я не дура! Я поступлю в аспирантуру! — сказала как отрезала Ольга из подмосковного Чехова и стала вице-мисс.

Другая представительница России принесла на конкурс ковер с изображением своей святой, признавшись, что он с детства висит над ее кроватью. Реликвию пришлось тащить аж из Курска. Но чего не сделаешь ради победы.

Самая оригинальная соискательница из города Коврова натянула на голову противогаз. И правильно! Зачем отвлекать досточтимое жюри (сплошь состоящее из мужчин: ректора, проректоров и спонсоров) от внутреннего содержания?

На конкурсе “Мисс РУДН” внешность не главное. Упор — на артистизм и умение передать дух международного обучения. В этом плане с советских времен мало что изменилось. Поощряются этнические пляски, призывы к дружбе и миру во всем мире. РУДН, наверное, самый самодеятельный вуз в столице. В качестве приглашенного гостя на конкурсе выступил молодой китаец, проникновенно исполнивший шлягер “Скажите, девушки, подружке вашей”.

В пятичасовом марафоне красоты и талантов победила рыжеволосая москвичка Ольга Ковлагина, второкурсница с лингвистического факультета. Теперь она полноправная владелица “Жигулей” пятой модели. Гвинейской красотке достался приз зрительских симпатий. Дружба дружбой, а за восемь лет существования конкурса африканка ни разу не становилась его победительницей. Дискриминация!

Ну а напоследок блеснул сам ректор университета, сказавший почти стихами: “Ничего на свете краше нет, чем тот пол, который называют слабым!” И поцеловал руку алмазно-виноградной тайке. Та, не растерявшись, с истинно азиатским почтением ответно облобызала длань первого человека в универе. “Деточка...” — расчувствовался ректор.

“Зачет!” — одобрили в зале.




Партнеры