Москва смертям не верит

3 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 151

Даже на фоне войны в Ираке мировая новость №2 будоражит человечество. Количество умерших от неизлечимой пока атипичной пневмонии уже достигло 58 человек и продолжает расти. Министр здравоохранения России Юрий Шевченко заявляет, что медицинские учреждения всех уровней работают в усиленном режиме, дескать, не то что муха — микроб не проскочит. Однако нелишним будет припомнить недавние слова министра о том, что суету вокруг болезни придумали американцы, чтобы отвлечь внимание от войны. Корреспонденты “МК” люди недоверчивые и решили проверить, как у нас борются с напастью на самом деле. Проверили и убедились: никак.

На Ярославском вокзале, куда прибывают поезда из опасного азиатского региона, я поинтересовался у носильщиков, проверяют ли сейчас пассажиров.

— А зачем? Какая такая болезнь? Ничего не знаем.

В линейном отделе милиции мне тоже не смогли сообщить ничего конкретного.

— Зайдите в медпункт, там все знают.

Но и в медпункте я был встречен удивленными взглядами дежурных врачей и медсестер.

— Атипичная пневмония? Нет, мы никаких указаний не получали. Знаем о болезни только из сообщений в газетах и теленовостей. Вы в соседнюю комнату зайдите, в санитарно-контрольный пункт, это их епархия.

Но и сотрудник санитарно-контрольного пункта не утешил:

— Я тоже все из газет узнаю. Раз в месяц по регламенту мы проводим с проводниками “санитарный минимум”. Но, по-моему, он от эпидемии не спасет. Ну сами посудите, инкубационный период у болезни 7—10 дней. Поезд “Пекин—Москва” идет по территории России неделю. Больной еще не будет знать о пневмонии, пройдет таможню, за неделю позаражает кучу народу и приедет в Москву еще без признаков заболевания. Что тут можно сделать? У нас, как говорится, пока гром не грянет...

Вообще ничто на вокзале не указывало на то, что город готов во всеоружии встретить эпидемию. Напуганный таким отношением к делу, я отправился через площадь на Казанский вокзал. Там я наконец увидел людей, которые хоть как-то готовились к напасти. В медпункте мне показали телефонограмму, в которой предлагалось обращать внимание на людей с ярко выраженными симптомами гриппа, особое внимание — к прибывающим из Азии, Канады и Скандинавии.

— И что, пока не было ни одного случая? — поинтересовался я у медиков.

— Нет. Если бы кто попался, то уже лежал бы в больнице.

Таким образом, единственный кордон на пути нового гриппа в Москве — телефонограмма, которая пришла из ведомственного управления СЭС. Минздрав же вообще никаких указаний не присылал.

Так как грипп наступает из Юго-Восточной Азии, пришлось отправиться на один из вьетнамских рынков. Уж там-то должна была быть проверка за проверкой...

— Какие проверки? С тех пор как появились сообщения о болезни, к нам никто из официальных лиц не обращался, — “обрадовали” в администрации.

Вот, в общем-то, и все, что удалось выяснить о готовности Москвы к борьбе с эпидемией. Если не считать единственного официального медицинского документа... на английском языке. В нем Всемирная организация здравоохранения распространила ответы на вопросы об атипичной пневмонии. Симптомы болезни таковы: температура свыше 38 градусов, озноб, затрудненное дыхание, кашель. К побочным симптомам относятся потеря аппетита, сыпь, диарея. Инфекция передается при личном контакте с больным.

ВОЗ также рекомендует путешественникам с опасными симптомами “сдаться” врачам и не контактировать со здоровыми людьми. В Москве этому англоязычному совету пока никто не последовал.




    Партнеры