Марина Могилевская: "Амазонками нас делают мужчины"

3 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 314

Могилевской всю жизнь приходилось быть красавицей: около десятка раз в кино и даже в клипе группы “Белый орел”. Да и куда же денешься от фактуры? Но мечты сбываются: сначала пьеса “Слухи”, где актриса играет “курицу”-кретинку. И вот теперь — телефильм “Русские амазонки”, где ее героиня Анна, наоборот, женственная фемина с твердым характером.


— Марина, “Русские амазонки” — три женщины-летчицы, которых вы вместе с Ириной Розановой и Аленой Хмельницкой воплотили в этом кино. А есть, по-вашему, чисто женские и чисто мужские профессии?

— Когда я прочитала сценарий, он меня и привлек именно тем, что все три главные героини — настоящие женщины. Ведь в последнее время какой сериал ни возьми, герой — мужчина. А тут слабые, нежные создания попадают в очень жесткие, мужские истории и с честью из них выходят. Контраст между “мужской” профессией пилота, всеми приключениями и женским началом героинь меня и привлек.

— Ваша Анна позиционируется как мягкая, женственная, любительница богатых мужчин и бриллиантов. И вдруг — летчица?

— Ну, во-первых, в сценарии этого не было. То, что я буду “самая женственная”, — это уже режиссер придумал. Да, Анна пользуется успехом, ее любят мужчины. Но при этом она совсем не расчетливая: подкову, усыпанную бриллиантами, тут же куда-то засунула. Она очень интересная — совсем не так благополучна, как кажется на первый взгляд. Любая роль черпается из себя, в ней есть чисто личные пересечения и ассоциации.

— А в небо все-таки поднимались вы или дублерши?

— Мы сами разгонялись на самолетах, а летали с инструкторами. И на вертолетах тоже. Леонид Якубович столько рассказывал на площадке — что такое самолет и какая это прелесть. Но только самой поднявшись в воздух, можно ощутить, какое это счастье. У меня от восторга были и слезы даже...

— Записаться в аэроклуб, получить права на вождение самолетом вам после съемок не захотелось?

— И я, и Ира, и Алена летали тогда в кабине пилота в первый раз. И мы заболели небом. Но этим надо очень ответственно заниматься. Леня рассказывал, что он по 5 раз в неделю на аэродром ездил, когда учился. Увы, пока у меня на это нет времени. Но если будем, как говорят, снимать продолжение “амазонок”, то кто знает...

— Я слышала, что на съемках вам тяжело пришлось: жара, ангары, осы.

— Это была экзекуция! Прошлое лето, 36—37 градусов, а мы по нескольку часов торчим на летном поле. А нам еще пошили комбинезоны из парашютной ткани, которая воздух не пропускает. Даже сознание теряли. Недавно перед премьерой Иру, Алену и меня пригласили на ТВ и попросили надеть эти комбинезоны. Мы дружно закричали: “Нет!”

— И все же жизнь у ваших летчиц-амазонок куда как непростая, отношения с мужчинами запутанные. Стоит ли женщинам рваться в амазонки?

— Я на это так отвечу: мы можем быть амазонками. Но только если нам позволяют это мужчины.





Партнеры