“Простая история” с Ниной Сазоновой

5 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 267

Нина Сазонова уже пять лет не выходит на сцену театра. Больше десяти лет не снимается в кино. Журналисты о ней забыли сразу же после ее ухода на пенсию. А вспомнили только прошлой зимой, когда она оказалась в больнице с тяжелыми травмами, нанесенными ей родным сыном Михаилом, который впоследствии выбросился из окна. Тогда разразился громкий скандал. Актеры Театра Российской армии стали наперебой рассказывать невероятные истории о трагической судьбе великой актрисы, о сыне-алкоголике...

Казалось бы, после его гибели мучения Нины Афанасьевны должны были закончиться. Но зверские избиения не прошли для Сазоновой даром. Целый год она провела в больницах, находилась практически в бессознательном состоянии, была частично парализована. Когда ухаживать за ней стало некому, родная племянница сдала знаменитую актрису в дом престарелых за сто с лишним километров от Москвы.

Вчера там побывали наши корреспонденты.


Незаметный указатель на деревню Ново-Загарье. На улице — ни души. Только одинокая старушка стоит напротив серебряного памятника Ильичу и задумчиво смотрит вдаль.

— Бабушка, где здесь у вас больница или дом престарелых? — интересуемся мы.

— Да здесь только одно заведение, откуда женщины в голубых халатах выходят, прямо рядом с нашей церквушкой, — искренне радуется она нашему визиту.

Деревянный, полугнилой одноэтажный деревенский дом. Скрипучее крыльцо. На двери табличка “Областная больница Павлово—Посадского района”. Именно здесь теперь живет некогда всенародная любимица.

Длинный коридор. По левой стороне стены белые двери. На каждой из них надпись “палата №...”. За дверьми стоит гробовая тишина. “Наши пациенты наслаждаются здесь покоем”, — объяснили нам позже сотрудники дома престарелых.

— У нас с местами всегда напряженка, помещение рассчитано всего на 25 коек, сейчас перебор — 28 человек, — рассказывает главный врач больницы Сергей Михайлович. — Нина Афанасьевна к нам поступила восьмого марта. При ее госпитализации не стоял вопрос о наличии мест, нас просто поставили перед фактом.

Позже мы узнали, что племянница Сазоновой, Лариса Свиренко, является председателем Ассоциации российско-американского консорциума медицинских сестер. Так как данное лечебное учреждение находится под патронажем ассоциации, лечащие врачи не могли ослушаться приказа руководства.

— Консорциум поставляет нам одноразовое белье, подъемники, одноразовые пеленки, судна, халаты, — говорит главная медсестра Павлово-Посадской ЦРБ Алла Евграфова. — Американцы навещают наших больных, беседуют с ними, показывают, как за ними ухаживать. Пациенты лежат у нас не больше трех месяцев. У нас ведь не интернат, а больница.

Все дома сестринского ухода существуют на деньги родственников пациентов. По закону больные старики платят сиделкам 70 процентов от своей пенсии. Кормят пожилых людей четыре раза в день, некоторые родственники оставляют деньги, чтобы прикупить что-то из продуктов, если понадобится. Нина Сазонова, например, очень любит сыр и чай с молоком. Несколько дней назад она попросила икры...

...Многие годы за пожилой актрисой ухаживала ее подруга, соседка по лестничной клетке Любовь Сергеевна. Полгода назад эта женщина слегла с тяжелым радикулитом. Тогда и встал вопрос о госпитализации Сазоновой. Хотя ходили и другие слухи: якобы родственники готовы на все, чтобы завладеть трехкомнатной квартирой артистки в центре города.

— Нина Афанасьевна — лежачая больная, передвигаться самостоятельно не может, ходит только с помощью посторонних или опираясь на палочку, — говорит лечащий врач Сазоновой Анна Голодец. — Родных она практически не узнает, мало что помнит. Зато Нина любит вспоминать прежние времена. Мы с ней о театре иногда рассуждаем, о кино. Правда, чувствуется, что ей тут все-таки одиноко. Ей даже поговорить не с кем — в палате лежат неграмотные деревенские женщины. Так что она почти целый день молчит. Иногда у нее вообще память отказывает. Бывает, на наши вопросы отвечает невпопад. А недавно ее навещали учителя из нашей сельской школы. Так Сазонова подумала, что это к ней театральная труппа приехала.

Как выяснилось, Нина Афанасьевна страдает деменцией — старческим слабоумием, и энцефалопатией сосудов головного мозга.

На вопрос, почему известную пациентку так ревностно охраняют от прессы, главная медсестра больницы ответила:

— Когда Сазонова лежала в военном госпитале, у нее было плохо с сердцем, к ней пришла корреспондентка. После этой встречи состояние актрисы резко ухудшилось. Ее парализовало. Нина Афанасьевна переживает, когда посетители видят ее в таком жалком виде. Недавно она плакалась мне: “Не могу я, чтоб меня такую видели”. Сегодняшнее состояние ее угнетает. Поэтому мы стараемся ее не травмировать. У нее ведь и так очень тяжелая жизнь. Сын, который покончил с собой, внук, которого она терпеть не может. Она даже как-то спросила персонал: “А бандит сюда не придет?”. Мы не поняли: “Какой бандит?” Она говорит: “Да внук мой”.

— Когда с ней разговариваешь о былых временах, она расцветает. А вы знаете, как она красиво поет! — продолжает Алла Евграфова. — Иногда мы ее просим, она садится и запевает свою любимую “Стою на полустаночке!”. Она любит носить чистенькое, просит, чтобы ее причесали, маникюр сделали. Однажды Нина Афанасьевна, глядя на руки соседки, воскликнула: “Какие у нее грубые руки!”. Я ее одернула: “Не обращайте внимания, она же всю жизнь дояркой проработала, это у вас ручки ухоженные...”.

Старички в этом месте не скучают — вяжут, шьют, в карты играют, смотрят телевизор. Только Сазонова за месяц пребывания в больнице так ни разу не посмотрела ни одного фильма, ни одной передачи.

Навещают больных очень редко: чьи-то родственники далеко живут, у кого-то их почти не осталось. К Сазоновой раз в неделю приезжает племянница Лариса. Она бывшая медсестра, так что очень хорошо знает, что нужно больному человеку в пожилом возрасте.

Попрощавшись с медицинским персоналом, мы все-таки рискнули заглянуть в окно палаты актрисы.

Небольшая комната. По углам четыре полудетские низкие кровати, заправленные оранжево-коричневыми покрывалами. Рядом — светлые тумбочки. У окна — массивный деревянный стол. На подоконнике — комнатные цветы в глиняных горшках.

Мы не сразу узнали знаменитую Нину Афанасьевну. Лечащий врач оказалась права. Вместо прежней Сазоновой, которую все помнят по фильмам “Первый троллейбус”, “Живет такой парень”, “Простая история”, мы увидели худенькую старушку с тусклыми глазами и белоснежными седыми волосами. Она не заметила нас. А может, просто не показала вида.




Партнеры