Инспектор лжи разоблачает политиков

5 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 240

Дар актера необходим политику не меньше, чем ораторский. Умение красиво говорить — чтобы убедить слушателей, актерство — чтобы слушатели принимали за правду то, в чем их пытаются убедить. Давно уже с экранов ТВ не звучит грубое вранье. Наши политики овладели тонким искусством блефа. Но даже став в этом деле профессионалами, они все равно выдают себя неверными движениями, речевыми оборотами и неестественными позами.

Казанский психолог Рамиль Гарифуллин, основоположник отечественной психологии манипуляции, с легкостью замечает моменты, когда представители власти пытаются втереть нам очки. Замечает и оценивает по разработанной им же шкале блефа, где за оценку в 100% принят чистый обман.

— Рамиль Рамзиевич, давайте сразу определимся: что же такое блеф?

— Скажем так, блеф в нашем случае — это попытка внушить доверие к тому, что говорит человек. Зачастую под блефом скрывается прямой обман. Иной раз выдается желаемое за действительное. И, хочу заметить, блеф далеко не всегда во вред. Евгений Примаков после кризиса 98-го года блефовал изо всех сил. Хотя дела в стране были очень плохи, он своим спокойствием всех убедил, заставил не суетиться. И удержал государство на грани полного развала. Кто-нибудь его сегодня осудит?

— А какова доля блефа в речах и действиях сегодняшних политиков? Начнем с Владимира Путина.

— У нашего президента самый низкий уровень блефа среди политиков. Связано это с тем, что президент в первую очередь сам является источником информации. Другое дело, когда ему приходится объяснять какие-то действия. Звуковая пауза “э-э-э” выходит тогда, когда он не может сказать всей правды. Это блеф умолчанием. Он говорит: “Правительство не должно заниматься политическими играми, а если кто-нибудь в правительстве будет заниматься политикой, то я... э-э-э”. Путин прекрасно блефовал умолчанием во время разборок вокруг НТВ и ТВ-6, делая вид, что все происходящее к Кремлю отношения не имеет. Президент говорит искренно, когда вставляет словосочетание “на самом деле”. Например: “Впереди еще много работы на самом деле”. Блеф Путина можно определить по несоответствию его жестов и речи. Есть специфические жесты, которые означают отрицание президентом чего-либо. Но при этом он словесно выражает согласие. Такое можно наблюдать во многих прошлых интервью, касающихся Чечни. Например, “несмотря на трудности, обстановка на Кавказе стабилизируется”. Но при этом пальцем водит слева-направо — это жест отрицания. В настоящее время Путин часто блефует, делая вид, что обращается к народу спонтанно. На самом деле это домашние заготовки. По моим расчетам, средний коэффициент блефа Путина — 21,2%.

— Насколько критично следует относиться к выступлениям нашего премьера Касьянова?

— Казалось бы, у него есть все, чтобы гипнотизировать и внушать: сочный бас, медленная речь. Именно благодаря этим способностям прекрасно блефовал Примаков. У Касьянова же они не дают должного эффекта. Хотя он умеет скрывать свои переживания, но не до конца. Поэтому жесты Касьянова нединамичны и скованны. Вообще Касьянов, как и любой экономист-политик, хороший игрок цифрами. Блефотрюкачество “внутренними” цифрами (для народа) и “внешними” (для западных экспертов) — это уже традиция, от которой, правда, премьер в последнее время стал отходить. Кроме того, у Касьянова есть небольшой процент блефа пустословием, перерастающим в словоблудие: “Все, что нужно решить сегодня и, может быть, надо было решить вчера, надо дорешать”. Но это очень далеко до словоблудий бывшего его наставника Черномырдина. Средний коэффициент блефа Касьянова — 23,4 %

— “Третье лицо страны”, председатель Совета Федерации Сергей Миронов, успел прославиться и экстравагантными поступками, и несдержанностью выражений. Как часто ему приходится блефовать?

— Увы, для повышения своего политического веса Сергей Миронов использует приемы саморекламы и пиара, давно уже “изнасилованные” Жириновским. Но председатель Совфеда прекрасно пользуется блефом-маскировкой — это когда существенную истину пытаются прикрыть тоже правдой, но несущественной. Вспомните его поездку на Ближний Восток. По возвращении он сказал, что “не стоит относиться к моему поступку как к экстравагантной выходке”. На мой взгляд, он лукавит, когда говорит: “Грех заниматься самопиаром на таких вещах. Ничего подобного у меня и в мыслях не было”. Это блеф (или защита) отрицанием. Средний коэффициент блефа Миронова — 29,1%

— Но неужели политики не знают, что их можно вычислить по тем или иным признакам? Тем более что в штате у них часто работают профессиональные имиджмейкеры, психологи, которые должны обучить своего клиента правилам поведения.

— Я сам проводил подобные тренинги для профессионалов. Обмануть можно даже детектор лжи. Но контролировать свои природные реакции очень трудно. И даже если это удается, есть очень простой метод определения лжи — совместить слова политика с результатом. Вспомните блеф Ельцина о том, что он ляжет на рельсы, если вырастут цены. Прозвучало так ярко, что ему эту фразу вспоминали еще много лет.

— А можно ли сравнить типажи наших политиков с какой-либо профессией, где блеф так же необходим?

— Можно сравнить их всех с врачами-психотерапевтами. И можно представить себе, как воспринимали бы наших избранников пациенты, придя к ним на прием. Явлинский — типичный блефоман. Напоминает гипнотизера, который владеет различными регалиями, дипломами, и пациенты платят именно за то, что их врач так много учился и обвешан университетскими значками. Зюганов скорее вернет пациента с новым заболеванием, чем вылечит. Потому что вместе с пациентом он плачет, причитает. И вводит его в депрессию. Так же причитал в начале века Ленин, только еще более взвинченно, в еще более истерических тонах. Березовский — совершенно особый тип. Есть такие гипнотизеры, которые заранее собирают информацию о пациенте, его профессии, родных, болезнях. То есть воздействуют на больного, расписывая его судьбу, характер заболевания на основании добытых сведений. Кроме того, Березовский, так же как и Шойгу, использует метод стрессотерапии — в процессе внушения организуется пограничное состояние между жизнью и смертью, у пациента теряется логическое мышление, и ему можно внушить все что угодно.

Кириенко и Рыжков-младший напоминают выпускников, которые хотят быть гипнотизерами, учатся, но остаются не дипломированными специалистами, а студентами, сдающими сессию. О внушении тут говорить вообще не приходится. Они еще не вышли на этот уровень. Хотя за внешней мягкостью Кириенко проглядывает очень жесткий нрав. В принципе, те, кого мы перечислили, — основные типажи.

— А кого бы вы могли назвать самым главным блефоманом в нашей истории?

— Если брать не только современников, то однозначно Ленина. Пожалуй, примеров блефа такого масштаба в мире не будет еще очень долго.




    Партнеры