Багдад не Сталинград

7 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 144

То, что происходит сейчас в Багдаде и вокруг, иначе как бойней не назовешь. Подавляющее превосходство американских войск в технике превратило войну в практически одностороннее избиение. Например, в боях за Международный аэропорт имени Хусейна, уже переименованный в Международный багдадский, по официальной статистике, было убито около тысячи иракских солдат, а американцы потеряли лишь одного.

Американские танки “Абрамс” как орехи щелкают иракские “Т-72”. Иракские танкисты в панике покидают их и спасаются бегством на гражданских автомашинах. Хилые зенитки не защитили дивизии Республиканской гвардии, буквально расстрелянные в упор авиацией “коалиции”. Когда эти дивизии, носящие гордые названия, вроде “Хаммурапи” или “Навуходоносор”, вступали в наземный контакт с противником, они по существу были уже разгромлены с воздуха.

Вот и сейчас американские танки “Абрамс” и бронетранспортеры “Бредли” шастают по улицам Багдада. Центрком вооруженных сил “коалиции” передает, что рукопашные бои за каждый дом не ведутся. Да, Багдад не Сталинград...

Наджаф — святое место для иракских мусульман-шиитов, составляющих 60 процентов населения страны. Здесь, согласно преданию, родился Али — зять пророка Мухаммеда. Здесь находится его мавзолей и мечеть, носящая его имя. Над Наджафом, доминируя над мавзолеем и мечетью Али, высился гигантский конный монумент Саддама Хусейна. Какой-то иракский полковник с группой солдат, перешедших на сторону американцев, решили свалить статую диктатора. Но эта задача оказалась им не по зубам. Тогда на помощь перебежчикам пришли завоеватели. Рассказывает представитель инженерных войск США Крис Кэтте:

— Шесть бомб “бангалор”, восемь блоков С-4, один блок М-12 (названия взрывчатки. — М.С.) были взорваны нажатием кнопки. Затем взорвались М-11 и М-14; через пять минут — две М-81. Мраморный пьедестал взлетел в воздух, а статуя Саддама упала лицом на землю. Когда всадник и лошадь были повержены, люди стали фотографировать друг друга у руин и на руинах монумента.

Вся эта сцена живо напомнила мне свержение памятника Железному Феликсу на Лубянской площади. Но между двумя эпизодами было кардинальное различие. Статую Дзержинского мы свергли сами. Монумент Саддама вместо иракцев разрушили американцы...

Наутро делегация американского командования решила посетить аятоллу Али Алистани, одного из главных шиитских имамов, который в течение десяти лет находился под домашним арестом. Завидя приближающихся джи-ай и решив, что они хотят схватить их имама, жители города заволновались. Делегация, встав на колени (!), убеждала их в своих мирных намерениях. Тем не менее от визита пришлось на время отказаться. Однако мудрый аятолла издал фатву (эдикт), призывающую всех мусульман Ирака “соблюдать спокойствие” и не мешать американским войскам добивать вооруженные силы, остающиеся верными Саддаму...

Хусейн во плоти совершил в пятницу, 4 апреля, “хождение в народ”. Раскованный, в приподнятом настроении, диктатор великодушно давал молодым руки для поцелуев, а пожилым подставлял для поцелуев плечо. Саддам не мог не сделать уступок реалиям. Его “Мерседес”, из которого велись съемки, скользил мимо разрушенных домов и магазинов, на фоне клубов черного дыма, поднимавшихся до самого неба, от горящих руин и нефти. “Встреча с народом” произошла на улице напротив аукционного дома “Аль Мансур”, где уже давно жители Багдада торгуют мебелью и домашней утварью, чтобы сводить концы с концами. 65-летний Саддам выглядел бодро и, главное, был похож на себя!

По мнению большинства вашингтонских экспертов, явление Саддама народу было реальным. Прихрамывающая походка, шепелявый арабский язык с налетом родного тикритского диалекта, несколько выдающийся живот, слегка поседевшие густые усы — все это говорило о том, что по улицам Багдада, говорят, где-то поблизости от иорданского посольства, ходил Саддам всамделишный...

Госсекретарь США Колин Пауэлл сказал репортерам:

— Жив или мертв Хусейн — это не имеет никакого значения... Психологически это не окажет никакого влияния на наши усилия. Наши войска хорошо знают свою задачу — они в Ираке, чтобы освободить его, и они успешно осуществят свою миссию.

Вновь интенсифицируется “телефонная дипломатия”. Все СМИ США сообщают о трансатлантическом диалоге Буш—Путин. Главное внимание уделяется тому факту, что война в Ираке не перечеркнула их саммит, который должен состояться в мае в Санкт-Петербурге.

Как остроумно заметил один наблюдатель, “белые ночи Петербурга важнее черных ночей Багдада”. Оставление саммита в повестке дня Буш—Путин комментируется следующим образом: Путин “простил” Бушу войну в Ираке, а Буш — Путину то, что он был в этой войне “не на той стороне”. Оба эти “прощения” говорят о том, что судьба американо-российских отношений важнее, чем американо-российские противоречия по Ираку.




Партнеры