Великая образовательная война

7 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 346

Hе нами подмечено, что все беды проистекают от близкого соседства. Это знает и Заяц, который пустил Лису в свою лубяную избушку. С похожей ситуацией столкнулся и директор ПТУ №90 Феликс Киссельман, когда предоставил всего-то пару комнат училища новоявленному реутовскому филиалу Международной академии маркетинга и менеджмента.

С тех пор и пошло-поехало. Аппетит академии, как говорится, пришел во время еды. И она сразу потребовала для себя все помещения и базу ПТУ. Аж Верховный суд России рассматривал жалобы истцов друг на друга. А для учащихся ПТУ учебные будни превратились в операции омоновцев по захвату их альма матер.


Вертолет, разбрасывающий над городом листовки, оцепленное ОМОНом учебное заведение, три покушения на директора… Это не краткое содержание нового триллера. Это эпизоды реальных событий, на протяжении пяти лет разворачивающихся в подмосковном Реутове. А началось с того, что директор профессионального училища №90 Феликс Иванович Киссельман решил расторгнуть “Договор о сотрудничестве” с городской администрацией и Международной академией маркетинга и менеджмента (МАМарМен).

Тройственный союз

Взаимоотношения Феликса Киссельмана с нынешним реутовским главой Александром Ходыревым начинались на мажорной ноте. Когда бывший полковник милиции захотел баллотироваться в мэрское кресло, Киссельман оказал ему посильную поддержку. К словам директора училища, педагога с 40-летним стажем, агитировавшего за Ходырева, наверняка прислушались многие родители. Недаром после победы Ходырева Киссельмана долгое время считали “человеком команды”.

К концу первого срока мэром овладела идея открыть в Реутове филиал какого-нибудь престижного вуза (для города, стремящегося к статусу наукограда, это весьма кстати). Впрочем, не “какого-нибудь”. На примете у Ходырева было одно вполне конкретное учебное заведение — МАМарМен. И сам он там учился на юриста (позднее даже защитил кандидатскую диссертацию), и ректор тамошний — академик РАЕН Александр Лобко — житель Реутова, и “фирма” вроде бы солидная — базовый вуз Торгово-промышленной палаты России как-никак. Что уж тут долго выбирать…

Оставалось только подобрать для академии приличествующее ей помещение. С этим проблем у мэра не возникло. В интервью городской газете в ноябре 1998 года Александр Ходырев объяснил: “Администрация планирует передать факультету современные учебные аудитории и лаборатории, актовый и спортивный залы, общежитие для иногородних студентов по адресу: Юбилейный проспект, 58”.

То, что именно по этому адресу почти 15 лет спокойно работает профессиональное училище №90 областного министерства образования, мэра не смутило. Как и то, что городская администрация собирается каким-то образом передать областную (!) собственность частному предприятию.

По словам Киссельмана, душеспасительные беседы с ним о том, что училищу надо принять в своих стенах филиал МАМарМена, велись и до этого интервью, и после в течение целого года. Интуитивно Феликсу Ивановичу затея не нравилась, он как мог тянул время, но в итоге все же уступил настойчивым требованиям главы города. День, когда был подписан трехсторонний “Договор о сотрудничестве” — 22 марта 1999 года, — Киссельман до сих пор вспоминает с содроганием.

Хотя ничего страшного бумага вроде бы не содержала: ПУ-90 обязалось предоставлять филиалу две комнаты “с мебелью и сейфами” в свободное от своих занятий время. Предполагалось, что студенты будут заниматься по вечерам. Такое нынче практикуется во многих общеобразовательных учреждениях.

Была без радости любовь

Интуиция не подвела директора училища: “социалистическое общежитие” под одной крышей почти сразу не заладилось. Чувствуя покровительство мэра, Лобко и его соратники очень быстро повели себя в гостях, мягко говоря, как дома. Установили в выделенных им комнатах железные двери, перекрыв туда доступ хозяевам, потребовали перекроить под себя расписание занятий, студенты академии не особо заботились о чистоте в аудиториях, курили и т.д.

Педколлектив училища вскоре взроптал. Феликс Иванович почувствовал себя некомфортно. А тут еще в апреле 2000 года Киссельман узнал о письме на имя губернатора Громова из Торгово-промышленной палаты РФ. В нем за подписью президента ТПП С.А.Смирнова высказывались довольно странные мысли: “учебный комплекс со студенческим общежитием сегодня практически используется не по назначению”, “находится в запущенном состоянии”, “пустующие помещения местного ПУ-90” и т.д. Суть послания сводилась к тому, что неплохо бы Мособлкомимуществу сдать учебный комплекс в долгосрочную аренду МАМарМену.

Нетрудно догадаться, что г-н Смирнов подмахнул кем-то подготовленную бумагу без проверки. На самом деле помещения ПУ-90 всегда использовались строго по назначению, и недобора учащихся здесь сроду не было. И три года назад, и сейчас около 600 человек овладевают различными рабочими специальностями. Для справки: реутовский филиал Академии маркетинга и менеджмента тогда едва ли насчитывал 100 студентов.

Но особенно впечатляет контраст между оценками в письме Смирнова и в интервью мэра Ходырева полуторагодичной давности. То “современные учебные аудитории и лаборатории”, а то вдруг сразу “запущенные и пустующие помещения”…

В общем, промучившись с “квартирантами” год, решил Киссельман договор разорвать. Да вот незадача: такого обязательного во всех договорах пункта, как “Порядок расторжения”, в документе не оказалось. В итоге после многочисленных безрезультатных переговоров директора с мэром, в т.ч. на повышенных тонах, сотрудников и студентов МАМарМена просто перестали пускать в ПУ-90. Таково было требование родительского собрания, поддержанное педагогами и директором. Сами же родители и стали дежурить на входе в училище.

В правовом поле

В академии, понятное дело, щи тоже не лаптем кушают. Недаром там учат будущих юристов. Последовавший по инициативе обиженной стороны судебный процесс стал одним из самых удивительных разбирательств, о которых доводилось слышать. С жалобами о защите своего права на образование в суд обратились две студентки МАМарМена — Елена Корнева и Галина Андреева. Суть претензий понятна: должностное лицо Ф.И.Киссельман препятствует осуществлению их законных прав и свобод. Нарушитель Конституции практически.

Суд первой инстанции юмора не понял и вердикт вынес для истцов неутешительный: “Никаких правоотношений между Андреевой, Корневой и руководством ПУ-90 не существует. Руководство МАМарМена пытается с помощью студентов решить проблемы, возникшие между МАМарМеном и ПУ-90, не обращаясь в арбитражный суд”. В удовлетворении жалоб было отказано.

Но этим не ограничилось: кассация, повторное рассмотрение, снова кассация, дело дошло до Верховного суда, и, наконец, появилось окончательное решение: “Обеспечить свободный доступ Андреевой Г.М. в помещение ПУ-90 для обучения в соответствии с договором с МАМарМен” (вторая студентка на каком-то этапе из этого фарса вышла).

5 декабря 2001 года судебные приставы прибыли в училище обеспечивать “свободный доступ”. С исполнительным листом, с оружием, все как полагается. Остается добавить, что сама Андреева Г.М. на это знаменательное событие не явилась. С тех пор ее ждут в ПУ-90 каждый божий день.

Второй фронт

Разбирательство в “правовом поле”, длившееся полтора года, закончилось, как видим, неоднозначно. Но, судя по всему, инициаторы не особо на него и надеялись. Ведь под рукой у любого уважающего себя мэра есть такой чудодейственный инструмент, как “административный ресурс”. За вторую половину 2000 года училище пережило 29 проверок. Как заведено, проверяли все кому не лень — от СЭС и пожарных до прокуратуры и энергонадзора. Ничего серьезного не нарыли.

Летом того же года на Феликса Киссельмана дважды нападали “неустановленные лица”. Второе избиение было особенно жестоким — Киссельман попал в реанимацию с сотрясением мозга. Следствие, разумеется, ничего установить не смогло.

На 2 октября 2000 года городские власти и администрация МАМарМена назначили торжественное открытие нового учебного года в помещениях ПУ-90. К училищу пришли нарядные студенты, официальные лица и... вооруженные автоматами омоновцы. Учащиеся ПУ-90, усиленные педагогами и родителями, заняли в альма-матер круговую оборону. Три раза милиционеры подходили к дверям здания. Три раза по условному сигналу — длинному звонку — в вестибюль первого этажа сбегалось все училище. До праздничного штурма, к счастью, дело все же не дошло.

Нога студента МАМарМена на мраморные полы ПУ-90 больше не ступала. Областные министерства имущества и образования признали первоначальный “договор о сотрудничестве” не имеющим юридической силы. А в договоре аренды МАМарМену было отказано.

Однако все это не помешало министру образования России В.М.Филиппову выдать 20 декабря 2001 года реутовскому филиалу академии лицензию, в которой юридический адрес организации указан все тот же — Юбилейная, 58. А в качестве необходимых для прохождения лицензирования учебных площадей академией были показаны помещения реутовских магазинов, красных уголков, ЖЭКов, школы и т.д.

Можно представить себе чувства родительского актива и педагогов ПУ-90, когда они увидели копию этой лицензии. Непрошеных гостей уже год как выпроводили де-факто, а они тут как тут де-юре.

Надо отдать должное сплоченности и твердости родителей и учителей. 8 февраля 2002 года, не дождавшись ответов на обращения, группа педагогов ПУ-90 объявляет голодовку прямо в министерском кабинете Филиппова и вынуждает его заняться реутовской проблемой вплотную. Спустя 5 дней в Реутове проходит многолюдный митинг в защиту ПУ-90. Листовки с резолюцией этого митинга на следующий день кто-то из родителей разбрасывает над городом с вертолета (!).

Наконец, 28 февраля Филиппов своим приказом отменяет действие лицензии филиала МАМарМен ввиду фальсификации юридического адреса. Хеппи-энд? К ответу на этот вопрос еще вернемся.

Это наша с тобой биография

ПУ №90 (центральная буква со временем выпала) успели построить очень удачно — к 1984 году. Чуть позже — и как пить дать — не достроили бы или проект сильно урезали. А так, на излете плановой экономики, все получилось с размахом. Большой учебный корпус, отдельные мастерские, девятиэтажное общежитие, большая территория со спортплощадками.

Сегодня и имеющиеся постройки еще совсем не старые, и под новое строительство места — завались. Хочешь — корты-бассейны строй, хочешь — дома или там казино. Да на такую роскошь каждый глаз положит...

А вот Академии маркетинга и менеджмента с помещениями, наоборот, всю дорогу не везло. Несмотря на высокие знакомства ректора Лобко и всю его энергию, собственным домом вузу обзавестись так и не удалось. А нет помещений — не получишь лицензию. Поэтому необходимые площади Лобко приходится добывать всеми правдами и неправдами. А иногда и одними неправдами.

Для получения лицензии на очередные 5 лет в мае 2002 года МАМарМен представил в Минобразования РФ шесть договоров аренды. И как на грех все (!) оказались фальсифицированными. Один договор подписан замминистра Минимущества РФ Ю.М.Медведевым 25.07.97 г., а на эту должность — неувязочка — его назначили только 04.02.98 г. (по данному факту Генпрокуратурой возбуждено уголовное дело). Другой договор за 4 года до того был отменен решением арбитражного суда. Третий — на помещения Московского зоопарка (!) — Лобко заключил практически сам с собой без всяких на то оснований. Четвертый — заключен с Мингосимущестом РФ уже после того, как это министерство было расформировано. И так далее. Такой вот размах “одного из лучших российских вузов юридической направленности”...

14 февраля 2003 года Арбитражный суд Москвы лицензию МАМарМена аннулировал. Ситуация теперь парадоксальная: головная контора практически ликвидирована, а реутовский филиал вновь благоденствует. Только из ПУ-90 он перебрался в одну из городских школ.

Разумное, доброе, разное

Глупо отрицать необходимость негосударственного сектора в образовании и науке. Время горячих споров на эту тему мы, к счастью, проехали. И все же нельзя не признать, что иногда за звучными вывесками, появившимися в последнее время, — пустота.

Взять ту же Российскую академию естественных наук — РАЕН. Похоже на РАН, а по сути — и рядом не лежало. Среди ученых гуляет шутка: “Понятия “академик” и “академик РАЕН” соотносятся так же, как “государь” и “милостивый государь”. Академик РАЕН Александр Лобко обычно называет себя просто академиком. Простим ему эту маленькую слабость. Тем более что в остальном личность эта, по всем приметам, отнюдь не слабая.

Лобко быстро оценил потенциал такого специфического рынка, как рынок образования. Большинство населения и представить не могло, что образование может быть небесплатным, а продвинутые люди уже видели прекрасные перспективы этого бизнеса. Созданная Лобко в 1992 году Академия маркетинга и менеджмента стала чуть ли не первым негосударственным вузом в России. Сегодня рекламное объявление МАМарМена в газете выглядит предельно откровенно: словосочетание “отсрочка от армии” идет сразу вслед за названием вуза. А уже ниже сообщаются такие “мелкие детали”, как специальности, формы обучения и т.д. Услуга пользуется спросом. Тем более для поступления даже не надо сдавать экзамены. Проходишь собеседование, платишь деньги (около 1000 долларов за год) — и ты студент. Вылететь из таких вузов обычно невозможно: учишься, не учишься — лишь бы вовремя вносил плату. Своеобразное приобретение диплома в рассрочку. Предприятие тоже не в накладе — только в реутовском филиале числится 300 студентов. Теперь умножьте. Рентабельность получается неплохая. Оттого-то платное образование в России переживает бум. А министр Филиппов сначала раздает лицензии, не утруждая себя проверками, а потом жалуется, что приходится раз в месяц лишать лицензии очередную шарашкину контору от образования. И собирается привлекать к проверке качества преподавания ФСБ. Но это пока цветочки. Ягодки пойдут, когда обладатели “левых” дипломов начнут активно выдвигаться на руководящие госпосты, будут что-то решать и на что-то влиять. Пока еще все липовые юристы и экономисты слишком молоды...

А в Реутове тем временем “неустановленные лица” уже третий раз напали на директора ПУ-90. 60-летнего Ф.И.Киссельмана снова избили до полусмерти — сломали челюсть, повредили ухо. Снова — сотрясение мозга и месяц в реанимации. Кто-нибудь остановит реутовский беспредел?!




    Партнеры