“Уголовная” революция

8 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 335

Несколько недель назад стало понятно: нас ждет “уголовная революция” — в Госдуму за подписью Путина был внесен закон о радикальных изменениях в Уголовном кодексе.

Штрафы вместо отсидки и конфискации имущества, снижение сроков, “поблажки” для угонщиков-Деточкиных — новшеств предложена масса.

К лету Дума может закон принять. За сенаторами дело тоже скорее всего не станет. И тогда десятки тысяч граждан смогут рассчитывать на пересмотр приговоров, сокращение сроков наказания или даже снятие судимости — ведь изменения в УК будут иметь обратную силу.

Одни проекту рады, у других — сомнения и опасения: не приведет ли либерализация Уголовного кодекса к еще большему росту преступности?

Прокомментировать хотя бы часть новшеств мы попросили члена рабочей группы, которая готовила изменения в УК, депутата Госдумы Александра БАРАННИКОВА и бывшего Генпрокурора России Юрия СКУРАТОВА.

Александр БАРАННИКОВ: УБИТЬ МОЖНО И ТАБУРЕТКОЙ — НО ИХ ЖЕ НЕ ЗАПРЕЩАЮТ...

— Зачем снижать сроки лишения свободы по многим видам преступлений?

— Давайте посмотрим статистику. Россия гордо удерживает второе место в мире по числу сидящих в тюрьмах после США. Что, мы самая преступная нация после американцев? Сомневаюсь. Просто у нас избыточно карательная политика государства.

В России в 2001 году было зарегистрировано полтора миллиона краж, а в Великобритании — 4,5 миллиона. Но там количество сидящих в тюрьме за кражу намного меньше! В тюрьмах должны сидеть, и подолгу, грабители, насильники, убийцы, террористы. Но если человек совершил преступление небольшой и средней тяжести — надо по возможности применять к нему другие меры наказания.

Психологи свидетельствуют: в очень многих случаях более эффективно краткосрочное лишение свободы. Спустя год-полтора тюрьмы или колонии человек, как губка, впитывает законы тюремной жизни, теряет страх перед следующим попаданием в тюрьму. Исчезает барьер, который, по идее, должен удерживать гражданина в будущем от совершения новых преступлений...

Чтобы у судьи был выбор, немало статей УК предлагается дополнить штрафами как альтернативным видом наказания — совсем необязательно всех сажать, иногда гораздо действеннее может оказаться штраф.

— Суд приговорит преступника к штрафу — а тот платить не станет, да еще скроется... Что тогда?

— Штраф может быть заменен лишением свободы. Не заплатил и убежал — объявят в розыск...

— Из УК хотят убрать ответственность за ношение холодного оружия. Но по статистике до половины преступлений совершается с использованием холодного оружия!

— Отличить холодное оружие от изделия, которое им не является, может только эксперт. Нужно проверить качество стали, материал, из которого ручка сделана, есть ли упор... А убить можно и кухонным ножом, который не является холодным оружием. Почему мы тогда не запрещаем ношение утюгов, сковородок, табуреток? У нас ими очень часто убивают.

— Смягчаются наказания за хранение мелких доз наркотиков. Но цыганки, например, сбывают по одной-две дозы и уверяют, попавшись, что это для личных нужд...

— Ну так поймайте эту цыганку не с одной дозой, а там, где она берет пятьдесят доз, которые потом по одной понесет продавать! Это сложнее, но если подменять формальными признаками свое неумение доказывать преступления, — получается то, что сегодня.

— Сократится не только число сидящих в тюрьмах, но и число рецидивистов. Зачем?

— В СССР особо опасных рецидивистов было 12 тысяч человек, потому что таковыми признавали только профессиональных преступников. А у нас до прошлого декабря, пока не появилась новая редакция статьи 158 — “кража”, насчитывалось 85 тысяч особо опасных рецидивистов! Эта статья просто механически их плодила.

Вот случай из жизни. Алкоголик залез через форточку в квартиру деда, где и сам жил, вынес вместе с приятелем оттуда телевизор, дед пришел домой и вызвал милицию. Та в соседнем подъезде телевизор нашла — друзья были настолько пьяны, что не было сил дотащить его куда-то и продать. Тут же их и повязали. Что мы имеем? Групповая кража в крупном размере с проникновением в жилище... Дед пошел было забирать заявление, но маховик уже закрутился, к тому же у милиции радость — легко раскрытое преступление. Внука приговаривают к 8 годам лишения свободы, потому что ранее он сидел три года за грабеж — сорвал с кого-то шапку. По формальным основаниям суд признал его опасным рецидивистом: один раз был судим за тяжкое преступление, второй раз попался за тяжкое преступление... Мы же хотим дать судье право посмотреть, за что реально человек раньше был судим, сидел или срок был условным, какое преступление сейчас совершил... Является ли наш герой опасным рецидивистом? Да, опустившийся человек, пьяница, алкоголик — но, может быть, ему и двух лет хватило бы, чтобы взяться за ум?

— Наказания смягчат, но люди будут сидеть по два-три года в СИЗО, дожидаясь суда, чтобы потом получить штраф... это нормально?

— Это последствия действия старого УПК. Должен пройти определенный период, чтобы заработал новый, который значительно сократил возможность продления сроков содержания под стражей во время следствия. Через год, через два уже не будет такого безобразия, когда люди ожидают суда годами.

Но надо учитывать, что и в новом УПК сроки содержания под стражей на период рассмотрения дела в суде практически не ограничены. Мы изучали опыт многих стран и почти нигде таких ограничений не увидели. Судья не должен торопиться, он должен тщательно разбираться в деле. Но у нас не хватает судей, а судебная система очень медлительная...



Юрий СКУРАТОВ: “ОСТАП БЕНДЕР УЧИЛ НАС ЧТИТЬ УК”

— Юрий Ильич, как вы оцениваете обещанную президентом “либерализацию”?

— Хотелось бы только приветствовать смягчение нашей Фемиды. Хотя бы по отношению к несовершеннолетним. И все же буду осторожен. Казалось бы, либерализация уголовной политики должна опираться на анализ криминогенной обстановки в стране. А у нас кривая роста преступности идет вверх: общее число преступлений в прошлом году перевалило за три миллиона — в 99-м году было 2,7 миллиона. Думаю, что реальная преступность превышает официальные показатели раз в пять-шесть. Поэтому прежде чем проводить линию на либерализацию, надо десять раз подумать.

Еще меня смущает кулуарность разработки всех этих предложений. В России сильные специалисты в области уголовного права и криминологии. Но я не знаю, что за научные центры были задействованы в подготовке поправок: ни НИИ МВД, ни НИИ прокуратуры, по моей информации, в этой работе не участвовали. То есть никто серьезно не анализировал, как это “нововведение” скажется на уровне преступности в России.

— Тем более что предлагается считать рецидивистами только самых “конченых” преступников — убийц, насильников...

— Убежден, что для этого не было серьезных оснований. Стоит ждать роста рецидивной преступности, то есть преступлений, совершаемых неоднократно. А это по статистике — каждое четвертое!

— Почему государство готово отказаться от конфискации имущества и заменить ее штрафом?

— Подобный отказ я считаю очень сомнительным. Штрафы, максимальная сумма которых составляет аж миллион рублей, не заменяют конфискацию. Представьте себе высокопоставленного чиновника, который систематически залезал в государственный карман и брал взятки — речь идет о сотнях миллионов долларов. Согласитесь, что по сравнению с ними миллион рублей смотрится довольно сиротливо. Думаю, эту статью пролоббировали крупные собственники — и зачем нам защищать их интересы?

Каждая статья УК имеет профилактическую функцию, независимо от того, применяется она или нет. Как нас учил Остап Бендер, нужно чтить Уголовный кодекс. А чтить — это в первую очередь знать. Сейчас, прежде чем пойти против закона, все же думают: ну наживу я эти богатства, но если меня возьмут, все уйдет государству. А “без тормозов” осторожничать не будут.

— Новые поправки дают судьям большую степень свободы — могут, например, не лишить человека свободы, а приговорить к штрафу. Готова ли к этому наша судебная система?

— Свобода усмотрения для мудрого и справедливого судьи — это благо. Но мы-то знаем, что нашей Фемиде далеко от идеала. Недавно вот выдвинули тезис о том, что в России завершена судебная реформа. Ничего подобного. Не решена ни одна из главных задач. Я имею в виду исключение “телефонного права” и давления на суд со стороны исполнительной власти, которая как командовала, так и командует судьями. И коррумпированность судов. Так что есть опасение: устраивая “вольницу”, мы разрешаем манипулировать и злоупотреблять правом. Впрочем, пока мне трудно дать однозначную оценку — практика покажет.

— Сейчас и наркодилеры, и наркоманы попадают под одну и ту же статью. Поправки предлагают разделить эти понятия и конкретизировать обвинения в адрес наркоторговцев. Согласны?

— К сожалению, в России отвратительно ведется борьба с наркоманией и преступлениями в этой сфере. Сплошь и рядом наркотики подбрасываются, идет охота на мелкую рыбешку, а не на крупных дельцов наркомафии. С другой стороны, за хранение одной дозы мальчишек бросают в камеру. И по статье в основном идут обычные наркоманы: само потребление ненаказуемо, а за хранение — небо в клеточку, такова конструкция статьи. Причем “крупным” размером считаются какие-то десятки граммов, за которые человека могут наказать на полную катушку. Поэтому в данном случае дифференциацию я только приветствую: котлеты должны быть отдельно, а мухи — отдельно.

— Как вы оцениваете состояние нашей правоохранительной системы в целом?

— В органах МВД очень низкие зарплаты. С самого начала был сделан крен на коммерциализацию этих органов: плати деньги — и будешь ездить в сопровождении милицейской машины с оружием. Ни к чему хорошему это не привело: коррумпированность зашла слишком далеко. Я согласен с генпрокурором Устиновым, который недавно ругал следственный комитет, который занимается либо бесперспективными, либо заказными делами, — бизнесмены платят, и наши следователи эти деньги “отрабатывают”...

Боюсь, что наша правоохранительная система просто захлебнется от вала преступности, который она уже не в силах переварить. Вопросы реформирования нужно ставить серьезно. Но к этому пока, видимо, не готовы. Или не хотят быть готовыми.



ЧТО КРЕМЛЬ ХОЧЕТ ИЗМЕНИТЬ В УК?

УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ, ст. 73

СЕЙЧАС: нет оговорки, какой по величине срок может быть условным.

БУДЕТ: “условно” отбывать наказание сможет только тот, кому дали не больше 8 лет лишения свободы.


РЕЦИДИВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ст. 18 УК

СЕЙЧАС: определяя, “простой”, “опасный” или “особо опасный” рецидивист преступник, суд не учитывает преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, снятые или погашенные судимости. Наказание рецидивисту — не меньше половины самого строгого наказания за данное преступление, опасному рецидивисту — не меньше двух третей, а особо опасному — не меньше трех четвертей максимального наказания.

БУДЕТ: при определении категории рецидива не учитываются преступления, совершенные по неосторожности, умышленные, но средней тяжести, совершенные в несовершеннолетнем возрасте и те, по которым наказание было условным или с отсрочкой. Наказание при любом виде рецидива — не меньше трети максимального срока за данный вид преступления.


НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ

СЕЙЧАС: предельный срок лишения свободы для несовершеннолетнего — 10 лет в воспитательной колонии. Освобождение от наказания несовершеннолетний мог получить лишь при совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

БУДЕТ: 10-летняя планка остается для граждан в возрасте от 16 до 18 лет, а 14-летних могут посадить на 10 лет лишь за особо тяжкие преступления, в иных случаях — не больше 6 лет. За преступления небольшой и средней тяжести 14—16-летних вообще сажать нельзя, а 16—18-летних нельзя сажать за преступления небольшой тяжести, совершенные впервые.


НИЗШИЕ ПРЕДЕЛЫ НАКАЗАНИЯ

СЕЙЧАС: во многих статьях УК судье предоставляется право выбирать срок лишения свободы в промежутке “от двух до пяти лет”, “от трех до шести”.

БУДЕТ: низший предел наказания убирается из 19 статей УК. Речь идет о преступлениях небольшой и средней тяжести. Например, “незаконное получение кредита”, “загрязнение морской среды, приведшее к смерти человека по неосторожности”. Значит, можно отделаться и годом, и 6 месяцами тюрьмы.


ШТРАФЫ

СЕЙЧАС: минимальный штраф — 25 МРОТ, максимальный — 1000 МРОТ. При злостном уклонении от уплаты штрафа он заменяется исправительными работами или арестом.

БУДЕТ: штрафы зафиксируют в рублях. Минимальный — 2500 рублей, максимальный — 1 млн. рублей. В некоторых статьях (например, наркоторговля или мошенничество в особо крупных размерах) крупные штрафы заменяют собой конфискацию имущества как меру наказания — ее вообще убирают из УК. При злостном уклонении от уплаты штрафа он заменяется наказанием, связанным с ограничением или лишением свободы.


КЛЕВЕТА, ст. 129

СЕЙЧАС: если клевета соединена с обвинениями в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления — ограничение свободы на срок до 3 лет, арест до 6 месяцев или лишение свободы до 3 лет.

БУДЕТ: суд может ограничиться штрафом от 100 до 300 тысяч рублей.


НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ, ст. 137

СЕЙЧАС: карается незаконный сбор сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, и огласка этих сведений в публичных выступлениях или через СМИ, “если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан”.

БУДЕТ: оговорка про корыстный или личный интерес убирается. Журналистам придется нелегко.


НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ОХРАНЫ ТРУДА, ст. 143

СЕЙЧАС: максимальное наказание по статье — до 2 лет лишения свободы, если дело не закончилось смертью, и до 5 лет — если погиб человек.

БУДЕТ: за причинение вреда здоровью средней тяжести УК не карает. Максимальные сроки лишения свободы сокращены: в первом случае — до 1 года, во втором — до 3 лет.


РАЗБОЙ, ст. 162

СЕЙЧАС: если разбой совершен группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище или иное хранилище, с применением оружия — от 7 до 12 лет с конфискацией. Если организованная группа разбойничала, чтобы завладеть имуществом в особо крупных размерах, и причинила кому-то тяжкий вред, а участники группы рецидивисты — от 8 до 15 лет с конфискацией.

БУДЕТ: разбой, совершенный группой лиц по сговору или с применением оружия, — от 5 до 10 лет и штраф до 1 млн. рублей. Если было незаконное проникновение в жилище или ущерб причинен в крупных размерах — от 7 до 12 лет плюс штраф в 1 млн. рублей. За причинение вреда имуществу в особо крупных размерах и причинение тяжкого вреда здоровью — от 8 до 15 лет лишения свободы.


УГОН АВТОМОБИЛЯ

СЕЙЧАС: за простой угон, без цели хищения, — максимум до 3 лет тюрьмы.

БУДЕТ: можно отделаться штрафом до 120 тысяч рублей.

СЕЙЧАС: если угоняла группа лиц, угрожая насилием или применив насилие, — от 3 до 7 лет тюрьмы.

БУДЕТ: появляется альтернатива в виде штрафа до 200 тысяч рублей, а нижний предел наказания убирается.

СЕЙЧАС: если угоняла машину организованная группа лиц, а транспортное средство потянуло по стоимости на “крупный ущерб” — можно получить от 5 до 10 лет тюрьмы.

БУДЕТ: от 5 до 10 лет дадут не за крупный (более 250 тысяч рублей), а за особо крупный (более 1 млн. рублей) ущерб.


НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО, ст. 171

СЕЙЧАС: максимальное наказание — лишение свободы на срок до 3 лет.

БУДЕТ: самая жесткая мера наказания — арест до 6 месяцев.


ОРУЖИЕ

СЕЙЧАС: наказание предусмотрено за незаконное ношение огнестрельного, газового и холодного оружия — за исключением тех местностей, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом.

БУДЕТ: уголовная ответственность за незаконное ношение холодного оружия убирается. Ответственность за незаконный сбыт холодного оружия остается.


НАРКОТИКИ, ст. 228

СЕЙЧАС: за приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта — лишение свободы до 3 лет (альтернативы нет). Если в целях сбыта — от 3 до 7 с возможной конфискацией. За сбыт в особо крупном размере — от 7 до 15 лет лишения свободы с непременной конфискацией. Что считать “крупным” или “особо крупным” размером, не говорится.

БУДЕТ: ст. 228 — о наркотических преступлениях, не связанных со сбытом: перевозка, хранение, приобретение, изготовление... Если виновный — одинокий гражданин, в качестве альтернативы тюрьме возможен штраф (до 40 тысяч рублей) или исправительные работы. Максимальное наказание (если речь идет об организованной группе, занимавшейся наркотиками в особо крупных размерах) — от 3 до 10 лет и штраф до 500 тысяч рублей. “Крупным размером” признается количество наркотика, превышающее разовую дозу потребления в 10 и более раз, а “особо крупным размером” — количество, превышающее дозу в 50 и более раз. Размеры средних разовых наркотических доз установит Правительство РФ своим решением.

НОВАЯ СТАТЬЯ 228 (1) — для наркобаронов. Ответственность за незаконное производство, сбыт или пересылку наркотических средств, веществ или их аналогов. Минимум — от 4 до 8 лет лишения свободы. Максимум — 20 лет и штраф до 1 млн. рублей.


НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

СЕЙЧАС: при нанесении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека — до 2 лет тюрьмы, если нарушение ПДД водителем привело по неосторожности к смерти человека — до 5 лет, если погибли двое или более — от 4 до 10 лет.

БУДЕТ: за нанесение вреда здоровью средней тяжести — административная ответственность. Если пострадавший погиб — до 5 лет тюрьмы. Столько же получит и оставивший место ДТП водитель, если он не убил, а лишь нанес тяжкий вред здоровью пострадавшего. А за убийство на дороге двоих и более лиц по неосторожности — до 7 лет.


Примечание: в нашу “сравнительную” таблицу вошли лишь основные предложенные изменения.





Партнеры