Закрытое дело Флигера

8 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 1197

Ровно 50 лет назад — в апреле 1953 года — был арестован сын “вождя народов” Василий Сталин. Его уголовное дело считается одной из самых больших загадок ХХ века. За что все-таки пострадал Василий? За злоупотребления или потому, что “слишком много знал”?

Даже после того как Верховный суд РФ пересмотрел дело Сталина и фактически реабилитировал его, ответ на этот вопрос остался открытым. Напомним, что с Василия сняли все обвинения в “антисоветчине” и смягчили наказание за злоупотребления служебным положением, снизив срок заключения с 8 до 4 лет, на основании чего он был амнистирован. Однако это решение не устроило ни сторонников Василия Сталина, ни его противников. Одни до сих пор считают его злым гением, другие — святым мучеником.

Как бы то ни было, дело это уже закрыто и отправлено в архив. Теперь вряд ли когда-либо официальные инстанции станут вновь его изучать. Стало быть, от широкой общественности оно скрыто навсегда.

Корреспондент “МК” оказался одним из немногих, кому в свое время удалось держать в руках этот уникальнейший исторический документ.

Дело Василия Сталина отличается от других аналогичных дел “врагов народа”. Прежде всего тем, что в нем не чувствуется страха. Василий явно не боялся Лубянки, хотя дело его вел “умелый” следователь, славившийся особой жестокостью, — Лев Влодзимирский.

Сталина допрашивали, не применяя пыток. Да они были и не нужны. Он легко соглашался со всеми обвинениями, не старался как-то оправдаться, выкрутиться. Его ответы по-детски наивны и простодушны. Как будто допрашивали ребенка.

В личном деле, например, записано, что генерал-лейтенант Сталин “за время войны совершил 27 боевых вылетов, сбил 2 самолета противника”. Когда же судья задал ему вопрос про сбитые самолеты, Василий просто пожал плечами: “Нет, самолетов я не сбивал. Это липа”.

* * *

Когда в начале 90-х годов в России был принят закон “О реабилитации жертв политических репрессий”, в Главную военную прокуратуру посыпались заявления от родственников тех, кто когда-то с легкой руки Лубянки был вычеркнут из жизни — расстрелян, сослан, втоптан в грязь. В числе первых в ГВП обратилась Надежда Бурдонская — родная дочь Василия Сталина.

До этого просить за сына “кровавого вождя” отваживалась лишь его последняя жена — Мария Джугашвили. 20 февраля 1978 г. она подала ходатайство с просьбой о реабилитации Василия в связи с 60-летием Советской Армии. Каких-либо доводов в его защиту она не приводила, не оспаривала и справедливость обвинений. Ей было отказано.

Теперь же за опального отца вступилась дочь. Надежда Васильевна считала его глубоко порядочным человеком, пострадавшим за правду. По ее мнению, власти просто упрятали за решетку опасного для них субъекта — ведь Сталин-младший неоднократно и небезосновательно заявлял, в том числе и журналистам, что его отца отравили.

Напомним, что 2 сентября 1955 г. Василий Сталин был осужден за антисоветскую агитацию и пропаганду, а также за злоупотребление служебным положением к 8 годам лишения свободы с поражением в политических правах на 2 года.

Из материалов закрытого заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 31 августа — 2 сентября 1955 г.:

“Василий Сталин, будучи командующим ВВС МВО, преступно-халатно относился к исполнению служебных обязанностей, вопросами боевой подготовки по существу не занимался, от воспитательной работы в частях самоустранился и, злоупотребляя своим служебным положением, занимался разбазариванием государственных средств.

...После увольнения из Советской Армии начал высказывать резкое недовольство отдельными проводимыми Партией и Советским Правительством мероприятиями... Высказывался о своих намерениях сделать иностранным корреспондентам клеветнические заявления, направленные на дискредитацию руководителей Партии и Советского Правительства”.

На вопрос судьи, понятна ли подсудимому сущность обвинений, Василий сказал: “Сущность обвинений мне понятна. Не могу признать своей вины в том, что преследовал корыстные цели — для себя ни копейки не брал. Виновен в неправильном расходовании средств и нанесении ущерба государству, но без злого умысла. По второму пункту (дискредитация партии и правительства. — Авт.) вину не признаю”.

Пункт 1. Злоупотребления

Должность командующего ВВС Московского округа Василий Сталин занимал с 1948 г. Именно на этот период и приходится основная масса злоупотреблений, в которых его потом обвинили. Приведем выдержки из протоколов допроса Василия Сталина во время следствия и суда.

Вопрос: Как вы оцениваете свою работу в качестве командующего округом? Достаточно ли вы занимались вопросами боевой подготовки?

Сталин: Трудно ответить на этот вопрос. Конечно, можно было сделать больше, но зла округу я не желал. ... Да, я плохо руководил округом.

Генералу Сталину некогда было упражняться в воинском искусстве, поскольку в это время он всерьез взялся за развитие спорта. В начале 50-х годов, к примеру, на территории парка культуры в Ленинградском районе Москвы по приказу Василия было начато строительство большого спортивного центра. Правда, по смете возведение спортивного сооружения проходило как “сборка металлоконструкций ангара”.

Вопрос: Значит, вы обманывали министра обороны?

Сталин: Нет, я никого не хотел обманывать, но иначе получить средства для строительства было нельзя. В данном случае я признаю, что нарушил финансовую дисциплину.

Этой стройке, как и многим другим строительным начинаниям Василия Сталина, не суждено было завершиться. В 1952 г. ее законсервировали. Ущерб государству тогда составил 5 млн. руб. (Зарплата одного рабочего-передовика в то время была около 600—700 руб. — Авт.).

Не сразу увидел свет и водный бассейн, который в 1951 г. Василий начал строить на территории... Центрального аэродрома. И тоже вместо ангара.

Вопрос: ...Но зачем же надо было разрушать авиаобъекты?

Сталин: К этому времени Центральный аэродром был закрыт, поэтому я не считал, что наношу ущерб интересам дела. Безусловно, требовалось соответствующее разрешение министра обороны о ликвидации этих сооружений. ...Если подходить к вопросу с точки зрения того, имел ли я разрешение на это, то я формально не имел права этого делать.

Вопрос: Какой необходимостью вызывалось сооружение бассейна?

Сталин: Необходимости строить водный бассейн для военнослужащих ВВС МВО, безусловно, не было. Оно было начато без разрешения военного министерства. Для окончания сооружения бассейна необходимо было затратить еще 4 млн. руб., а такими средствами ВВС МВО не располагало, поэтому строительство бассейна было “законсервировано”. Однако я считаю необходимым пояснить, что, приступая к строительству бассейна, я исходил из того, что в Москве нет ни одного 50-метрового водного бассейна для проведения Олимпийских соревнований.

Вопрос: Явно неубедительное объяснение. Какое отношение имели ВВС к спортивным сооружениям?

Сталин: Бесспорно, я занимался не своим делом, и никто, конечно, мне не поручал строить водный бассейн. Одной из побудительных причин к этому явилась мастер спорта по плаванию моя сожительница Васильева Капитолина.

* * *

Всего за 2 года в ВВС МВО были сформированы команды мастеров почти по всем видам спорта: конноспортивная, хоккейная, мотоциклетная, конькобежно-велосипедная, баскетбольная и пр. В них числилось более 300 человек, годовое содержание которых обходилось в 5 млн. руб.

Вопрос: Эти спортивные команды состояли из военнослужащих?

Сталин: Нет. Военнослужащих ВВС в этих командах не было. Они комплектовались спортсменами-профессионалами и мастерами спорта, которые по моему указанию различными способами переманивались из других спортивных коллективов.

Вопрос: Какое же отношение имели эти спортивные команды к повышению боевой и физической подготовки личного состава ВВС МВО?

Сталин: Никакого. По моим распоряжениям члены спортивных команд ВВС МВО зачислялись в кадры ВВС, им присваивались офицерские звания и выплачивалась зарплата. ...Ясно, что мои действия ослабляли другие столичные спортивные коллективы, так как из них переманивались в команды ВВС МВО лучшие спортсмены.

К спортсменам Василий действительно был щедр — раздавал им квартиры, премировал, устраивал для них грандиозные банкеты. И это его качество приписывают ему в добродетели. Однако при этом замалчивают о другой стороне медали — все это меценатство происходило в ущерб авиации.

Вот цифры для сравнения. Премии из рук Василия Сталина получили 307 спортсменов и только 55 летчиков. На один только банкет в “Астории”, устроенный Сталиным для спортсменов в 1951 г., было потрачено 27 тыс. руб. По документам же значилось, что деньги эти пошли “на обеспечение летно-технического состава, участвовавшего в парадах”.

Печальный результат — 1 мая 1952 г. во время парада на Красной площади, которым командовал Василий Сталин, разбился самолет. Расследование показало, что виноват пилот. Но по большому счету трагедия случилась по вине командующего.

* * *

Строительство и обслуживание дачи Василия Сталина тоже шло за счет государства. На сооружение мощной водокачки было затрачено 500 тыс. руб., на баню, оранжерею, конюшню — 300 тыс. руб., на компрессорную холодильную установку, обустройство фруктового сада, устройство личной АТС (телефонные аппараты были установлены не только в жилых комнатах, но и в коридорах, ванной, бане, скотном дворе, в уборных) — 500 тыс. руб.

Кстати, тут и самолетам дело нашлось — на них в Москву из Мичуринска доставлялись плодово-ягодные деревья.

Судья: Известно, что содержание вашей дачи обошлось государству в 2 миллиона рублей. Как вы не могли понять, что все это переходит границы?

Сталин: Да, вы правы. Здесь чувство меры было мною потеряно.

Судья: Какую зарплату вы получали?

Сталин: Я получал, кажется, 5 тыс. руб. Из них 2 тысячи платил жене. Дети от первой жены жили все время со мной. У меня вообще денег не было.

Судья: Сколько квартир вы имели?

Сталин: Я имел все время одну квартиру.

Судья: Вы имеете в виду свой особняк на Гоголевском бульваре?

Сталин: Вообще говоря, это не особняк. Там всего 3 жилые комнаты, а помещение внизу используется как бильярдная.

Вопрос: У вас была машина?

Сталин: Да. Для покупки “Паккарда” я специально посылал в Германию своего адъютанта Дагаева... Дагаев и начальник отделения физической подготовки ВВС МВО Соколов не раз выезжали в Германию, где закупали для ВВС МВО специальный инвентарь на большие суммы. Наряду с этим Дагаев и Соколов выполняли некоторые мои личные поручения.

Вопрос: Какие именно поручения?

Сталин: Дагаев и Соколов приобретали для меня в Германии предметы домашнего обихода, счет которым я потерял. Об этом могут сказать мои жены — Васильева и Тимошенко, которые распоряжались этими ценностями. Васильева, например, после размолвки со мной увезла от меня двенадцать чемоданов различных вещей. Не отставала от нее и другая моя бывшая жена — Тимошенко Екатерина, которая, уезжая от меня в апреле 1953 г., также вывезла большое количество ценностей и другого имущества...

Пункт 2. Антисоветчина

Описание злоупотреблений занимают большую часть уголовного дела Василия Сталина. Но на них, даже при таком размахе, безусловно, закрыли бы глаза — за это в те времена высших офицеров вызывали разве что на партсобрания. “Под колпак” же Василий попал только потому, что после смерти Иосифа Сталина стал слишком опасен для кремлевских обитателей.

Василий был уверен, что его отца отравили, и намеревался рассказать об этом всему миру, в первую очередь иностранным журналистам. Правда, эти мысли он высказывал не так чтобы всерьез, а просто в кругу друзей. Но друзей у него тогда уже не было. Вокруг были только стукачи. Телефон его постоянно прослушивался, каждый шаг отслеживался.

Сталина вызвали к министру обороны Булганину и предложили уехать из Москвы — командовать одним из округов. Но Василий ответил отказом, да еще потом кому-то ляпнул, что “Булганина убить мало”. Эту его фразу расценили как “террористический выпад в адрес одного из руководителей СССР”, и Сталина арестовали. Это случилось 28 апреля 1953 г.

Суд был скорым. Сталина обвинили в клеветнических заявлениях, направленных на дискредитацию руководителей партии, в измене Родине и растрате государственных денег.

Из восьми лет, “отпущенных” по приговору, Василий отсидел шесть — сначала в Лефортовской тюрьме, потом в одной из колоний Владимирской области. За эти годы он заметно сдал. В 1959 г. Хрущеву пришла срочная депеша: мол, есть опаска, что Флигер (такую кличку дали Василию Сталину кагэбэшники. — Авт.) может отдать концы в колонии, а это вызовет нежелательный политический резонанс.

В январе 1960 г. Сталина спешно освободили. Никита Сергеевич лично пригласил Василия на прием. Ему вернули генеральское звание, все награды, пенсию. Предоставили квартиру на Фрунзенской набережной.

Однако Василий не отказался от своих намерений — рассказать правду о смерти отца. В документах говорится, что 9 апреля 1960 г. он “посетил посольство КНР”, где оставил “заявление провокационного характера”. Уже 16 апреля Сталин был вновь взят под стражу и помещен в Лефортовскую тюрьму. А через год Хрущеву пришла очередная “совсекретная” депеша.

“28 апреля 1961 года подлежит освобождению из тюрьмы в связи с отбытием срока наказания Сталин В.И.

За период пребывания в местах заключения Сталин не исправился, ведет себя вызывающе, злобно, требует для себя особых привилегий, которыми он пользовался при жизни отца. На предложение выехать после освобождения из тюрьмы на постоянное место жительства в города Казань или Куйбышев Сталин заявил, что добровольно из Москвы он никуда не поедет. На предложение о смене фамилии он также категорически отказался и заявил, что если ему не будут созданы соответствующие условия (дача, квартира, пенсия и т.д.), то он “молчать не будет”... При этом он высказал мысль о том, что, возможно, снова обратится в китайское посольство с просьбой отправить его в Китай, где он будет лечиться и работать.

Прокуратура СССР и Комитет госбезопасности убеждены, что В.И.Сталин, выйдя на свободу, будет снова вести по-прежнему неправильно.

В связи с этим считаем целесообразным... направить В.И.Сталина после отбытия наказания в ссылку сроком на 5 лет в г. Казань (в этот город запрещен въезд иностранцам). В случае самовольного выезда из указанного места он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Генеральный Прокурор Союза ССР Р.Руденко, Председатель Комитета госбезопасности А.Шелепин. 7 апреля 1961 года”.

Это, безусловно, была расправа. То, что хотел рассказать Василий Иосифович о смерти своего отца и о других кремлевских интригах, он так и унес с собой в могилу. 28 апреля 1961 г. Сталин был выслан в Казань, где вскоре и умер в возрасте 41 года.

В бумагах местного отдела КГБ есть справка: “Расходы на похороны Флигера составили 426 рублей 05 копеек”.




Партнеры