Без права на ляп

10 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 148

Хорошо, сидя на диване, поносить участвующих в телеиграх сограждан. “Где только берут таких тупых, а еще доктор наук”. Проверить собственную тупость корреспондент “МК” отправился на возрождающуюся на REN TV игру “Народ против”.

Договор дороже денег

Прийти на телевидение играть на деньги — это не лить слезы в “Моей семье”. Где деньги, там и права с обязанностями. Участие в любой телеигре начинается с договора. Основное его положение: игрок письменно клянется не посещать телеигры в течение года. Вот и первое разочарование: доить телевидение позволяет себя дозированно.

Фейс-контроль

Второй этап — грим. Гример придирчиво оценит ваше лицо на предмет окраски. Попытки самовыражения вроде фиолетовых теней в сочетании с розовой блузой рубят на корню. В идеале — приезжать на телеигры с девственно чистым лицом. Основной атрибут телегрима — антибликовое покрытие. Это касается и мужчин. Даже если мужчина считает любое вмешательство в свою бесподобную внешность делом, недостойным настоящего мужика, придется стерпеть пудру, а иногда и румяна. Гримируется и отполированная годами лысина.

Подушку — в студию!

Студия показалась огромной. Вдалеке — ведущий и огни. “Видишь вон ту мокрую тряпочку? — спрашивает редактор. — Наступаешь на нее, потом выбегаешь в коридор, быстрым шагом доходишь до кресла и садишься на него в три приема: нога, рука, попа. Я тебя подтолкну”. Только села в кресло, свыше раздался голос: “Дайте подушку”. Окончательно потеряв лицо, сползаю с кресла, принимаю подушку. “Это рабочий момент. Многим кладут подушку”, — поняв мое состояние, шепчет ассистент. “Семья-то у вас большая?” — спрашивает ведущий. “Большая, — эхом отзываюсь я. — У меня есть муж и ребенок”. — “Один?” — “Один, — и, чтобы вновь не повторять слова ведущего, высказываюсь: — Двоих иметь рискованно: в мире неспокойно, а особенно в России”. “Стоп, — прерывает голос мою общественно-политическую тематику. — Заново”. Всего было пять дублей. Но, на мое счастье, игра так и не началась. В работе сделали перерыв, и я смогла прийти в себя. ...Ведущий новой версии программы — актер Театра Станиславского Александр Милосердов — пил чай. На телевидении он появлялся в нескольких сериалах и в рекламе. Говорят, что на роль ведущего телеигры претендовали даже политики. Интересная форма службы народу.

Спрайтер в подсознании

После перерыва сразу приступаем к вопросам. Главная опасность этой игры — не ляпнуть. Нужно выдать правильный ответ без вариантов и за ограниченное время. Было обидно, когда ответы на простейшие вопросы подло утекали куда-то в глубины подсознания. Например: “Как называют бегуна на длинные дистанции?” Вместо “стайера” в голове крутился какой-то “спрайтер”. К пятому, решающему раунду (после него в карман игрока переходят несгораемые 50 тысяч) я подошла без единой подсказки. Деньги уже стоят перед глазами в виде турпоездки. Отдых на островах закончился через мгновение после этого. На первый же вопрос пятого раунда: “Где появились первые автобусы?” — я выдала неправильный ответ. Но это был еще не конец. Меня ждала гонг-игра, или проверка на жадность: “компьютер” называет все увеличивающиеся суммы, а игрок нажимает на одной из них на кнопку. Если гонг прозвучал до нажатия — все денежки тю-тю. Для себя я решила, что мой приход на телеигру стоит не меньше 10 тысяч. С суммы 900 “компьютер” перескочил сразу на 12.207 рублей, я и нажала кнопку. Шоу наконец закончилось.

Обошлось без слесаря

Очнулась я в комнате, где подписывала договор. “Давайте вашу сберкнижку”, — звучал над ухом настойчивый голос. И другой, мягче: “А вы идите на третий этаж, водочки выпейте”. Я поняла, что попала в теплые объятия коллег по игре. “Ой, — подхватили другие. — Хорошо, что здесь одна играешь. На “Слабом звене” меня после кастинга какой-то слесарь из Балашихи как зажмет в углу: “Ты что пришла сюда — играть или деньги зарабатывать?” Я с радостью поделилась на этот счет своими соображениями, а дорогой уже обдумывала планы участия в других телеиграх.



Партнеры