Премьер и королева чуть не присоединились к “неприкасаемым”

11 апреля 2003 в 00:00, просмотров: 140

Гарик Сукачев и его “Неприкасаемые” презентовали “Поэтику” — новый альбом и концертную программу. Послушать и посмотреть на это стеклись прямо-таки лучшие люди города, если не сказать — страны. Сливки общества всех степеней жирности придали двум концертам в ГКЗ “Россия” статус безусловно главного музыкального события недели. Среди любопытствующих затесалась и “ЗД”.

Гарик-03

В начале 90-х Гарик Сукачев распустил “Бригаду С”, с которой проделал нелегкий путь от маргинальной полуподпольности рок-лабораторных хеппенингов до общепризнанной рок-звезды, и решил набрать группу, участники которой приходили бы на концерты, как на факультативные занятия — типа отдохнуть от основной рок-карьеры, расслабиться, побренчать то-се, что на душу ляжет и кайфом в сердце отзовется... Проект получил название “Неприкасаемые”, взял курс на джаз, фолк и авторскую песню, выпустил уже семь студийных альбомов, приобрел статус неприкасаемо-непререкаемого культа... Теперь музыканты, по признанию самого Сукачева, не очень понимают, куда (и зачем) двигаться дальше.

Можно также сказать, что “Неприкасаемые” находятся далеко не в лучшей форме. Смерть Анатолия Крупнова (“Черный Обелиск”), который играл в группе на бас-гитаре, и отставка гитариста Сергея Воронова (“Crossroads”) явно ослабили коллектив, и репутация супергруппы осталась в прошлом. Теперь это — просто команда Гарика Сукачева. Не больше. Но и не меньше, ибо харизмы и опыта бывшего лидера “Бригады С” хватит еще на много групп.

Новая пластинка “Поэтика” сделала бы честь кому угодно, но в сравнении с остальной дискографией группы выглядит средненько. Нежные романсы, стихи Юрия Визбора, старые московские песни, новые сочинения и фирменная сукачевская подача образуют весьма вкусную смесь, несмотря на то, что этим блюдом группа не раз кормила своих поклонников. Однако искренность, с которой поет Гарик, искупает любые повторы. Каждая строчка и аккорд просто кричат о том, что Сукачеву очень хотелось спеть про гибель “Курска”, а не просто “взять в оборот” горячую тему. Также искренне звучит и лирика, которая вполне уместна для распевания в подъездах, дворах и подворотнях. На концерте же в солидном зале при стечении солидной публики все это зазвучало, как ни странно, еще громче, острее и искреннее.

Как это выглядело

У дизайнеров сцены это называется “черный кабинет”, то есть черные шторы — как главный элемент декорации. Мрачный минимализм дополнял круглый экран, на котором крутилась опять же черно-белая хроника и крупные планы Гарика. На сцене 12 человек, много разных стоек и мониторов, совсем немного свободного пространства. Благо не было надобности в традиционном для ГКЗшных шоу-балете “Тодес”. В зале свободны примерно десять процентов мест, что можно считать неплохим показателем. Динамики по ходу действа было немного. Гарик лишь пару раз встал со стула и снял пиджак. Однако назвать эти концерты вялыми язык ни у кого не повернется. Магнетика гариковских звуков и слов были динамичнее любых телодвижений.

Минусы

Вообще-то дороговато. Поэтому публика была куда взрослее, чем хотелось бы. Музыка предлагалась, конечно, тоже не подростковая, однако к деятельности Гарика и Ко по-прежнему проявляют интерес студенты, которые остались за бортом праздника.

Плюсы

По сложившейся традиции на сцене ГКЗ принято возводить помпезно-несуразные декорации в духе актуальной столичной архитектуры. Музыканты с их инструментами считаются объектами малопривлекательными и постоянно куда-то прячутся. Но вдруг вместо сценической лужковщины на сцене остались лишь люди с инструментами, и выяснилось, что правильно подсвеченные микрофоны со стойками красиво блестят и дают загадочные тени, а человек с гитарой на стуле запросто может быть главным героем действа без помощи дыма и лазерного шоу. Гармония формы и содержания.

Музыкальная часть действа тоже отличалась хорошим вкусом. Можно сказать, что это был рок с чувством собственного достоинства — без беготни по сцене и прыжков в зал. Можно назвать “Поэтику” концертом барда, но без потешного блеянья под гитару, характерного для какого-нибудь Грушинского фестиваля. Термин “блатняк”, наверное, также годится для характеристики всего того, что играли “Неприкасаемые”, однако блатняк Гарика вместо традиционной для этого жанра плебейской хрипотцы “типа откинувшихся урок” гораздо ближе благородной эстетике звериных интонаций в духе Тома Уэйтса с почти “дорзовскими” клавишными. Барабанщик с басистом не просто подыгрывали солисту, а прямо-таки сотрясали пространство, скрипки звучали непривычно резко и грубо, фронтмен то и дело переходил на крик. Иными словами, очень страстный и, по меркам зала, абсолютно некомфортный звук. Хотя настоящая страсть с комфортом не имеет ничего общего.

Фраза вечеринки

Подслушанный диалог двух упитанных дядек лет сорока, направляющихся в партер.

— Че, на искусство потянуло?

— Не, лишние четыре куска завалялись. (Хохот остряков мог бы заглушить барабанную установку.)

Замечены в любви к року
(светская хроника “Поэтики”)

Впрочем, наплыв “бедных студентов” мог серьезно подпортить (особенно на последнем концерте в среду) породистость экстерьера той публики, которая придала рок-гулянию поистине государственный масштаб. Страстными поклонниками нонконформиста Гарика Сукачева совершенно неожиданно оказались напыщенно-лоснящиеся “хозяева жизни” из рубрик, страшно далеких от рок-н-ролльного угара типа: “битвы олигархов”, “на совещании в Кремле присутствовали...”, “правительство постановило” и пр. Мог ли предвидеть такое Гарик, выползая когда-то со своей “Бригадой С” из душных подвалов рок-подполья?.. Организаторы действа с замирающим в зобу придыханием шептали “о всей бизнес- и политической элите”, намеревавшейся развеять “Поэтикой” тяжесть своих ежедневных забот о судьбах отечества и народа. Несчастных информационных спонсоров концертов неожиданно урезали на целых четыре билета, которые в пожарном порядке понадобились “Михал Михалычу”. Михал Михалыч (Касьянов), премьер-министр нашего, стало быть, правительства и королева-мать нашей эстрады Алла Пугачева чуть не оказались главными кульминационными персонажами светской хроники на премьере “Поэтики”, в широком диапазоне между которыми уместился практически весь спектр высшего света страны.

Премьер Касьянов мог восседать на 16-м ряду партера с невозмутимым, как всегда, и почти торжественным видом. Но в итоге прислал вместо себя жену. Разделила бы его душа и сознание бурю страстей “Поэтики”, осталось тайной, но известно, что к рок-н-роллу Михал Михалыч действительно неравнодушен. Он, можно сказать, всю жизнь экономил на завтраках, чтобы пару лет назад наконец пригласить на приватную новогоднюю вечеринку к себе на дачу “Машину Времени” за 150, как поговаривают, тысяч баксов. Чуть меньше досталось в тот вечер “Мумий Троллю” и “Премьер-Министру” — одним за модность, другим, видимо, за прикольное название. Зато потом “Мумий Тролль” как музыкальное лицо России сопровождал главу правительства в ЮАР на знаменитый Саммит земли...

Что до Аллы Борисовны, то ей предстояло сильно оживить действо своим присутствием: подпевать, прихлопывать, кокетливо улыбаться и махать ручкой с излюбленного VIP-балкончика, откуда обычно подбадривает своим присутствием отдельных избранных коллег и всегда своего “влюбленного и безумно одинокого” муженька. Но примадонна, к сожалению, приболела и вместо себя прислала роскошный букет цветов. Ее появление на Сукачеве для некоторых могло бы выглядеть немотивированным и выбивающимся из формата, но лишь для тех, кто не видит за маской поп-королевы сугубой рокерской сущности. Сама же Пугачева о ней никогда не забывает и время от времени игриво напоминает. То с Петкуном в квасном сусле искупается, то того же Гарика привлечет на подпевки в одном из самых своих органичных и удачных дуэтов “Мал-помалу”. Когда-то она ездила в тур по еще не объединенной ФРГ вместе с рок-певцом Удо Линденбергом и выдавала там такие вокализы под гитарный лязг и барабанную дробь, что Дженис Джоплин у себя на небесах колбасилась, колотилась и тряслась. Еще Примадонна была замечена в страстном клубном джеме с “Красными Элвисами”, а также на балконе Горбушки, когда в дуэте с Явлинским выбрасывала козу на концерте “Тайм-Аута”... На собственных концертах тоже — нет-нет да и забудется вдруг в блюзовом импровизе и частенько в приватной печали причитает, что, если б не обязанности всенародной звезды, то давно бы выстригла ирокез на голове.




Партнеры